Белый рыцарь

 

- Тетя Вера, не надо меня колоть, я сегодня умру.

Медсестра замерла и медленно положила шприц обратно в кюветку. Шестилетний Ваня смотрел на нее спокойно, словно сказал что-то совсем обычное.

- С чего ты взял, Ваня? - натянуто улыбнулась Вера. - Все будет хорошо. Мы сейчас сделаем укольчик и...

- Я знаю.

Медсестра осеклась и умолкла.

- Ладно, Ваня, хорошо. Ты полежи, а я позову доктора. Он придет, и... ты ему все расскажешь. Если он разрешит, я укол делать не буду. Хорошо?

- Хорошо, - еле заметно кивнул мальчик.

Вера выскочила в коридор. Она работала здесь долго и, ей казалось, привыкла ко всему. В отделении онкоцентра для самых маленьких свободных мест почти не было, а если и появлялись, то не всегда обитатели просторных, с высокими потолками, палат уезжали отсюда домой... Ваню здесь любили, хотя нет, любили здесь всех, потому что так надо. Каждый, кто хоть немного проработал здесь, понимал, что любовь - одно из самых лучших лекарств, наравне с более дорогостоящими и не всегда столь эффективными препаратами.

Родители привезли Ваню из Мурманска, привезли слишком поздно, хотя кто мог подумать, что у шестилетнего ребенка будет такое заболевание. Вера знала, что уколы болезненны, и старалась отвлечь пациентов, говорила всякую чепуху, шутила, улыбалась. Это было тяжелее всего. Не улыбаться, а плакать хотелось - но Сергей Анатольевич запретил.

- Никаких слез! - жестко сказал он тогда. - Если заплачешь, они все заревут. Представляешь, что будет?

Она представляла. Поэтому плакала на улице, по дороге домой. Потом привыкла. Но от слов Вани перехватило дыхание. Почему он так сказал? Откуда ему знать такое? 

- Сергей Анатольевич, - она без стука вошла в кабинет завотделением, он разрешал. - Там Ваня Коротков...

- Что случилось? - врач поднял голову от книги, которую читал. Свет в комнате был наполовину притушен, но яркая настольная лампа позволяла разглядеть лежащие на книге крупные узловатые руки доктора. Они шевельнулись и закрыли книгу.

Запинаясь в словах, Вера объяснила. Сергей Анатольевич встал:

- Пойдем. 

 

- Привет, Ваня, как у тебя дела? - Сергей вошел в палату и присел на кровать мальчика.

- Сергей Анатольевич, пусть меня не колят, я сегодня умру, - тихо повторил мальчик.

- Ну, это неправда, - рука врача тепло взяла запястье мальчика, привычно нащупала пульс. - С чего ты взял?

- Я знаю.

- Никто этого не знает, Ваня, - убежденно сказал Сергей. - И ты не знаешь. Ты вылечишься и уедешь домой, к папе и маме. Хорошо?

Ваня не спорил, но его молчание и странный, погруженный в себя, совершенно не детский взгляд говорили сильнее слов. Сергей посмотрел на Веру. Ее глаза были встревожены, руки что-то мяли в кармане халата.

- Хорошо, не надо уколов, - наконец, произнес он. Медсестра кивнула и вышла.

- Спасибо, - сказал Ваня.

- Ты еще что-нибудь хочешь?

- Да. Расскажите мне сказку.

- Сказку? - Сергей растерялся. - Хорошо. А какую? Ладно, сейчас вспомню...

На ум приходили Емеля и спящая царевна, но Сергей чувствовал: все не то. Мальчик ждал.

- В некотором царстве, в некотором государстве жил великий король, и было у него все, что ни пожелаешь, - медленно заговорил Сергей. Мальчик повернул голову, взгляд стал осмысленней. Он слушал. - Все чудеса мира собрал он у себя, и только одного чуда у него не было: цветка вечной жизни.

Собрал тогда король всех мудрецов и всех провидцев и велел узнать, где найти цветок. И дал им сроку три дня и три ночи. А не узнаете - велю вас казнить, сказал он. Суровый был король.

И вот, прошли три дня и три ночи, и самый старый из провидцев сказал: знаю, что цветок находится в башне из черного угля, а башня стоит на берегу озера, а озеро окружено горами, и владеет той башней черный колдун. А где то место искать, мне неведомо.

- Что ж, озеро - не иголка, - сказал король и повелел созвать всех рыцарей королевства. - Отправляйтесь по свету, найдите озеро и принесите цветок! А кто сделает это, того награжу по-королевски, дам все, чего ни пожелает. И жил в той стране один рыцарь...

Сергей Анатольевич почувствовал, что его слушает не только Ваня, в палате повисла почти осязаемая тишина.

- Звали его: Белый Рыцарь, потому что носил он белый щит и белые доспехи, и конь его тоже был белым, как снег.

Белый Рыцарь, как и все остальные, отправился искать цветок. Он переплыл сто морей, пересек сто гор и, наконец, увидел озеро, о котором говорил провидец.

Оно было огромным и круглым, а берега скрывались в тумане, из которого торчала верхушка черной башни...

Сергей замолчал. Сказка слишком быстро шла к финалу - и что потом? Нет, история должна продолжаться, отчего-то подумалось ему.

- Ваня, я выйду на минутку, мне надо водички попить, - сжав руку мальчика, попросил Сергей.

- Хорошо. А ты расскажешь, что было дальше?

- Обязательно, - поднимаясь, проговорил врач, - я быстро. Ты жди.

Повернувшись, он увидел, что вся палата смотрит на него. Десяток детских глаз глядели так, словно белый халат превратился в доспехи, а он - в белого рыцаря...

 

- Леха, дай сигарету, - ворвавшись в уборную, попросил Сергей. Куривший у раскрытого окна санитар вздрогнул.

- Вы же бросаете. Сами говорили.

- Давай, времени мало.

Догадавшись, что взбучки за курение не будет, Леха мигом извлек пачку из кармана халата.

- Вы из-за мальчика? - понимающе кивнул он.

- Уже разболтали? - прикурив и торопливо затянувшись, произнес Сергей.

- Мы все одно дело делаем.

Сергей быстро и молча курил. Он не знал, что еще придумать. Никогда не приходилось выдумывать сказки экспромтом, на ходу, но отступать поздно. И проблема не в этом. Все сказки когда-то заканчиваются, но заканчивать эту не хотелось. Сергей сам не знал, почему. Чувствовал что-то. Что-то страшное.

- Сергей Анатольевич, может, его в реанимацию перевести?

Сергей вытащил изо рта сигарету:

- По каким показаниям? Жалоб нет, давление и пульс в порядке, - он затянулся в последний раз и бросил дымящийся окурок в урну.

- Странно это. Может, родителям его позвонить?

Сергей не ответил. Сполоснув лицо под краном, он жадно пил, пытаясь проглотить застрявший в горле ком. Затем вышел в коридор и торопливо направился к палате. Надо что-то придумать. Срочно. Но в голове было пусто, как в котле, на дне которого, как забытая засохшая кость, зловеще стуча, болталось одно лишь слово: смерть.

Он почти вбежал в палату. Ваня лежал, как и прежде: руки поверх простыни, бледный, измученный болезнью, живой.

Сергей присел рядом.

- Я готов, - громко сказал он. - Ты хочешь знать, что было дальше?

Ваня кивнул.

- Белый Рыцарь скакал по берегу озера, сквозь туман, пока не увидел башню колдуна. Она стояла на скале и была черной, как уголь.

- Ты говорил: она была из угля, - поправил мальчик.

- Да, из угля и обгоревших камней, - кивнул Сергей, глядя на Ваню. Он лежал, глядя в потолок, глаза его то и дело закрывались.

- Колдун знал, что рыцарь придет, и открыл ворота. Белый Рыцарь вошел в башню и увидел существо в черном плаще. Глаза его горели, как два огненных угля. Это и был тот колдун.

- Ты пришел за цветком вечной жизни? - страшным голосом спросил он.

- Да, - сказал рыцарь. - И не уйду без него!

- Многие храбрые рыцари были здесь, но никто не устоял! 

- А я попробую! - сказал Белый Рыцарь и вытащил меч.

- Что ж, тогда начинай, - сказал колдун, взмахнул плащом и превратился в черного дракона. Рыцарь не испугался и взмахнул мечом, но оружие прошло сквозь чудовище, не причинив вреда.

- Так ты - призрак! - воскликнул рыцарь.

- Беги - или умрешь! - захохотал колдун. Все, кто приходил за цветком, бежали от дракона, которого нельзя поразить мечом.

Но Белый Рыцарь не побежал. Он собрал всю силу и всю храбрость, убрал меч и пошел на дракона. Он верил, что призрак не может причинить зла, потому что был всего лишь уродливой страшной тенью. Дракон разинул пасть и захлопал крыльями, но рыцарь не отступил.

И едва Белый Рыцарь коснулся дракона - тот рассыпался в пыль...

Сергей замолчал. Глаза мальчика были закрыты, он лежал неподвижно, и врач схватил его за руку. Пульс был, слабый и ровный. 

- Я слушаю, - не открывая глаз, сказал Ваня. - Что было дальше?

Сергей лихорадочно думал и, после паузы продолжил, почти не следя за словами.

- Глубоко в башне Белый Рыцарь нашел цветок вечной жизни и собрался в обратный путь... но черная тень вновь возникла перед ним.

- Прочь с дороги, я тебя не боюсь, - сказал Белый Рыцарь.

- Не спеши! - воскликнул колдун. - Ты победил, но никогда не вернешься к людям, будешь искать дорогу, и не найдешь. Это место заколдовано, потому что я храню свои тайны.

- Тогда возьми свой цветок и пропусти меня, - сказал рыцарь, но колдун покачал головой:

- Нет, герой. Ты не испугался дракона - саму Смерть, и цветок вечной жизни теперь твой. Если отпустить тебя, все об этом узнают и перестанут бояться смерти. А я этого не хочу.

- Что ж, посмотрим, - ответил рыцарь. - Но я не отступлю и найду дорогу. Тебе меня не остановить, потому что ты - всего лишь черная тень... И вот, тысячу лет Белый Рыцарь едет вокруг озера на своем белом, как облако, коне. Он ищет тропу, вспоминает приметы и верит, что когда-нибудь найдет дорогу домой...  

Сергей Анатольевич запнулся, вскочил и нагнулся над мальчиком. Ваня лежал, не дыша, внимательный и строгий, словно рыцарь, собравшийся на бой с колдуном.