Последний мир

 

 

Пролог

         Неужели они? Сонна всмотрелась в плывущий от жары горизонт и увидела несколько черных точек. Быть может, подводят уставшие от бессонной ночи глаза, а может, и впрямь – они... Или... Кто бы это ни был, надо уходить. Быстрей.  

         Ночью она спала лишь несколько часов. Больше не могла, да и не хотелось. Даже уйдя на два дневных перехода от города, Сонна не чувствовала себя в безопасности. Впрочем, она никогда ее не знала. "Но этому придет конец. Да, придет. Я буду свободна, - думала Сонна, с трудом переставляя гудящие от усталости ноги, - буду. Или умру. Нет – буду!"  

         Она знала: кроки способны идти по запаху сколь угодно долго, они безжалостны и, если они догонят... Да, быть может, высшие позволят ей прожить еще пару недель, пока она не родит, а потом... Нет, лучше умереть здесь, под палящим солнцем, чем стать одной из тысяч этих несчастных, полубезумных женщин, работающих с утра до ночи, и отдающих своих первенцев высшим. Сонна не раз видела, как гатрены убивали новорожденных младенцев, виноватых лишь в том, что не были первенцами, и зачаты не ими - и решила, что лучше умрет, чем увидит смерть своего ребенка. У Сонны был первенец, его бы не убили, но разве то, что с ними делают потом – не страшно? Разве такую жизнь она желает своему сыну?

         А он пинался внутри, будто чувствуя и предупреждая. И Сонна ласково гладила живот: потерпи, малыш, еще немного, мы уйдем от них подальше, и тогда... Что будет тогда, она не знала, не знала, как станет жить в этих диких местах, но и не думала об этом. И Крис – она решила назвать его так, и знала, что внутри мальчик – на время успокаивался. Он верил ей, чувствовал, что чувствует она. И терпеливо ждал.

Серые, с красноватыми прожилками облака волокли за собой тусклое истощенное солнце, и тени лениво отворачивались от него, прячась за серыми камнями. Неведомое прежде чувство, какой-то инстинкт вел Сонну через пустоши, и каждый день она без труда находила то озерцо, то ручеек и вдоволь пила. Ей везло. На третий день Равнина Красных Камней осталась позади, как и говорили, она простиралась на несколько дневных переходов. Еще она слышала, что Высшие специально создали ее, ограждая город от чужаков, и выжгли все живое на многие дни пути. Сонна не знала, правда ли это, но своими глазами видела озера расплавленного, оплывшего песка и красные камни – острые, опасные. Наступив на такой, можно запросто лишиться пальцев... Лишь гатрены знают дорогу. Но и она прошла. Прошла, чтобы попасть в точно такие же пустоши, без красных камней, зато с пожухлой травой и корявыми чахлыми деревьями, почти не дававшими тени. Зато было много огромных, обветренных валунов, в тени которых можно отдохнуть от знойного солнца и спрятаться от человека. Но не от кроков...  

         Бежать туда, откуда ее привели в город, Сонна не могла - она просто ничего не помнила. Маленькой девочкой ее пригнали в город гатрены, и все, что было с ней до того, теперь казалось странной сказкой, в которой были папа и мама, чудные теплые звери и молоко, вкус которого она не помнила, но точно знала, что оно было очень вкусным...

         Беременность помогла ей бежать. За беременными не так жестко присматривали, им многое дозволялось в городе, и Сонна решилась. Одна. Без союзников, не зная ни города, ни территорий вокруг него, имея лишь отложенный запас сухарей и безумную тягу к свободе. И тайну - случайно услышанный разговор гатрена с Высшим. Тайну, которая помогла ей вырваться из магического круга...

         Передохнув в тени нагретого солнцем валуна, Сонна двинулась дальше, и остановилась на самом краю обрыва. Землю пересекала трещина. Огромная и широкая, она змеилась до самого горизонта, а ее пыльные осыпавшиеся края сливались с ландшафтом. Что же делать? Сонна не видела погони, но знала: ее исчезновение не прошло незамеченным, а высшие ревностно относятся к тайнам города. Никому еще не удавалось бежать, и за ней наверняка пошлют погоню. То, что она не видит погони, не значит, что ее нет.

         Перепрыгнуть не получится. Даже не будь у нее живота, преодолеть трещину прыжком она бы вряд ли смогла. Ее даже кроки не перепрыгнут! Надо искать обход, но куда идти: направо или налево? Сонна вертела головой, но и с той и с другой стороны простирался совершенно одинаковый пейзаж. Не все ли равно, куда идти, мелькнуло в голове, лишь бы подальше от них... Но Сонна знала: она выбирает не сторону, а жизнь или смерть.

         Выбрать помог Крис. Ребенок настойчиво замолотил в левый бок, и Сонна повернула налево.

         Солнце клонилось к закату, а Сонна шла вдоль трещины, пока не увидела мост. Не веря глазам, она подбежала ближе. Два края трещины соединял упавший или переброшенный кем-то узкий столб. Сонна нагнулась и потрогала столб рукой. Теплый шершавый материал казался очень прочным, но в некоторых местах он выкрошился, открывая глазам черные изогнутые нити внутри себя. Какой он все-таки узкий! Сонна посмотрела вниз. В наступивших сумерках дна трещины было не разглядеть, но женщине казалось, что она слышит оттуда какие-то хлюпающие звуки.   

         Сомнений не осталось. Она должна перейти на ту сторону, должна! Сонна осторожно ступила на столб. Сделала шаг. Мост держал. Вздохнув полной грудью, она шагнула еще. И еще. Вниз не смотреть! Хорошо, что столб светлее, чем жуткая тьма провала. Она расставила руки. Ничего, какой-то десяток шагов...  

         - Вот она! – громкий крик нарушил ее равновесие. Сонна покачнулась, нога поехала, но женщина успела подогнуть колени и упасть на столб животом, и тот вздрогнул, заметно сдвинувшись с места. Тело пронзила боль, Сонна вскрикнула, но, вцепившись в мост еще сильнее, она поползла, подвывая от боли. Только бы он выдержал! Она не оглядывалась, зная, что увидит. Оставалась пара шагов...     

         Столб покачнулся, Сонна в ужасе схватилась за него и увидела, что тот едва держится на краю трещины. Едва дыша, Сонна подтягивалась ближе и, наконец, сползла со столба на землю. И только тогда обернулась. Гатрены догнали ее. Кроков с ними не было – но какая разница? Они тоже не люди, только похожи на них... 

         Четверо покрытых татуировками светлокожих гиганта направлялись к мосту. Вооруженные длинными посохами, они шли спокойно, уверенные, что беглянке не уйти. 

         Сонна огляделась: позади такие же пустоши, не спрятаться. Ночь наступает, но не так быстро, и темнота не поможет. Она посмотрела на мост и, превозмогая желание бежать, шагнула навстречу преследователям. И со всех сил ударила ногой по столбу. Мост покачнулся. Сонна ударила еще. Каждый удар отзывался болью в животе, но она терпела. Сухой грунт осыпался, и столб стал медленно съезжать вниз.   

         Почуяв неладное, гатрены бросились к рукотворному мосту. Едва один ступил на край, Сонна подпрыгнула на столбе обеими ногами, и он медленно поехал в бездну. Гатрен успел отпрыгнуть назад, а Сонна упала на спину. Моста больше не было.

         - Вернись, низшая! – подняв руку, угрожающе произнес один из них. – Вернись – или умрешь.

         - Я не вернусь! – поднимаясь, произнесла Сонна. - А вы... достаньте меня... если сможете!  

         Превозмогая боль в животе, она рассмеялась:

         - Нет, не я - вы сдохнете! Высшие убьют вас за меня!

Она хохотала над ними, пока все четверо не повернулись и не ушли, скрывшись в наступающей тьме. На небе выступили звезды, и Сонна решила идти к одной из них – самой яркой.  

         Ночь тянулась бесконечно долго. Найдя полянку с редкой и жесткой травой, Сонна свернулась на ней клубком, но заснуть не могла. Было холодно, и хотелось есть. Скорей бы найти людей! Ведь они есть, должны быть где-то здесь, иначе, где гатрены берут новых пленников?   

         Крис тоже не спал. Первенец настойчиво колотил в живот, желая выбраться наружу и жить – но было еще слишком рано. Нельзя. Не сейчас... Стиснув зубы, она терпела, а потом, чтобы хоть чем-то заняться, размотала самодельные сапоги из перевязанных веревками тряпок и заново смотала их. Ногам стало как будто легче.

         Утром, пройдя совсем немного на юг, Сонна увидела темную кромку у самого горизонта. Лес? Далеко, трудно разобрать, но, кажется, это лес! Открытие прибавило сил, и она зашагала быстрее, к тому же усилившийся ветер настойчиво подгонял ее в спину.

         Остановившись передохнуть, Сонна оглянулась и обомлела: за спиной клубились жуткие тучи. Черные, с желтизной, они настигали беглянку, уже закрывая полнеба. Поднявшийся ветер задувал порывами и так, что женщина едва держалась на ногах. Жуткий шелестящий звук вспорол тишину, и Сонна увидела, как в землю врезалась молния. Заметно потемнело. Тучи уже обогнали ее и, подняв голову, Сонна увидела, как они крутятся по спирали, и молнии гуляют по ее краям.     

         Спотыкаясь, она побежала вперед. До леса не успеть, но может быть, найдется хоть какое укрытие? В воздух взлетели кусочки травы и веточки, а следующая молния ударила так близко, что Сонна едва не ослепла. Ветер усиливался. Сердце вихря приближалось к ней с быстротой птицы. Стало совсем черно. При вспышке молнии Сонна увидела какие-то камни, и побежала к укрытию, но налетевший вихрь сбил с ног. Женщина покатилась, крича и цепляясь за землю, но вихрь, словно живое существо, тащил ее куда-то. Ногам вдруг стало тепло и мокро, она поняла – время пришло... Ребенок желал выйти наружу, он бился внутри так сильно, что она не могла терпеть. В рот и ноздри забился песок, Сонна обессилела и уже не боролась, как вдруг чьи-то руки схватили ее и втащили под землю. 

         - Смотри, да она, кажись, рожает! – крикнул кто-то.

         - Вижу, - ответил сильный властный бас. – Эй, огня сюда... и воду!

         - Назовите его... Крис... - успела сказать Сонна, и глаза ее закрылись.

 

 

Роман в работе.

Главы будут выкладываться по мере написания...