Аргонавты

                                         

Героям чернил и бумаги, а также двадцатилетию студии А. Д. Балабухи посвящается...           

 

А Р Г О Н А В Т Ы

(вольный пересказ)

 

Други, хочу рассказать вам историю эту,

Чтоб и потомкам своим вы ее передали,

Как аргонавты, ведомые храбрым Язоном,

Плыли в Колхиду, добыть чтоб руно золотое.

На фиг оно им сдалось, я не помню - давно это было,

Только собрался с Язоном весь цвет нашей славной Эллады.

Были герои: Геракл и Адмет, и Лаэрт Итакийский;

Царь Фессалии Сергей по прозванию Драхмин;

Юрий и Павел, а с ними Антон Вечно Первый;

Был Александр Прозорливый, Андрей с Анатолии родом;

Павел по прозвищу «Шумный», сын Эллия царь Леонидас;

С ними Андрей, повелитель бесстрашных бельтюков;

И Александр-копьеносец, прозванием Мазин, а также

Был Михаил многомудрый, сказитель, поэт, прорицатель.

Всего человек пятьдесят, не упомнить уж всех мне, простите.

В общем, отправились наши герои в Колхиду

Славу найти, да и денег маленько надыбать.

Шкура баранья златая наверное весит немало!

Ну, а чтоб путь их неблизкий и трудный в Колхиду

Стал бы для них хоть чуть-чуть веселей и короче,

Взяли ахейцы с собою веселых подружек:

Катю Великую, Лену Прекрасную, с ними Наталью,

Также двух Свет, чтоб светили и днем им и ночью.

Много несчастий изведали наши герои, покуда

Прибыл корабль их в Колхиду, колхов страну,

Где властитель туземный с варварским именем Дмитрич,

Звать их велел во дворец, любопытство свое чтоб умерить.

Сидя на троне, встречал чужеземцев с опаской.

- Жду я ответа: зачем вы приплыли в Колхиду? -

Царь вопрошал, и ему отвечали ахейцы:

- Прибыли мы за руном золотым, что хранится

В роще Ареса, на ветвях священного дуба.

Знаем, что так не отдашь ты руно золотое,

Ведаем, всем соискателям делаешь ты испытанья.

Что же, готовы мы выполнить волю твою. Что прикажешь,

Царь колхидянский, скажи, и мы мигом исполним заданье!

Дмитрич нахмурился. Славны герои Эллады,

Коль обещаются выполнить все что угодно! Однако

Этим непросто рога обломать и отправить обратно.

Что же придумать? Отправить их в рощу к дракону?

Да они скопом таким и дракона по роще размажут, а это -

Древний реликт, его нет ни в одном зоопарке!

Может быть, вызвать на бой иль устроить борцов состязанье?

Нет, не пойдет, ведь Геракл - чемпион в полутяже,

Видом своим напугает колхидца любого до смерти.

Где уж бороться с таким? Но внезапная мысль

Прилетела к нему, и сошло озарение свыше.

Встал он и рек: - О могучие мужи ахейцы!

Если пришли вы за этой несчастною шкурой,

Я вам ее отдаю, не колеблясь, пожалста!

Но прежде дело должны вы исполнить:

К утру написать сочиненье, то бишь роман.

Пусть небольшой, пусть страничек хотя бы на триста,

Но чтобы стиль был такой, о котором не слышал никто,

И сюжет, непохожий на все, что писалось доныне.

Ну и естественно, чтобы там был антураж, интерьер,

Завязка, развязка, концепция, свежесть идеи.

В общем, вы поняли волю мою, так идите же с богом.

Завтра увидим величие ваше, ахейцы!

Скисли великие витязи - кому же удастся такое?

Ну там рассказик, ну очерк, ну повесть хотя бы.

А вот роман! Никому не под силу исполнить!

Вышли они из чертогов колхидских в печали,

За ночь роман - вот придумал зловредный колхидец!

Лучше бы биться послал нас с драконом могучим,

Или с циклопом, пусть даже с толпой великанов!

Выхода нет - надо срочно садиться за дело,

Время идет, с каждым часом рассвет приближая.

Взял предводитель ахейцев перо свое острое, кипу бумаги,

Мучился час, измышляя сюжет новой книги.

Думал и так он и этак: все уже было когда-то!

Как же измыслить такое, чтоб Дмитрич коварный

С носом остался и отдал руно золотое? И тут же

Боги Олимпа ему подсказали решенье.

Встал наш Язон и, собрав всех товарищей, прямо

И вдохновенно сказал: «О собратья!

Знаю, как нам написать этот опус несчастный!

Каждый из вас начертает сначала по строчке.

Так и начнем по порядку: я первый,

Следом Геракл, Александр, Леонид благородный,

Дальше - Антон, Михаил многомудрый и Павел.

Так и напишем роман (чтоб подавился им Дмитрич!)»

Взялись герои за новый, невиданный подвиг.

Каждый как мог изгалялся над греческим словом.

Ямбом писал Михаил, амфибрахием - Павел шумливый,

Царь Леонидас - хореем, а дактилем - Юрий-ликиец.

Ночь напролет над романом трудились герои.

Перья ломались, бумага рвалася на клочья.

Слезы лились у иных, а другие смеялись над ними.

Бился о стену Геракл головою, не в силах придумать

Строчку одну - еле-еле героя уняли.

Кто-то молился Богам, отвлекая Бессмертных от дела,

Кто развлекался с невольницей, черпая так вдохновенье,

Кто-то скатал с «Илиады», покуда Язон отвернулся -

Варвары здесь, ну откуда им знать про Гомера?

Так и творили они, сон и отдых отринув до срока,

Строчку за строчкой, главу за главою писали.

Утром, едва только Гелиос в небо поднялся,

Слуги Димитрича стали в окно барабанить мечами:

- Срок уж весь вышел! - кричали они - Выходите!

Мы вас не больно зарэжем, будете помнить Колхиду!

Вышли герои, неся пред собою Язона.

Опусом их предводитель размахивал, точно дубиной.

Враз отступили колхидцы. Неужто исполнили дело

Эти заезжие греки, или бахвалятся только?

Принял их Дмитрич, царь колхидянский, с усмешкой:

- Слышал я, целую ночь вы кутили, пили вино

И наложниц прекрасных ласкали.

Где же работа твоя, что исполнить вчера ты грозился?

Где же роман, непохожий на все, что писали

Аристофан, Еврипид, Гесиод и Сократ премудрейший?

Где новый стиль, где сюжет несравненный с иными!

Так чтоб душа развернулась, а после свернулась обратно?

Если сумел ты задание выполнить это,

То и руно ты получишь златое и дочку в придачу.

Ну, а иначе тебя, пришлый грек, мы зарежем

Словно барана, тебе и Геракл не поможет!

Иль отдадим злобным критикам, кои кости твои

И суставы сожрут и расчленят на части!

- Зря ты, Димитрич, словеса презлейшие молвишь, -

Так отвечал государю Язон хитроумный,

- Опус мой - вот! Так что время назначить награду!

- Как? Ты успел?- изумился Димитрич колхидский.

- Что ж, дай сюда, посмотрю я, что ты накалякал!

Стал он страницы листать, изумляясь все больше и больше.

Вроде все есть: и пролог, и развязка сюжета,

Только изложено было все как-то сумбурно и странно,

Словно писал не один человек, а десяток, примерно.

- Сколько живу я, такого маразма не видел! -

Царь говорил, в бороде не скрывая усмешки.

- Да, в срок положенный ты уложился, не спорю,

Однако, что за роман ты принес нам, помилуй нас боги?

Куча ошибок, каракули, стилей смешенье - и это

Вздумал назвать ты романом, Язон хитромордый?

Нет, не отдам вам руна золотого, ахейцы! -

Взмахом руки подозвал он угрюмую стражу.

- Греков связать и в подвал к злобным критикам кинуть -

Я их давно не кормил, пусть сегодня покушают вволю.

- Может, роман мой немного сумбурен, согласен! -

Так отвечал, не смутившись, герой хитроумный, -

Много ошибок и слогов смешенье большое, но это -

Есть новый стиль, о котором не слышали прежде!

Все позволяет он: делать ошибки, путать сюжет,

И писать то стихами, то прозой - как хочешь!

В этом отличье и есть от того,

Как творили писатели до наших дней. Но отныне

Я открываю стиль новый, простой и блестящий!

- Как же прозвание стиля сего?  - Ахинея! -

Славный герой отвечал, подмигнувши игриво царевне.

- Станут писать им отныне и после все те, кто не хочет

Грузом познаний себя утруждать неподъемным.

Видит Зевес, мы исполнили волю твою, о Димитрич,

Так что награду я жду и царевну Медею в придачу!

Тяжко вздохнул посрамленный властитель колхидский,

Стражу послал принести им руно золотое.

Так и закончилась эта история славной победой

И возвращением наших героев обратно в Элладу.

Но с той поры и прославился стиль ахинейский,

Пишут им многие, не исключенье и это творенье.

Выпьем же, други мои ахинейцы... э-э-э, ахейцы,

Чтобы творения наши не стали похожи на то, что писали

Наш хитроумный Язон и его удальцы-аргонавты

В дивных чертогах царя колхидян... Балабухи.

 

02.06.2003г.