Всплеск

- Вот, новый поворот, и мотор ревет! Что он нам несет: пропасть или взлет? Омут или брод... - неслось из динамиков. Артем свернул на проселочную дорогу, и вот они - Донцы. Деревня с незамысловатым названием расположилась на берегу большого, заросшего камышом озера Бездонное. Много раз Артем приезжал сюда порыбачить, и без хорошего улова не возвращался. Из этих мест был отец, но о чудесном озере Артем узнал, как ни странно, от командировочного на работе, еще лет пять назад. С тех пор каждое лето ездил сюда. Даже поменял городской седан на старенький внедорожник, чтобы добраться наверняка. Дороги здесь были швах: глубокие колеи да ямы, как от бомбежки.

         Деревушка крохотная, дворов десять, а людей и того меньше. Живут старики, век доживают. Артем всегда останавливался у Кимыча – седого мужика неопределенного возраста, но уже пенсионера. Его дом стоял ближе прочих к воде, и лодка имелась. Но на этот раз Артем привез свою, надувную. Стыдно в сотый раз лодку просить, не нищий, в конце концов...

         Остановив машину у калитки, Артем принялся вытаскивать вещи, зная, что Кимыч услышит и подойдет. Так и вышло.

- О-о, Артем приехал, - из дома вышел хозяин в неизменных камуфляжных штанах и теплой клетчатой рубахе. – Здорово.

Кимыч был одинок и гостей любил, хоть и не мог порадовать разносолами. Но именно у него Артем впервые попробовал кабанятину – хозяин еще и охотился. В душе Артем ему завидовал: не работает, не знает городского геморроя и суеты, живет тем, что сам добудет. Как в старые справедливые времена. И неплохо живет: все, что надо мужику, в доме всегда есть. Кроме бабы. Кимыч был вдовцом.

- Здорово, - они обменялись рукопожатием.

- Мда... – неожиданно проговорил Кимыч. – Зря ты, Артем, приехал. День сегодня для рыбалки... не очень...

- Почему «не очень»? – не понял Артем и посмотрел на небо. Погода отличная, облачность, но дождя не будет. Прогноз по Яндексу он проверял каждый день. – Очень даже «очень»!

- Прямо скажу: нехороший день сегодня, - глядя куда-то под ноги, промолвил хозяин. - Вот завтра порыбачить – милое дело. Давай завтра? Или через недельку.

- Да на хрена мне завтра? – удивился Артем. – Я сегодня приехал. Завтра уезжать. В понедельник на работу. Погода нормальная, вон, даже солнца нет. А если настроение плохое, то у меня кое-чего для поднятия найдется, прихватил...

         Он подмигнул старику, но тот даже не улыбнулся. Пожав плечами, Артем принялся вытаскивать из багажника резиновую лодку. Даже сложенная, она была весьма увесистой. Зато двухместная, с веслами. Вслед за лодкой на траву приземлился обширный рюкзак с едой и наживками, спиннинг и автомобильный насос.

- Я рыбачить не пойду, - жестко сказал Кимыч. – И тебе не советую.

- Не понял, – Артем посмотрел на старика. Последнее время они часто рыбачили вместе. - Что случилось-то?

- День сегодня такой. Нехороший. Не рыбачат здесь в этот день. Так у нас заведено.

- Да что за бред, Кимыч. Как не рыбачат? Что за день? Вроде не пятница, тринадцатое, - усмехнулся Артем.

- Причем здесь тринадцатое, - буркнул старик. - Сегодня нельзя к воде подходить. Опасно. До рассвета. Как солнце взойдет, можно. Вот я и говорю: давай завтра.

- Что там опасно? Караси сожрут? – усмехнулся гость. – А почему ты раньше ничего не говорил?

- Потому что в этот день ты не приезжал. А сегодня приехал. Давай, Артемка, мы с тобой посидим сегодня без рыбалки, колбаски домашней покушаем, выпьем.

- Слушай, Кимыч, я сто двадцать километров отпахал... не для того, чтобы колбасу жрать. Ты извини, но рыбачить я буду. Я отдохнуть приехал. А ты как хочешь.

- А я тебе лодку не дам.

         Артем рассмеялся:

- А я сегодня со своей! Купил, наконец. Ну, что ты, в самом деле, Кимыч? Что случилось-то?

- Ты приехал – вот что случилось, - отрезал старик. – Нельзя сегодня рыбачить!  

         Артем вновь поглядел на старика. Похоже, тот не шутил. Но что за странные фантазии? Почему нельзя? Он перевел взгляд на озеро: обрамленная хвойным лесом темная гладь простиралась километра на два и примерно столько же в ширину. Звалось Бездонным – конечно, преувеличение. Но очень глубокое. Кимыч говорил: метров тридцать, а это не шутки, такую глубину поискать... Зато какой клёв! В первый же заход на озеро Артем, как герой известного фильма, позабыл обо всем на свете. Клевало знатно, а какие экземпляры попадались! На стену вешать можно!

- Ладно, вечером поболтаем, - миролюбиво сказал Артем. – Давай вещи занесем.

         Он обернулся, внезапно почуяв взгляд. У соседнего дома стояла старуха. В черном платье и коричневой вязаной кофте поверх, с неопрятными всклокоченными волосами. Стояла, смотрела на Артема и, кажется, улыбалась.

- Давно хотел спросить: у нее все дома? – кивнув в сторону старухи, тихо спросил Артем.

- Никого. Муж утонул давным-давно, - ответил Кимыч. – И сын. Не перенесла. Жаль ее.

         Не отрывая глаз от гостя, старуха молча прижала палец к губам и усмехнулась. Затем повернулась и скрылась во дворе.

 

         Вечером распили пол-литра, но даже после бутылочки Кимыч не отошел. Качал головой и глядел на Артема:

- Слушай, давай в следующий раз, а? Не сегодня.

- Ну, расскажи, наконец, что сегодня за день такой нехороший? – чуть заплетавшимся языком проговорил гость. – Что не так?

- Меня с детства приучали: не рыбачить, не купаться и воду не пить. Понял?

- Ну, воду понятно, а кипяченую? - рассмеялся Артем.

- Люди гибнут в этот день, - сжав загорелой ладонью стакан, угрюмо произнес старик. – Всегда так было, мне еще дед рассказывал, а ему – его дед... Нельзя к озеру приближаться до рассвета. У нас каждый ребенок это знал. Раньше, когда еще деревня большой была.

- Ну, конечно. Ктулху там живет.

- Кто?

- Неважно. Хрень такая со щупальцами и зубами в три метра.

- Эх, Артем. Я здесь всю жизнь прожил. Народу много пропало. И тел не нашли. Ты мне почти как родной, так послушай...

- И все в этот день? – прервал гость.

- Не только. Но в этот - всегда.

- Ох, - вздохнул Артем, - запугали тебя в детстве, Кимыч. Ну, что там может случиться? Цунами? Динозавр, как в кино, вылезет? Ну, смешно ведь, ей-богу...

- Ладно! – обрезал хозяин. – Устал я уговаривать. Делай, как знаешь. Может, первым будешь, кто вернется...

         Он встал из-за стола, давая понять, что разговор окончен, лег на постель и отвернулся. Артем допил водку и поглядел на часы: пора спать. Вставать придется рано. Будильник заведен на четыре. Хватит времени собраться и отплыть. На рассвете клев здесь самый лучший. Он выключил свет, лег на старенькую кровать напротив, поворочался, устраиваясь поудобнее, и в темноте услышал негромкий взволнованный голос Кимыча:  

- Услышишь всплеск – греби к берегу, если жизнь дорога.

 

         Вздрогнув от будильника, Артем поднялся. Голова была тяжелой, сны снились тревожные, но что именно, он не помнил. Хозяин спал, а может, и не спал, а делал вид. Что ж, не хочешь - пойду один.

         Притворив дверь, Артем вышел. Темнота была такой, что он невольно остановился на крыльце, чтобы случайно не навернуться. Эту тьму можно было резать ломтями, бесшумная и плотная, она поглотила деревню и лес, луну и звезды. Артем на миг ощутил себя ребенком, вспомнив, как когда-то ночевал в лесу, и впервые в жизни почувствовал тьму. Не темноту - а космическую тьму, когда только стук сердца и покрывшаяся холодными мурашками кожа напоминает, что ты действительно существуешь. А трава под ногами успокаивает, что ты все-таки на Земле...

         Он достал мобильник, одним нажатием пальца рассеяв тьму. Режим фонарика – и вуаля: все видно. Вот только мошек привлекает... Артем сошел с крыльца и направился к берегу. Очень тихо, мысленно отметил он, даже сверчки молчат. В камышах полупрозрачной кисеей залег туман.

         Надутая загодя лодка лежала на траве рядом с кимычевской деревянной. Все на месте. Воровать тут некому, все свои. Да и людей почти не осталось. Вымерла деревушка, как и многие в этой глуши. Здесь даже двери не запирают. Счастливцы. В его детстве двери все же закрывали, но ключи всегда лежали рядом, под ковриком...

         Услышав шорох, Артем обернулся. Телефон-фонарь высветил знакомую растрепанную фигуру. Сумасшедшая. Что ей здесь надо ночью?

- Идите спать, - мирно сказал он, стараясь не светить ей в лицо. – Идите.

         Но старуха молча шагнула к нему, прошла к берегу и встала на четвереньки. «Что она делает? – в легком шоке подумал Артем, услышав, как женщина шумно втягивает в себя воду. - Пьет! Во дает...»

         Напившись, женщина встала и подошла ближе. Синеватый свет фонарика делал ее и без того неприглядное лицо жутким. Она облизнулась и взмахнула от себя руками, словно призывая: давай, плыви!

         Артему стало не по себе. В какой-то миг захотелось вернуться в дом, но... что он скажет Кимычу и друзьям? Что испугался сумасшедшей и суеверий?

         Отвернувшись от женщины, он решительно сдвинул лодку на воду. Бросил в нее весла и спиннинг, все необходимое уже лежало внутри. Перекинул ногу, оттолкнулся от берега и запрыгнул. Легкая качка успокоила. Запах новенькой лодки, резины и пластика вытеснил глупые россказни из головы. «Все будет отлично. Ночь как ночь. Ерунда все это,» - подумал Артем, берясь за весла. Лодка тихо отошла, и изменчивая дымка тумана проглотила берег. Артем отплыл подальше и остановился. Ну, можно начинать...

 

         Совершенная тишина успокаивала. Артем любил рыбалку в том числе и за это. Когда ты один в лодке, один на озере и один в мире. Все проблемы и хлопоты оставались в безумной параллельной вселенной, а здесь только тишина и покой. Как ни странно, когда рыбачили вместе, Кимыч совсем не мешал. Старик тоже знал цену тишине, понимая, что нужно городскому гостю. Жаль, что не пошел...

         Громкий всплеск прервал сонное течение мыслей. Лодка качнулась.

- Ничего себе, - прошептал Артем, - сом, что ли? Щас мне всех рыб распугает...  

         Вспомнилось зловещее предупреждение, но наступившая за всплеском тишина успокоила. Лодка уже не качалась, и луна вышла из-за туч, блестящей ленточкой отражаясь на черной воде.

         Поплавок дернулся. Еще раз. Пора. Артем ловко подсек и закрутил катушку.

- Ого, тут что-то весомое, - прокряхтел он, подтаскивая добычу ближе. Внезапно сопротивление рыбы ослабло, и Артем едва не свалился за борт.

- Да что ж такое!

         Что-то висело на крючке. Рыба... Или... Он подтянул леску, перехватил рукой и увидел, что на крючке действительно рыба... вернее, то, что от нее осталось. Здоровенная щучья голова... все остальное откушено, срезано острыми, как ножи, зубами...  

         Артем невольно огляделся. Луна заползала в тучи, озеро накрывалось тьмой. Он вдруг понял, что не знает, как далеко отплыл. И не знает, где берег вообще... «Ладно, надо успокоиться, - подумал он. - А ведь щука немаленькая, килограмм на двадцать была. Сожрать такого монстра...»

         Резкий рывок швырнул набок. Лодку потащило вперед, затем раздался хруст, и она остановилась, раскачиваясь на воде. Артем приподнялся, и сердце заколотилось: правого весла не было – лишь жалкий огрызок болтался в уключине. Он быстро вытащил из воды второе и огляделся. Луна мелькнула в последний раз и скрылась. Стало очень темно, как тогда, в детстве, в лесу. И тот, детский ужас перед всепоглощающей тьмой на миг захлестнул Артема. Но под ногами лодка. Надо двигать к берегу... да только где этот берег?

         Он ничего не видел, но чувствовал по легкой качке – что-то было в воде, кружа вокруг и наблюдая. Что-то отнюдь не маленькое и опасное – перекусить жесткое пластиковое весло... Да кто, черт возьми, это сможет?! Артем уже не стеснялся страха и, выбрав направление, поплыл, как индеец, загребая то с одного, то с другого борта. Чертов туман, ни рожна не видно! Он греб, а внутри всё сжималось, опасаясь нового толчка. Если выбросит из лодки... Он не смел даже думать об этом – ужас сковывал движения. У Кимыча деревянная лодка, она покрепче, думал Артем, без толку всматриваясь во тьму. Черная вода срослась с воздухом, и лодка не плыла – болталась в кромешной пустоте, во мраке, где есть только он и нечто снизу...

         Всплеск. Артем мигом обернулся, но не увидел ничего, кроме края лодки. Его закачало на невидимых волнах. Где же берег, уже ведь должен быть! Хоть бы свет кто-нибудь зажег, в отчаянии подумал Артем и, не выдержав напряжения, закричал:

- Помогите!

         Снова всплеск, качка толкнула на дно лодки. Артем повернулся и увидел небо, а может, не небо, а воду – не разобрать... Кишки свело, как при падении. Лодка зависла в пустоте, проваливаясь в невидимую бездну. Артем вцепился в пластик весла - ребристая прорезиненная рукоять не дала впасть в безумие и панику.

- Я на озере, в лодке... – зашептал Артем, чувствуя, как за бортом что-то бесшумно ушло под воду, и лодка качнулась вновь. – Господи, помоги...  

         Кажется, становится светлей... Артем осторожно выглянул. Краешек неба посветлел, и в проблеске была надежда. Почти не дыша, он приподнялся, всматриваясь вдаль... и увидел берег! Подсвеченные рассветом кусты и деревья оказались совсем неподалеку, метрах в пятидесяти. Туда! Он погрузил весло в воду – оно вошло тихо, без плеска, как в вязкий черный сироп. Весло исчезало, как в чернилах, но думать о феномене было некогда, Артем лихорадочно греб к берегу.

         Вдруг лодка накренилась, а вода бесшумно вспучилась. Что-то поднималось из глубины, огромное, намного больше лодки... Весло ударило по тверди. Артем включил фонарик и замер, глядя на черное, покрытое наростами тело. Мозг отказывался верить глазам, но монстр продолжал всплывать, и вода тяжелыми ртутными струями стекала по черным бокам.

         Брошенный на берег взгляд выхватил замершую у кромки воды фигуру. Старуха! Вот повезло! Артем изо всех сил замахал фонарем:

- Помогите!! Помогите-е-е!!

         Крик отразился от берега, эхом вернувшись назад, и Артем почувствовал, как черная тварь мгновенно впитала его кожей. «Никто не услышит!» - в отчаянии понял он. 

         Ответом был отвратительный каркающий смех. Старуха смеялась. Ее смех свободно разносился над озером, царапая перепонки, холодными когтями добираясь до кишок... Артем понял: есть лишь один путь. «Берег близко, надо рискнуть! Метров тридцать проплыть, это быстро!»

         Отбросив весло, он выпрыгнул из лодки. Ноги коснулись чудовища - оно вздрогнуло так, что Артем чудом не упал. Он пробежал по скользкому черному склону, у самой воды оттолкнулся и прыгнул.

         Вода приняла беззвучно и не желала держать, но Артем отчаянно замахал руками – в юности неплохо плавал кролем... Одежда тянула вниз, но берег был совсем близко. За спиной раздался всплеск – но оглядываться некогда. В следующий миг волна накрыла его, ослепив и лишив дыхания. Артем оказался во тьме, не зная, где верх, где низ. Преодолев рефлекс, он все же открыл глаза – и ничего не увидел. Бездушная тьма, и не тридцать метров под ногами – бездонный провал, из которого не выплывают... Паника свела холодом руки. Кружась и падая в бездну, Артем в ужасе закричал и почувствовал, как пузырьки воздуха текут по щекам вверх. Туда! Из последних сил рванулся... и вынырнул.

         Он барахтался, кашляя и кусая воздух. Берег совсем близко, рассвет стелился по воде, и тьма отступала, впитываясь в черную тварь. Вытягивая последние силы, вода сгущалась и гибкими щупальцами тянула вниз. Сил не оставалось. Успев схватить немного воздуха, Артем погрузился с головой... но нога вдруг нащупала твердь. Оттолкнувшись, он вынырнул и всего в нескольких метрах увидел старуху. Стоя на коленях, она жадно лакала из озера, радостно глядя на рыбака. Или на то, что за ним...

         Женщина простерла руки и ткнулась в берег лицом. Артем не видел, но почувствовал, как что-то бесшумно поднимается сзади. Пальцы не успели ухватиться за куст, твердь ушла из-под ног, и вода стремительно поволокла от берега. Обернуться он не успел.