Странный сон или как стать большим

 

Глава первая, в которой празднуется день рождения Кузьмы

 

         Это был прекрасный день рождения.

         Утром, едва Кузьма встал, папа взял фломастер, прислонил сына к стене и торжественно провел маленькую черную линию над его головой. 

- А ты растешь! - весело сказал он.

         Кузьма вяло слушал поздравления и не смотрел на праздничный торт. Подумаешь, торт! Съел - и нет его. Интересно, что в той большой красочной коробке, что принес папа?

- Ух, ты! - крикнул Кузьма, когда коробку открыли и вытащили огромного робота, красно-черного, в блестящем серебристом шлеме. Кузьма даже подпрыгнул от радости. Да это же трансформер! Какие ноги: с потайными колесами! А к рукам прикрепляются ракеты! А за сдвигающимся забралом шлема - суровое лицо настоящего бойца!

- Нравится? - спросил папа. Мама и старшая сестра, улыбаясь, смотрели на мальчика.

- Ура! Классный робот!

         Кузьма гладил литые мускулы гиганта, сгибая упругие шарниры. Вот это кулаки! Вот это пушки!

- Он может трансформироваться, то есть превращаться, - подсказал папа. - В гоночную машину.

- Жалко, что не в танк, - сказал Кузьма. «Но все равно, - подумал он, - подарок, что надо! Такую войну устроить можно!»

         Кузьма схватил робота и побежал в свою комнату.

- А спасибо не сказал, - огорчилась мама.

- Ничего, - махнул рукой папа. - Обрадовался очень. Потом скажет.

 

 

Глава вторая,

 в которой Кузьма засыпает, а просыпается в весьма странном месте

 

- Кузенька, пора спать! - заглянула в комнату мама. - Ой, какой у тебя беспорядок! Снова война?

- Ага. Я потом уберу, - сказал Кузя. Играть он любил, а убираться не очень.

- Не потом, а сейчас! - строго сказал папа. - И почисти зубы!

         Кузьма недовольно вздохнул. Еще убирать эти старые игрушки, в них еще сестра играла... Они ненужные, их выбросить пора. Надоели. Не то, что новый робот! Кузьма поднял Трансформера и аккуратно положил на постель, остальные игрушки ногами затолкал под кровать.

- Убрался? - послышался папин голос.

- Да, - честно сказал Кузьма.

- Тогда спокойной ночи.

         Свет погас, дверь в детскую закрылась.

- Ты лучший, ты классный, - прошептал Кузя лежащему на одеяле роботу. - Стать бы мне, как ты: большим и сильным. Тран... Формироваться... Вот было бы здорово! 

         Кузьма снова погладил робота, закрыл глаза и заснул. Во сне было странно: Кузе казалось, что он уменьшается и, кружась со звездами, летит в пустоте.

Он проснулся – и ничего не понял. Где это я?

         Кузьма стоял на равнине. Над головой светило солнце... или не солнце? Под ногами - трава. Кажется, трава, хотя и странная... Вокруг простирался огромный мир, заполненный странными вещами, которым он не знал названия, но все они казались ему знакомыми. Как же все здесь странно: словно все это он видел во сне...  

- Привет! - сказал кто-то за спиной.

- Привет, - Кузьма обернулся.

         Перед ним стоял заяц и улыбался, покачивая длинными розовыми ушами.

- Где я? - спросил Кузя.

- Дома, Кузьма, где же еще? - удивился заяц. - Это наш прекрасный дом, в нем мы весело живем! 

- Мне кажется: это не мой дом, - оглядываясь вокруг, сказал Кузьма. Солнце было ярким, но каким-то маленьким, вдалеке виднелась снежная гора, а трава под ногами была жесткой и складывалась в огромные непонятные узоры.

- Свой дом Кузьма не узнает, наверно, он в норе живет, - засмеялся заяц. Кузьма пожал плечами и пошел, куда глядели глаза. И сразу увидел его.

         Взгляд Кузи натолкнулся на него, как машина на столб. Даже тряхнуло. Фигура огромного робота виднелась издалека, и луч солнца сиял на шлеме ярким, слепящим глаза, бликом.

- Кто это? - спросил Кузьма, обернувшись к зайцу. Ему стало не по себе. Так бывает: как бы и не страшно - а подходить не хочется.

- Это ОН, - шепотом сказал заяц, и зубы его мелко застучали. - Любимый Хозяином!

- Любимый? - переспросил Кузьма. От слова пахнуло теплом, и воздух на мгновенье стал сладким. - Каким хозяином?

- Нашим, Кузьма! Тем, кто нами играет!

- Нами... играет? - переспросил Кузя. Он ничего не понимал. Где я? Кто я?

- Конечно. Ведь мы - игрушки. Ты и я. Все в этом городе! – ответил заяц и ускакал. А Кузьма задумался. Значит, я – игрушка? Нет, не может быть. Я никакая не игрушка. Но кто же я тогда?  

 

Глава третья,

 в которой Кузьма узнает историю Бесколесой Тачки

 

         Кузьма пошел дальше и увидел большой зеленый грузовик с оранжевым кузовом. Колес у машины почему-то не было.

- Привет, Бесколесая Тачка! - весело крикнул Заяц, и Кузьма понял, что грузовик живой, хоть тот и не шевелился. Да и как бы он шевелился – без колес?

- Привет, Заяц, здорово, Кузьма! - сказал грузовик.

- Ты меня знаешь? - удивился Кузя, даже забыв поздороваться.

- Здесь все друг друга знают. 

         Кузьма удивился.

- А почему ты без колес? - спросил он.

- Это давняя история, - поведала Бесколесая Тачка. – Разве я тебе не рассказывала? Когда-то у меня были колеса, и мной часто играли. Для меня строили дороги из песка, а я возила веточки и камни. Знаешь, сколько всего влезало в мой кузов? - Бесколесая Тачка гордо оттопырила бампер, и Кузьма понял: очень много.

- И что потом? – спросил он.

- Потом Хозяин решил, что и он влезет. И мои колеса отвалились... 

- А разве их не приделать обратно? - спросил Кузя. 

- Они закатились куда-то, - сказала Тачка. - Хозяин не стал их искать, с тех пор я лежу здесь, и меня зовут Бесколесая Тачка. 

         История с грузовиком показалась Кузьме знакомой, словно он уже слышал все это. А может, и видел. 

         Странно Кузя себя чувствовал. Вроде бы дома, а вроде - и нет. Но тревога быстро исчезла, ведь Заяц и грузовик разговаривали с ним, как с другом. Вот только он их не помнил. И кто этот Хозяин? Ну, ничего, скоро он все узнает.  

 

 

Глава четвертая,

 в которой Кузьма видит Оранжевого Бегемота

 

         Обойти его было непросто. Огромный оранжевый бегемот разлегся на дороге и смотрел на Кузьму блестящими глазками-пуговками. Бегемот был велик и толст, но Кузя не испугался. В мире всегда найдется кто-то больше или меньше тебя.

- Кузьма! - громким и неожиданно писклявым голоском воскликнул бегемот. - Куда ты идешь?

- Не знаю, - сказал Кузьма. - Я тут... осматриваюсь.

- Кузя много позабыл: где и с кем он раньше был! - весело вмешался Заяц.

- Иди отсюда, лопоухий! Не с тобой разговариваю! - рассердился Кузьма. Заяц пошевелил ушами, отпрыгнул в сторону и ускакал.

- И чего ты разлегся на дороге? - сказал Кузя бегемоту. - Лег бы у стеночки, а то ни проехать, ни пройти!

- Я не виноват, - вздохнул бегемот. - У меня живот большой, а ножки короткие, до земли не достают, - и он пошевелил висящими на толстых боках культяпками. - Вот я ходить и не могу. Где положат, там и лежу.

         Кузьме стало неловко. Бегемот не виноват, не надо было его ругать. Но извиняться Кузьма не стал. Не любил он извиняться.

- А ты как сюда попал? - спросил Кузя.

- Когда-то меня подарили одному мальчику, - ответил Оранжевый Бегемот, - я очень нравился ему, и он любил колотить мною свою старшую сестру. Ведь я мягкий, мной можно колотить кого угодно без всякого вреда...

- И что дальше? - Кузьме показалось, что это он уже слышал. Или делал...

- Я порвался, - горестно признался бегемот. Он стыдливо наклонил голову, и Кузя заметил прореху на его животе. - И Хозяин больше не захотел со мной играть.

- А почему он тебя не зашил?

- Не знаю. Он Хозяин, он делает, как ему хочется. 

- Ну, ладно, пошел я, - сказал Кузя бегемоту. – Скучно мне на одном месте стоять. А ты лежи, отдыхай.

- Устал я лежать! - едва не плача, крикнул бегемот. - Мне побегать бы! Да как?

         Он горько вздохнул, и Кузя поскорее пошел дальше, чтобы не загрустить и не испортить себе настроение.

 

 

Глава пятая,

 в которой Кузьма встречает Оловянного Матроса

 

         Обойдя Бегемота, Кузьма увидел город. Странный город. Кузе казалось: он знал в этом городе все - и все же видел его впервые! 

         Кузьма вошел в ворота и замер: как же много народа! Множество игрушек сидели, стояли и гуляли по широкой улице.

         А там что за шум? Кузьма повернулся и увидел оловянного матроса в бескозырке и с ружьем, с трудом отбивавшегося от дюжины зеленых гоблинов.

- Бей его! - хохотали гоблины. - Вали железяку!

- Не возьмете, обезьяны зеленые! - не сдавался матрос. - Ах, вот вы как! Семеро на одного?!

         Матрос был один, а гоблинов много, но никто не вступался за моряка. И Кузьма тоже. Вдруг и меня поколотят? И вообще: может, он первый начал?

         А гоблины повалили матроса, весело попрыгали на нем, не давая встать, а потом убежали, хохоча и размахивая саблями.

         Суровое лицо матроса, винтовка и пулеметные ленты на груди понравились Кузьме, и он помог моряку подняться.

- Спасибо, Кузьма, - сказал Оловянный Матрос. - Ничего, победа будет за нами!

- Их вон сколько! - с сомнением сказал Кузя. - А ты один.

- Однажды я сражался с толпой индейцев, - гордо произнес матрос. - Долго отстреливался, а когда кончились патроны, пошел в атаку. 

- И что? - с интересом спросил Кузьма.

- Эта мелкота не могла сдвинуть меня с места!

- А потом что было?

- Потом прибежала собака и наступила на нас... Но думаю: я все равно бы победил!

- Почему?

- Потому что я тверже, чем они, - ответил матрос. - Тот, кто тверже, всегда побеждает!

         "Пожалуй, матрос прав, - подумал Кузя. - Ведь он оловянный, а металл – он твердый". 

- А почему они напали? - спросил он. – Наверно, ты обзывался?   

- Вовсе нет. Им бы только подраться! - ответил матрос. - Они безобразничают, потому что их все боятся, а я не боюсь!

- И я не боюсь, - сказал Кузя не слишком громко - ведь гоблины еще недалеко ушли.

- А ты из чего сделан, Кузьма? - спросил храбрый матрос, и Кузя замялся. Он не знал, что ответить, и в задумчивости разглядывал себя. Руки как руки, ноги как ноги. А из чего сделан? 

- Не знаю, - нехотя признался Кузьма. Он испугался, что из-за этого храбрый матрос не станет дружить с ним.

- Ничего, - по-дружески произнес матрос. - Когда-нибудь ты узнаешь!