Пари

 

- Двенадцать лет работаю, а такого не слышал! - сказал, отсмеявшись, мент. - Ну, ты хохмач, Сушкин!

- Но они мне их подарили!

- Если богатый человек и подарит кому-нибудь десять тысяч баксов, - мягко и проникновенно сказал капитан, - то не такому лоху, как ты. И не в подворотне на улице, без свидетелей. Богатый человек подарит баксы своей бабе, ну, там, какой-нибудь Жанне Фриске. На крайний случай - детскому дому, если налоговая припрет. И сделает это так, чтобы все видели, какой он хороший и щедрый. А эти сказки ты будешь на нарах рассказывать...

         Гена ничего не понимал. Час назад, когда он шел с работы, к нему подошли двое. В темноте неосвещенного двора Гене показалось, что сейчас его будут грабить - так быстро и по-деловому ему преградили путь. Меньше всего Гена ожидал, что ему дадут денег. Он упорно отказывался, но двое мужчин в хороших костюмах были необычайно убедительны и милы. Они рассказали, что у них вышел спор, в результате которого один проспорил другому и должен отдать проигранное пари первому встречному. Ошалевший Гена принял от пожилого господина в черном пальто пакет с пачкой стодолларовых купюр и, совершенно обалдевший, пошел домой. Но не дошел. У дома его перехватил милицейский патруль. Менты поведали Гене, что он задержан за грабеж. Пару минут назад поступило заявление, приметы грабителя точно совпадали с Гениной внешностью. Улика - десять тысяч зеленых - была при задержанном...

- Но это правда! - крикнул Гена. - Я никого не грабил, я с работы шел!

- На твоем месте лучше всего признать вину и не рыпаться...

- Да это бред какой-то, они сами деньги дали, я никогда никого не грабил.

- Все когда-нибудь случается в первый раз, -  произнес капитан. - Кукушкин, в камеру его, а я оформлю.

Рослый пузатый мент вывел Гену из кабинета, провел по коридору и открыл массивную железную дверь.

- Посиди здесь, Аль-Капоне, - сержант втолкнул Гену внутрь. Щелкнул замок.

 

- Ну, как, неплохое начало, а?

- Лихо. Штука твоя. Что дальше?

- Шоу маст гоу он...

Двое мужчин сидели в припаркованном у отделения полиции «мерседесе».

- ... если, конечно, вам интересно, - усмехнулся сидящий за рулем молодой человек с гладкими, зачесанными назад светлыми волосами. Его тонкий орлиный нос и маленькие, стального цвета глаза придавали лицу выражение хищной безжалостности. - Или боитесь?

- Еще чего, - ответил второй, постарше. Он сидел рядом, пухлые холеные пальцы с дорогими перстнями вертели тонкий имиджевый телефон. - Играем дальше. Весело. В казино намного скучнее.

- Тогда продолжим, - сказал первый. - Ставлю штуку, что его жена отсосет за освобождение нашего друга.

- Хм. Неожиданный поворот. Но, я, как бы, не сомневаюсь, - хмыкнул второй. - Но проверить хочется. Принято, Стасик. Только без принуждения. Сама!

- Идет, - Стасик достал клочок бумаги и трубку.

- Что это? - спросил второй.

- Телефон его жены и адрес.

- Откуда?

- Оттуда, Петр Валерьевич, - Стасик улыбнулся. - У вас миллионы, а развлекаться не научились. Я обещаю, что скучно не будет.

- Надеюсь, - кивнул Петр Валерьевич. Его приятель набрал номер.

- Это Валя? Это знакомый вашего мужа звонит. Что случилось? Да как вам сказать. Гена задержан за грабеж. Может, может. К сожалению. Давайте не будем по телефону. Мы сейчас подъедем, а вы спускайтесь и поговорим.

Стасик убрал телефон и посмотрел на соседа.

- Клиент созрел. Будем брать, пока тепленькая.

До нужного дома доехали быстро. Еще издалека Петр Валерьевич увидел женскую фигурку под унылым фонарем. Валя беспокойно озиралась.

- А она, так, ничего...  

- Да ну, скажете, - фыркнул Стасик. - Пососать сгодится.

- Никаких угроз, - напомнил Петр Валерьевич.

- Конечно, - усмехнулся водитель и вышел. - Это я вам звонил, - сказал он девушке.  

- Что случилось, вы можете сказать? - спросила Валя. Голос ее дрожал.

Стасик развел руками:

- Ваш муж сейчас в милиции. Задержан за нападение и грабеж.

- Этого не может...

- Может, - решительно прервал Стасик. - Его взяли с поличным, а мы – пострадавшие...  

- Вы? - Валя недоуменно посмотрела на них. - Но зачем ему вас грабить? Гена не стал бы. Он хорошо зарабатывает.

Петр Валерьевич усмехнулся. Если б зарабатывал - жена стояла бы в шубе, а не в китайском пуховике...

- Уже поздно, так что ближе к делу, - сказал он. - Мужу светит срок за грабеж, вопрос: на что вы готовы пойти ради его свободы?

- Этого не может быть. Это ошибка. Я сейчас поеду в милицию и...

- Замечательно, мы даже можем вас подвезти, - Стасик кивнул в сторону машины. - Садитесь.

Валя переводила взгляд с одного мужчины на другого и не двигалась.

- Да не бойтесь вы нас, - сказал через опущенное стекло Петр Валерьевич, - мы потерпевшие, но готовы пойти на соглашение. Вам ведь не хочется, чтобы ваш муж сел лет на пять? Или сколько там дают за нападение?

- Немало, - кивнул Стасик. - Валя, садитесь в машину, мы отвезем вас в милицию, а по дороге поговорим о том, что можно сделать.

- Вам нужны деньги? - спросила Валя.

Стасик захохотал.

- Нет, спасибо, - улыбнулся Петр Валерьевич. - Деньги нам не нужны. Мы договоримся, садитесь.

- Нет, я сама доберусь, - Валя отошла и перебежала дорогу. Подняла руку, останавливая потрепанную шестерку. Приятели переглянулись.

- Ладно, подождем ее там, - «мерседес» развернулся и поехал следом.

- Ты проиграл, - сказал Петр Валерьевич.

- Еще вся ночь впереди, - ответил Стасик.

 

Валя вышла из отделения, комкая мокрый от слез платок. С Геной повидаться не дали, и то, что говорили двое в "мерсе", оказалось правдой. Гена задержан за грабеж. Ему светит срок. Так сказал капитан, оформлявший дело. Словно в тумане, она села на мокрую от дождя скамейку. Что же теперь будет?

Хлопнули двери машины. Перед ней стояли те двое.

- Ну, мы ведь не врали, не так ли? - спросил один. Черная шляпа делала его широкое мясистое лицо еще шире.

- Дело серьезное, но всегда можно договориться, - сказал второй, помоложе, с длинными, зачесанными назад волосами. Его рука с зажженной сигаретой сделала круг. - И никто никуда не сядет.

- Что вы хотите? - вытирая слезы, спросила она.

- Для начала садитесь в машину, не стоит сидеть под дождем.  

- Не бойтесь. Мы никуда не уедем, - сказал второй. - Обещаю. Только поговорим.

Он кивнул и открыл дверь. Валя нерешительно села в машину.

- Ну, вот, - довольно произнес Стасик. - Вернемся к нашему вопросу. На что вы готовы ради свободы мужа?

Валя молчала. Странные вопросы пугали ее. Но машина никуда не двигалась, а эти двое молча ждали ответа.

- А что вы можете сделать? – с надеждой спросила она.

- Забрать заявление, - сказал тот, что постарше. - И через полчаса ваш Гена будет в ваших объятиях.

- Как-то все просто у вас, - недоверчиво проговорила Валя. Несмотря на спокойствие и улыбки, эти двое не нравились ей. Даже больше - они вызывали неприязнь и страх. Не видом, нет, чем-то другим, но чем – она объяснить не могла. 

- Можем расписку написать, что претензий не имеем, - сказал старший. – Идет?

- А ты неглупа, - подмигнул Стасик. - Да, все просто. Когда бабки есть. Мы сделаем так, что капитан забудет о твоем Гене и сегодняшнем инциденте. Но взамен...

- Что?

- Деньги нам, как ты понимаешь, не нужны, - сказал Петр Валерьевич. - Мы бы предпочли, ну, скажем, сеанс орального секса.

Стасик заржал.

- Сеанс... Орального... Ну, умеете вы сказать! 

Петр Валерьевич развел руками:  

- Не могу грубо.

Валя схватилась за ручку, но дверь не открывалась.

- Выпустите меня! Я вам стекло разобью!

- Спокойно, выпущу, выпущу, ты только ответь, - засмеялся Стасик. - Подумай сама! Ты мужа можешь от тюрьмы спасти. За десять минут. Ну? Расслабься, детка. Будто мужу никогда не делала?

- Выпусти, сука! - Валя заколотила по двери.

- У вас моральные принципы, я так понимаю? - спросил Петр Валерьевич. - Это хорошо. Но, посудите сами, что аморальней: маленькая шалость на стороне, о которой никто и не узнает - или следующие лет пять вы будете жить с мыслью, что могли вытащить вашего мужа из тюрьмы, но не сделали этого. Не за грабеж он сядет, которого не было, а за вашу, образно говоря, смешную непорочность.

- Что вы сказали? Не было? - Валя замерла.

- Было, не было - какая разница, дело-то заведено, улики есть, пострадавшие есть, так что...

- Вы просто подонки!

- Ну, почему же подонки? - спросил Петр Валерьевич. - Мы же ничего вам не сделали и не собираемся. Просто хотим, чтобы вы приняли правильное решение. И все. Стасик, выпусти, наконец, даму из машины. Пусть идет домой, а муж - в тюрьму.

Двери разблокировались, и Валя выскочила на улицу. В отделении полиции горел свет, ходили люди, а в двух шагах двое подонков смеялись над законами. Это не укладывалось в ее голове. Конечно, богатые твари все купят, и суд и милицию - но зачем им это надо, весь этот цирк? Зачем сажать Гену, ведь он ничего им не сделал и сделать не мог!

Она застыла на ступенях. Что делать? Звонить друзьям? Уже очень поздно. Все спят. И что она расскажет? О том, что ей предложили? Но как такое сказать? А если они блефуют? Но ведь Гена в камере, и полицейский сказал, что задержали за грабеж, и составляет протокол. Нет, они не врут. И что делать?

Валя вдруг поняла: даже если ее пустят к Гене в камеру, она не сможет ни о чем ему рассказать, не сможет спросить совета, она все должна решить сама. Этой ночью. Сейчас.

Кто-то кашлянул. Валя повернулась. Они.

- Я вот прикинул: интересно будет у мужа спросить, что он об этом думает? - глядя на Валю, произнес толстяк в шляпе.  

- А пойдем к нему и спросим, - сказал Стасик.

- Вас не пустят. Никого не пускают, - механически ответила она.

- Никого, действительно, не пускают. А нас пустят, - весомо произнес Петр Валерьевич. - Пойдем, Стасик, спросим. Что он скажет, если узнает, что жена обрекла его на тюрьму?  

- У меня есть предложение получше. Что скажет, если узнает, что ей пришлось сделать? - улыбаясь, ответил Стасик.

- Что? - не поняла Валя.

- А-а... Он имеет в виду, - улыбнулся Петр Валерьевич, - что сейчас мы пойдем и скажем вашему Гене, что он свободен благодаря маленькой услуге... от его жены.

У Вали не было слов.

- Пошли, Стасик.

Они стали подниматься по ступеням.

- Он не поверит! – срывающимся голосом крикнула Валя. Петр Валерьевич обернулся.

- Не поверит? - переспросил он. - А что, это интересно. Спасибо за мысль. Стасик, ставлю пятерку, что не поверит.

- Проиграете, Петр Валерьевич, - радостно сказал Стасик. - Еще как поверит.

- Вот и посмотрим.

- Зачем вам это нужно? - спросила Валя.

- А мы любим поспорить, - ответил Стасик.

 

Двери камеры открылись. Гена невольно вскочил на ноги. Через порог шагнули двое, и он тотчас узнал их. Подставили! Мордастый полицейский предусмотрительно стоял рядом, поигрывая дубинкой.

- Чего вам надо? - сжав зубы, спросил Гена.

- Один простой вопрос, - сказал Петр Валерьевич. - На что вы готовы, чтобы не пойти в тюрьму?

- Ты ведь понимаешь, что тебе светит статья за грабеж, - ухмыльнулся Стасик.

- Я вас не грабил! Я и в суде так скажу! - крикнул Гена.

- Тише, тише, - поморщился Петр Валерьевич. - Зачем кричать. Мы все понимаем. Сержант, подождите снаружи, пожалуйста.

Полицейский молча вышел.

- Ответьте, Геннадий, буквально на два вопроса, и мы обещаем, что откажемся от претензий, заберем заявление, и уже сегодня вы будете дома с женой.

- Что за вопросы? - спросил Гена. Его колотило. Он не знал, что делать и как выкрутиться из этой истории, ведь все против него - и тут эти двое идут на попятный? Нечисто что-то. И как им можно верить?

- Говорить буду я, - осадил Петр Валерьевич раскрывшего рот Стасика. - Так вот, первый вопрос: вы бы согласились, чтобы ваша жена оказала услуги сексуального характер в обмен на вашу свободу?

Гена молчал. Сказанное с трудом воспринималось. О чем он говорит? Какие еще услуги?

- Вы же понимаете, что можете сесть в тюрьму. Так вы бы согласились? Она ждет вашего решения, понимаете?

- Нет, - прошептал Гена.

- Ответ принят, - довольно кивнул Петр Валерьевич. - Стасик, с тебя пять штук! Теперь последний вопрос: что бы вы сделали, если бы ваша жена уже так поступила?

- Как?

- Отсосала за твою свободу, как, - нетерпеливо передразнил Стасик. - Вот, что бы ты с ней сделал? Спасибо сказал или...

Гена молча ринулся на него, но, получив встречный удар ногой, отлетел к стене. Дверь открылась, в проеме возник мордастый полицай.

- Все нормально? - спросил он. 

- Нормально, - ухмыляясь, ответил Стасик. - Будет ненормально, мы позовем.

- Так что вы ответите? - спросил Петр Валерьевич. - Ну, ладно, - улыбнулся он, глядя на всклокоченного, угрюмо молчавшего Гену, - расслабьтесь. Сейчас вас выпустят. Благодаря жене.

- Стойте! - Гена шагнул к ним. - Она, что, согласилась?

- Она не хочет, чтобы ты сел лет на пять, - сказал Стасик. – Она умная.  

- Это неправда!  

- Потом спросите у нее сами, - улыбнулся Петр Валерьевич.

Дверь камеры захлопнулась.

 

- Выпускайте, - Петр Валерьевич слегка кивнул подошедшему капитану и удалился. 

- Вам не надоело? - спросил тот, принимая от Стасика конверт.  

- Не хочешь заработать, так мы в другой район поедем.

- Ладно, ладно, - усмехнулся капитан. - А в чем прикол сегодня, расскажете?

- Хочу доказать, что бабы – суки, - улыбнулся Стасик.  

- Ну, не все же.

- Конечно не все, капитан, - усмехнулся Стасик. - Твоя жена, например, не такая. И еще мать Тереза. Да не дуйся ты, капитан. Знаешь, почему мы стали тем, кем стали? Потому что сняли розовые очки и видим мир таким, какой он есть. Ты бы тоже снял - легче жить станет.

Они вышли из отделения. Валя сидела на скамейке. Поднялась, увидев их.

- Ждите, сейчас его выпустят, - произнес Петр Валерьевич. Стасик подмигнул и подошел к машине. Мигнули фары. Они сели.

- Петр Валерьевич, ну зачем вы ей сказали? – закуривая, с досадой проговорил Стасик. - Она уже готова была! Прикиньте, он бы вышел, а она в машине на флейте играет!

Он рассмеялся.

- Брось, Стасик, тебе секса не хватает? – поморщился Петр Валерьевич. - Не знаешь, где нормальных девочек найти? Зачем тебе эта коза, извращенец?

- Почувствовать разницу, - заржал Стасик.

- Ни черта ты не почувствуешь... И вот что я тебе скажу: придумано классно, неплохо развлеклись. Я таких рож давно не видел, можно в театр не ходить... Но учти на будущее - никакого секса! Чтобы без осложнений. Мы играем, но заигрываться не стоит. Вот, смотри, выходит.

На ступеньках показался Гена. Валя бросилась к нему.

- Ставлю пять, что даст по морде, - быстро проговорил Стасик. – Надо отыгрываться.

- Принято, - буркнул Петр Валерьевич, наблюдая за ними через стекло. - Рискну. О, я снова выиграл! Плохо ты знаешь женщин, Стасик.

- Хорошо, - злобно буркнул тот, - потому и не женюсь...   

Валя и Гена стояли под дождем.

- Все равно сейчас разойдутся, - с надеждой сказал Стасик, – принимаете?

- Угу. Даю минуту. Смотри, без штанов останешься.

Моросящий дождь окружал сверкающей аурой тусклые фонари. Две фигуры, не двигаясь, стояли на ступенях. Говорили они о чем-то или просто смотрели друг на друга – Стасик разглядеть не мог. Он думал об одном: время истекает, и с ним уходит десять штук зелени.

Зажглись фары, осветив две обнявшиеся фигуры. «Мерседес» сдал назад, вырулил на дорогу, визжа мокрой резиной, развернулся через сплошную и уехал. 

 

galanik 2017-06-14 16:43:00

Недокручено. Я ожидала оригинальной развязки, а тут просто зарисовка о блудной развлекухе.
Написано, как всегда, интересно, в хорошем темпе.

Андрей Прусаков

Спасибо вам за отзыв. Но развязка на мой взгляд хорошая, потому что любовь все же победила деньги.)