Поворот вслепую

         Влад ехал небыстро – дорога была так себе, типичная замкадовская раздолбайка, с пятнами наскоро залепленных дыр и знаками «обгон запрещен» через каждые пятьсот метров. Какой обгон, здесь колес бы не лишиться...

         Справа сидела Анжела, всем существом своим погрузившись в новенький айфон, стоивший Владу всю зарплату. Чего не сделаешь ради любимой девушки... тем более, такой красавицы. Влад с удовольствием окинул взглядом ее стройную фигурку, разве что не облизнулся. Анжела занималась шейпингом и легко садилась на шпагат. Вот приедем – гимнастикой займемся. Сексуальной.

- Анжела...

- Что? – не отрываясь от экрана, ответила она.

- Посмотри на меня... – промурлыкал Влад, поглаживая девушку по коленке. Анжела стрельнула глазками и улыбнулась. Как он любил ее глаза: голубые, яркие, живые! Он и влюбился-то сначала в них, потом уже во все остальное. Влад усмехнулся, подумав: окажись такие же глаза у очкастой непримечательной толстухи - сидела бы она здесь вместо Анжелы? Нет, классное тело – всегда хорошо, но фигуру можно сделать, а вот глаза – никогда.

         Каким-то чудом Влад заметил вынырнувшую из придорожных зарослей тень и ударил по тормозу. Анжелу бросило вперед. Машина остановилась, и клубы пыли скрыли стоящего перед капотом человека.

- Ты чего? – крикнула Анжела, едва не выронив телефон. – Я чуть нос не разбила!  

- Ты пристегнута! – оборвал Влад. – Там кто-то выскочил... Щас я ему нос разобью!  

         Он отстегнулся, немного подождав, пока осядет пыль. Открыл дверь и вышел. Так и есть: перед капотом, не двигаясь, стоял человек. В черных штанах и клетчатой рубахе.

- Ты что, слепой!? – гневный окрик замер, когда Влад увидел в руках прохожего трость, а на глазах черные очки. Похоже, дорогу действительно переходил слепой. Откуда он взялся в лесу?

- Вы целы? – уже спокойнее спросил Влад. – Что ж вы под колеса лезете? Если не видите, то слышать-то должны!

- Я очень извиняюсь, - качая головой, проговорил мужчина. Его лицо было худым и вытянутым, зубы неровными и гнилыми, но слепой об этом не знал, улыбаясь широко и радушно. – Вы не поможете мне? Пожалуйста. Мне нужно в деревню. Она здесь рядом, пара километров. Не подбросите?

         Сажать грязного неопрятного незнакомца в машину Владу не хотелось, но стало стыдно за свои слова. Да и едва не сбил. Он вздохнул и взял слепого за кисть:

- Хорошо, подброшу. Идите за мной.

         Он подвел его к машине и открыл дверь.

- Это кто? – вопросила Анжела, в недоумении уставившись на незнакомца.

- Заблудился человек. Он слепой. Подвезу немного, - ответил Влад, забираясь за руль.

- Здравствуйте, - поздоровался гость. Анжела не ответила, с неприязнью глядя на нового пассажира. Слепой спокойно устроился на заднем сидении, серую трость поставил между ног. Потом неожиданно улыбнулся, и Анжела отвернулась. Улыбка была неприятной: узкая щель с черными подгнившими зубами.

         «Мицубиши» быстро набирал ход.

- А что за деревня? – спросил Влад, глядя в навигатор. – Нет рядом никаких деревень.

- Есть, - кивнул незнакомец. – Сами увидите. Слева будет просека, перед ней знак должен быть. Увидите. По просеке за минуту доедем, дорога хорошая, ровная. 

         Действительно, вскоре слева Влад увидел знак: черные очки на белом поле. Такой знак ставят в городах, на перекрестках, где ходят слабовидящие. Но здесь, в лесу? В легком недоумении Влад повернул налево. Слепой не соврал, просека оказалась неплохой и довольно ровной, и вскоре лес расступился, открывая обширную поляну с небольшой деревушкой и какими-то руинами за ней.

- Приехали? – встрепенувшись, спросил слепой. – Есть деревня?

- Есть, - Влад притормозил возле первого дома.

- Столбики с веревкой видите?

- Да... - посреди улицы, как разделительная полоса, стояли колышки с натянутой веревкой. Они вели по главной и, похоже, единственной улице к разбитому кирпичному строению в самом конце.

- Подвезите меня к ним, пожалуйста, - попросил мужчина. – Дальше я сам. Спасибо большое.

- Да не за что, - Влад остановился у колышков, вышел и открыл дверь, выпуская попутчика из машины. Постукивая перед собой тростью, он шагнул вперед. Влад подвел его к столбику.

- Вот здесь веревка, держите.

- Благодарю, - слегка поклонился тот. – Вы добрый человек. И ваша спутница тоже.

- Не за что, - повторил Влад и задал вертевшийся на языке вопрос. – А что вы делали на дороге?

- Меня подвезли, - быстро, с улыбкой ответил слепой. – Но высадили не там. Я чуть в лесу не заблудился. Услышал вашу машину и вышел.

- Хм, понятно. А здесь кто-нибудь живет? – оглядывая деревню, спросил Влад.

- Живут, а как же.

- Что-то не видно никого.

- Есть, есть... А вы погуляйте. Здесь хорошо. Воздух чистый. И тихо, - с улыбкой посоветовал незнакомец.

         Рядом стукнула калитка, и к машине уверенно направилась полная старушка в черных очках.

- Кто это к нам приехал? – улыбаясь, спросила она. «Тоже слепая?» – про себя удивился Влад.

- Это я, Михайловна, - не двигаясь, ответил попутчик. 

- Ага, - Михайловна безошибочно остановилась у машины. Видимо, ориентировалась по звуку двигателя – Влад его не выключал.

- Спасибо, что подвезли, - сказала она. – Я его давно поджидаю.

- Пожалуйста, - ответил Влад.

- Молодой человек, - живо откликнулась она, подшагнув к водителю, - как вы кстати! Я, кажется, расческу только что обронила... Долго искать придется. А вы сразу найдете, вон там, за калиткой, - она улыбнулась, и Влад, пожав плечами, направился туда.   

         Вдоль старых заборов стояли вбитые в землю колышки, но без веревок. Наверно, ориентир. «Здесь деревня слепых? - все более изумляясь, подумал Влад. – Как они здесь живут?» Он прошел через калитку мимо застывшей у забора Михайловны, посмотрел под ноги. Расческа нашлась тут же.

- Вот она, - он протянул находку женщине, но та стояла, не реагируя. Влад спохватился и сунул расческу ей в руки.

- Ой, спасибо! Как же вы кстати приехали.

         Поглядев через забор, Влад увидел в соседнем дворе покрытую пылью «Ниву». Похоже, не один год стоит. Ладно, надо ехать. Он вернулся к машине. Анжела дожидалась в кабине, сосредоточенно шурша пилкой по ногтям.

- Ну, что, едем, наконец? – отрываясь от любимого дела, спросила она.

- Едем, - садясь за руль, с облегчением ответил Влад. Он сдал назад, развернулся. Что-то дважды стукнуло по арке.

- Приехали...

         Датчик показал потерю давления в левой задней шине. Влад вышел.

- Твою ж мать!

         В колесе торчала дощечка с гвоздем. Влад ухватился за нее и с трудом выдернул.

- Что там? – спросила Анжела.

- Колесо, - процедил он и полез в багажник за ключами.

- Надолго?

- Можешь погулять минут двадцать.

         Анжела вышла из машины. Огляделась. Ну, и трущобы... Хотя местами живописно. Вот эта ива неплохо выглядит, можно селфи сделать на фоне. А вот траву никто не косит, заросло всё. Девушка прошлась вперед, обошла печальное дерево и увидела сидящего у забора старика.

- Кто это идет? – поворачивая рябое бородатое лицо, спросил он.

- Э-э... здравствуйте, - неохотно промямлила она.

- О, у нас гости! – дед резко поднялся и направился к ней. Он тоже был в черных очках. – Здравствуйте, девушка. Какой у вас приятный голос!

«Божий одуванчик, - усмехнулась Анжела, - еще комплименты отпускает...»

- Девушка, постойте! - Анжела нехотя остановилась. Модные черные очки деду явно не шли, но он об этом не догадывался.

- Что?

- Девушка, у меня к вам просьба, - подходя ближе, заговорил старик. - Я плохо вижу, как вы догадались. Вы можете мне помочь? Я всегда соседку просил, да она сегодня не приехала...

- А что вам надо-то? - спросила Анжела. Портить маникюр не очень хотелось.

- Да в сарае кое-что найти. Просто подскажете, где... Я возьму, что надо, да и все!

Анжела посмотрела на дедка. В сером помятом пиджаке и протертых тренировочных штанах, он не выглядел опасным. Вряд ли станет приставать. А станет - она справится. Анжела занималась шейпингом и тай-бо, и считала себя достаточно сильной. Тем более, неподалеку Влад. Он любого по стенке размажет, достаточно посмотреть на его мускулы.

- Ну, ладно.

Она пошла к пристроенному к дому сараю, дедок семенил рядом. В ее руку он вцепился сильно, никому она бы не позволила такого. Ладно, во-первых, слепой старик, во-вторых, это ненадолго.

Старая деревянная дверь истошно заскрипела. Внутри сарая царил полумрак. У входа, опершись на колоду, стояла старая телега без передних колес. На стене висели грабли и ржавая пила. В дальнем углу громоздилась здоровенная копна сена, и пол был щедро усыпан ей.

- Ну, что вам надо? — спросила Анжела. Дед отпустил ее руку и повернул голову, словно прислушиваясь.

- Бензин не могу найти для бензопилы, - проговорил он. – Где-то здесь стоит канистра. Посмотри, девонька... может, на полке где...

Анжела огляделась. В углу сарая действительно стоял самодельный, покрытый паутиной и пылью стеллаж. Она шагнула к нему и провалилась, не успев даже вскрикнуть. Падение было недолгим и не особо болезненным. Девушка упала на внушительный пук соломы, заботливо постеленный под ловушкой. 

Она вскочила на ноги и быстро огляделась. Сверху проникал свет из сарая, и Анжела увидела коридор с высокими земляными стенами. Наверх не допрыгнуть.

- Эй! Вы там?! – крикнула она. – Вытащите меня немедленно!

         Она услышала шаги. Дед подошел к краю ловушки, наклонился.

- Вытащите меня, слышите! Я в милицию позвоню!

- Да-а? – протянул дедок и показал Анжеле ее айфон. – Ну, позвони.

Девушка задохнулась от гнева, а вор поднес руку к лицу и снял очки. Даже в полумраке Анжела смогла разглядеть жуткие черные дыры вместо глаз. Догадываясь произведенным эффектом, старик улыбнулся, показав редкие гнилые зубы, нагнулся и с треском захлопнул качавшийся под потолком люк. Стало темно, но через дощатый потолок проникало немного света, глаза привыкли, и девушка стала что-то различать. Она находилась в земляном коридоре, достаточно высоком, чтобы идти, не нагибая головы. Стены сухие, пол ровный и утоптанный. Значит, здесь ходят люди, подумалось ей. 

- Эй, выпустите меня! Слышите! - крикнула она. Голос искаженно отразился от стен тоннеля. С потолка посыпался песок, и она невольно отшатнулась в сторону.  

- Сволочь старая! – изо всех сил закричала она. - Влад найдет меня, песец тебе будет! Он тебя убьет, понял! Извращенец! Помогите! Вла-а-ад!

Ответом была тишина. Анжела посмотрела направо, затем налево. После падения она видела, что в обе стороны проходит коридор. Куда же идти? Анжела подумала и решила держаться правой стороны. Касаясь безнадежно испорченным маникюром стенки тоннеля, она медленно двинулась вперед. Вдруг где-то обнаружится выход? Здесь была совершенная тишина, но это не пугало. Значит, никого нет и бояться нечего.

 

         Влад закончил с колесом, положил испорченное в багажник и огляделся. Где Анжела? Пора выбираться из этой дыры.

- Анжела! – крикнул он. – Анжела-а-а!

         Тишина. Куда она могла деться? Он подошел к сидящей на скамеечке у дома Михайловне. Старушка улыбалась, глядя перед собой. Словно смотрела веселый фильм по телевизору. 

- Извините, вы не ви... – он осекся и переиначил, - не слышали случайно, куда моя девушка пошла?

- Нет, милок, не слыхала. А ты покричи, может, отзовется...

         Влад отвернулся и решительно зашагал по улице. Вот и помогай людям – то колесо прокололось, теперь Анжела куда-то делась...

- Анжела! – еще раз крикнул он. – Анжела!

         Она не отозвалась.

         Влад прошел деревню до конца и не увидел ни одного человека. Дворы выглядели заброшенными, участки заросли травой. В некоторых дворах стояли машины, но с первого взгляда Влад понял, что они без движения не один год... Улица закончилась основательно разрушенным двухэтажным кирпичным домом без крыши. Видно, что когда-то здесь был неслабый пожар, и здание выгорело дотла. Столбики с веревочкой заканчивались в нескольких метрах от развалин. Влад посмотрел под ноги и поднял заваленный обломками кирпича кусок красной стеклянной таблички. «Интернат для слабови...» Он бросил обломок наземь и поднялся по ступеням в дом. Кроссовки ступали на ковер из обломков кирпича и стекла, мусора и пыли. Обгорелые остовы железных кроватей унылыми скелетами стояли в углах. Штукатурка обвалилась и почернела от бушевавшего когда-то огня. Влад прошел по главному коридору и понял, что здесь никого нет. Стало тревожно. Куда ж подевалась Анжела? Куда она в принципе могла деться?

         Он вышел наружу и пошел вокруг здания. И сразу остановился. Безжалостно раздавленный чьим-то каблуком айфон лежал так, что его невозможно было не заметить. Так, звонить бесполезно, а он уже собирался... Влад с тревогой огляделся. Зачем она сюда пошла, и что могло случиться? Он прошел вперед и увидел вход в подвал. Спустился по бетонным ступеням, стараясь не шуметь, чтобы уловить какие-нибудь звуки - но обломки предательски скрипели под ногами. Коридор уходил далеко под здание, и вскоре стало так темно, что Влад не мог идти дальше. Надо вернуться и взять фонарик. Он чертыхнулся, вспомнив, что недавно оставил хороший фонарь дома за ненадобностью... Так, еще телефоном можно посветить, да только он в машине!

         Чертыхнувшись, Влад выбежал из подвала и помчался назад. Пробегая по улице, Влад заметил местного, в круглых черных очках. Мужчина в джинсах и черной куртке стоял у стены заросшего травой дома и поворачивал голову, будто наблюдая за гостем.  

         Машина мигнула фарами, двери открылись. Влад забрался внутрь, открыл бардачок. Внутри лежал телефон, документы, пачка влажных салфеток и нож, узкий, самодельный, каленый, из куска рессорной стали. В молодости Влад увлекался ножами, вытачивал на заводе, набирал рукояти, закаливал, хромировал... и дарил друзьям. Все раздарил. А последний, самый невзрачный, возил в машине. Влад схватил телефон и нож. Что еще? Больше вооружиться было нечем, да и нужно ли? Влад на секунду задумался: может, напрасно волнуюсь, а Анжела решила меня попугать? Иногда это бывало. Но разбить любимый айфон? Нет, это точно не шутка. Может, позвонить в полицию? А что сказать? Что девушка исчезла двадцать минут назад? И он волнуется, потому что нашел разбитый айфон? Нет, пока звонить рано...  

         Он запер машину, заметив, что Михайловна стоит у калитки и смотр... нет, слушает – она же слепая. «А ты уверен? - мелькнуло в голове Влада. – Ты, что, ее зрение проверял? Черные очки не признак слепоты...» Он даже головой встряхнул: хватит надумывать черт знает, что. Когда-то здесь был интернат для слабовидящих, потом он сгорел, вот слепые и живут в деревне. Всё просто. Надо искать Анжелу.

 

         Анжела двигалась наощупь, держась правой рукой за стену, но вскоре рука повисла в пустоте. Она шагнула вперед, наткнулась на угол и поняла, что коридор раздвоился. Недолго думая, девушка пошла прямо. И тут же услышала звуки. Какой-то шорох впереди, и он приближался. Она остановилась, прислушиваясь. Кто-то двигался навстречу, неторопливо, но уверенно шагая в темноте.

- Кто здесь? – негромко спросила она. Никто не отвечал, и стало страшно. Она отступила, вжалась в стену, стараясь не дышать, но шаги уверенно приближались. Потом плеча что-то коснулось, девушка ахнула и отпрянула.   

- Тише! Я не трону тебя, только молчи и слушай! – прошептала тьма. – Ты поможешь мне выбраться отсюда, а я помогу тебе! Согласна? Или тебе вырежут глаза!

         Анжела задохнулась от ужаса.

- Вы кто? Куда я попала? – спросила она, но рука незнакомца мигом зажала ей рот.

- Говори только шепотом! – яростно прошептал он. - Они услышат! Иди за мной.

         Рука мужчины схватила за запястье, потащив за собой. Анжела не сопротивлялась, понимая, что лучше довериться незнакомцу, чем блуждать в кромешной тьме. Он свернул в коридор, который она проходила.

- У тебя есть телефон? – спросил он.

- Нет. Его украли, - шепотом ответила Анжела, не понимая, как неожиданный помощник ловко двигается в темноте.

- Плохо, - волоча девушку за собой, прошептал мужчина, - очень плохо. А машина есть? 

- Есть. Стоит в деревне. Там Влад. Он меня ищет!    

- Если твой Влад сунулся сюда, он уже покойник, - тихо проговорил незнакомец и остановился. – А если он наверху, мы уедем отсюда... Давно я этого ждал!

         Что-то сухо щелкнуло, и Анжела увидела уходящий во тьму земляной коридор. Ее спутник повернулся, держа горящую зажигалку. На нем была грязная джинсовая куртка и мешковатые штаны, рубашки не было, грудь в грязных потных разводах. Длинные седые волосы обрамляли покрытое жесткими морщинами лицо, а вместо глаз – покрытые черной коростой провалы... Анжела невольно ахнула. Ее спутник усмехнулся.

- Тебе повезло, девчонка, - прошептал он, дернув ее за руку, - крупно повезло! Как и мне. Когда тебя скинули, я понял, что это мой шанс... А теперь пошли. Теперь ты веди меня, и вот еще что!..  

         Его грубое жутковатое лицо приблизилось вплотную так, что Анжела ощущала вонь изо рта: 

- Не вздумай бежать! Без меня тебе отсюда не выбраться! Иди вперед... да не беги. 

         Со светом двигаться было легче. Анжела шла вперед, как поводырь. Дальше коридор сужался так, что два человека едва могли разминуться, стены были неровными, но пол твердый и гладкий, отшлифованный множеством ног.

- Вы здесь жили? – осмелилась спросить Анжела.

- Что видишь? – не отвечая, прервал ее спутник.

- Кажется, что-то есть впереди... – Анжела вышла в небольшую комнатку, в стенах которой виднелись три прохода. – Мы в какой-то комнате.

- Тоннели видишь?

- Да.

- Идешь в крайний правый, поняла, - прошептал мужчина. - Быстрее! Нас уже ищут.

         Анжела бросилась вперед и еле успела отшатнуться: навстречу шагнул мужчина. В затянутом ремнем длинном черном плаще и кедах. Он тоже был слеп, судя по жутким заросшим глазницам - очков здесь никто не носил. В его руке тускло блеснул нож.

- И кто это здесь? – уверенно спросил он. – Я ведь все слышал. Кто это бежать задумал, а? Скоро ты свое получишь! А девчонка – своё...

         Анжела молчала, не зная, что предпринять. Ее затрясло. Спутник стоял, не двигаясь, лишь рука сильнее сжала запястье девушки, и она поняла: чтобы спастись - ему надо помочь.

- Я слышу, как ты дышишь, шлюшка, - ухмыльнулся слепой. – Никуда ты не денешься. Иди сюда... Тебе же лучше будет.

         Он вышел из тоннеля, но лишь на шаг. Знал, что в комнате его могут обойти. Прошмыгнуть не удастся, в отчаянии поняла Анжела.

- Я вас не пущу, - поводя из стороны в сторону ножом, сказал слепой. - А сейчас братья подойдут. Я их уже слышу...

         Ее спутник вытащил длинный кухонный нож. Почти такой, как у своего противника. И сунул в руки Анжелы:

- Давай!

- А-а, Игорек! – встрепенулся слепой. – Заговорил-таки... Я знал, что ты гнилой внутри, не наш! Зна-ал! Иди сюда, я тебе кишки выпущу!

         Игорек подтолкнул Анжелу, напряженно вслушиваясь в тишину, и девушка поняла: времени у них не оставалось. Противник слеп, легкая мишень - но это лишь кажется. Слепец реагировал на каждый шаг, к тому же Анжела не могла ударить человека, тем более, ножом... Просто не могла!

- Убей его – или нам конец! – не выдержал Игорь. Он шагнул вперед - слепец тотчас среагировал: нож очертил полукруг, едва не задев Игоря. Анжела ахнула, противник рассмеялся.

- Тебе вырежут глаза, детка, - ухмыляясь, с каким-то вожделением проговорил он, - и мы все тебя поимеем...

         Словно в подтверждение слов, из второго тоннеля шагнула темная фигура с ножом. В слабом свете зажигалки она казалась демоном из глубин ада.

- Сюда, брат, они здесь!

         Понимая, что времени не осталось, Анжела толкнула Игоря на слепого и бросилась в проход. За спиной завязалась борьба, послышался вскрик и стон, от которого в ужасе сжалось сердце, но девушка со всех ног бежала вперед. Ход привел в пещеру. Зажигалка выхватила из тьмы естественное подземелье со светлыми стенами и влажным полом. Анжела лихорадочно осмотрела стены и обнаружила два прохода. Черт, куда же бежать? Теперь никто не подскажет... Слыша шаги погони, Анжела кинулась в ближайший проход. Он был небольшим и тесным, пришлось согнуться, чтобы пролезть. Но идти недалеко. Это что еще?

Подземный коридор перегораживали две вбитые крест-накрест палки. Анжела с трудом протиснулась в четвертинку и побежала дальше. Через десяток метров тоннель привел в комнату. Скудный свет зажигалки выхватил из тьмы заваленные тряпьем грубо сколоченные нары. Запах здесь был как в помойном бачке. Зажав нос, Анжела обошла комнату. Выход нашелся. Туда.

         Стены были странными – все исчерчены параллельными полу полосками, примерно посередине. Зачем это и почему, размышлять было некогда. Девушка выбежала на перекресток, столкнувшись с шагнувшим из-за угла человеком.

- Она здесь! – моментально заорал он, и Анжела что есть сил толкнула слепца в грудь, да так, что зажигалка погасла. Послышался стук упавшего тела и ругань. Анжела лихорадочно крутила колесико, видя во вспышках искр, как слепец поднимается. Господи, да зажигайся же!! Почти вслепую она бросилась в левый коридор.  

 

         Влад вернулся ко входу в подвал. Достал телефон и включил режим фонарика. Посветил под ноги. На крошеве из пыли и битого кирпича ничего не разглядеть. Он двинулся по коридору.

- Анжела! – позвал он. Тишина. Похоже, здесь никого нет, но надо все проверить. Подвальный коридор был очень стар, светлая плитка осыпалась со стен, хрустя под подошвами. В нескольких комнатах не было ничего, кроме останков мебели и затхлого, неприятного запаха. «И зачем Анжеле сюда идти? - подумал он. – Разве что в туалет... А телефон? Упала и раздавила? Потом положила на камень и опять ушла?» Его рука проверила нож в заднем кармане.

         Коридор не закончился тупиком, как ожидал Влад. В кирпичной стене зиял внушительный пролом, а за ним уходящий во мрак тоннель. Телефон осветил рукотворные земляные стены, местами подпертые арками из досок, и порядком утоптанный пол. Здесь явно ходили и не раз. «А может, позвонить в полицию? - остановившись в нерешительности, подумал он. – Чую, что-то здесь неладно. Странное место, странные люди, разбитый телефон. Нет, из-за этого никто сюда не поедет. Да и, пока приедут, всякое может произойти...»

         В подтверждение слов Влад услышал крик. Кричала женщина. Кричала страшно.

- Анжела! – выхватив нож, он бросился в проем. Ход закончился вилкой. Налево или направо? Влад замер, лихорадочно вслушиваясь во тьму.

- Помогите! – крик звучал совсем близко, из левого коридора. Он свернул туда, заметив странные полоски на стенах. – Сюда!

         Он бежал на крик, уже думая, как будет возвращаться. Влад отлично ориентировался в незнакомых городах и даже в лесу, Анжела всегда удивлялась. И гордился прекрасной зрительной памятью. 

         Синеватый свет фонаря-телефона осветил сжавшуюся на полу женскую фигурку. Это была не Анжела. Девушка в юбке, а не в джинсах, и поменьше ростом...  

- Помогите! – приподнимая голову, простонала она. Влад склонился над ней.

- Вы кто? Что с вами?

- Они идут! – поворачиваясь лицом, вскрикнула женщина, и Влад едва не вскрикнул сам: глаз у нее не было. Ни повязки, ни очков – лишь истерзанная, провалившаяся в глазницы кожа. 

- Что это... – едва вымолвил он. И услышал что-то. Шепот, доносящийся с двух сторон. И шуршащий звук осыпавшегося песка.

- Бежим! – он схватил слепую за руку, но женщина не поднималась.  

- Слушай! – часто дыша, проговорила она. – Слышишь?

- Прими тьму, прими тьму, - доносилось отовсюду. Влад посветил и увидел двигающихся навстречу людей. Свет отразился на царапающих стену ножах, черных пятнах пустых глазниц. Влад рванулся назад. Путь был отрезан.  

Он отчаянно выругался: окружили, как последнего дурачка! Фонарик высветил вжавшуюся в стенку растрепанную фигуру женщины. Она уже вскочила, и тоже повторяла, как безумная:

- Прими тьму... – и слепцы обходили ее, наступая на Влада. В потрепанных обносках и грязных балахонах, они походили на зомби. Но это было не кино...

Тиски сжимались, и Влад понял: живым его не отпустят. Но у него глаза, свет и нож, эти сволочи слепы - значит, шансы есть... Изловчившись, он пнул ближайшего в живот, швырнув на товарищей. Ножи сверкнули над упавшим.  

- Прими тьму! – крикнул тот. Его отпустили и обошли. Пять метров. Четыре. Светя экраном телефона, Влад видел, как кончики ножей скребут по стенам, медленно приближаясь к нему. Шепот безумцев, как колокол, звучал в ушах. Пустые глазницы, жуткие и жестокие лица.

         Времени не оставалось. Влад прыгнул вперед и ударил. Заточенное своими руками, каленое лезвие вошло в грудину мягко, как в хлеб. Слепец охнул, завалившись назад. «Я убил человека...» - подумал Влад, перепрыгивая через упавшего. Чье-то лезвие больно чиркнуло по ребрам.

- Он здесь! – прервав всеобщий речитатив, выкрикнул кто-то, но Влад, оттолкнув следующего, уже бежал по коридору, чувствуя, как в боку все намокло от крови. Из-за невидимого угла выступил слепец, Влад налетел на него, упав сверху. Мигом поднялся и почувствовал жуткую боль - лежащий полоснул его по икрам. Кровь потекла ручьем, боль пронзала при каждом шаге. Хромая, Влад побрел дальше. Коридор разошелся перекрестком. Влад машинально повернул вправо и шагов через двадцать уткнулся в тупик.

- Прими тьму...

 

Бежать было некуда. Анжела завизжала и напрасно – слепцы моментально придвинулись, обступили и сжали. Десяток мужских рук жадно облапали и сдавили, больно выкрутили руки. Потом затрещала одежда. Она пыталась отбиться, но прилетевшая из тьмы оплеуха попала точно по лицу. Во рту стало солоно от крови.

- Не надо! Пожалуйста! Не надо! – ответом был злорадный смех и шутки, от которых стыла кровь. Слепцы хватали за грудь, грязные ладони лезли между ног. Не смея кричать, она лишь тихо выла от ужаса, когда в полной тьме ее раздели и потащили. Уверенно и цепко, как муравьи тащат добычу. Она поняла: в этих катакомбах они знают каждый угол, сбежать она не сможет, даже если те, что держат ее, внезапно умрут... Она прекратила стонать, напряженно вслушиваясь в каждый шорох, каждое движение, пытаясь понять, куда ее несут. «Все, что угодно, лишь бы выбраться отсюда! – билось в ее голове. – Боже, все, что угодно!»

         Наконец, девушка почувствовала, как ее кладут на длинный дощатый стол. Что они собираются делать?! Анжела сжалась, дрожа, но никто ее не трогал, лишь слышалось дыхание нескольких возбужденных мужчин. Ее крепко держали за руки и ноги. В наступившей тишине послышались шаги с характерным постукиванием. Это трость, поняла она.

- Послушайте, - всхлипнула Анжела, - пожалуйста, отпустите меня... я ничего не скажу, обещаю! Только не...

         Она вскрикнула – трость больно хлестнула по ребрам.

- Заткнись! – проговорила тьма. – Говорить будешь, когда я прикажу.  

         Голос был немолодым, но сильным и властным. Анжела мигом поняла, что этот человек здесь может всё.

- Видишь что-нибудь?

         Анжела молчала, боясь вымолвить слово, и трость ударила по обнаженным бедрам. Девушка вскрикнула и прикусила губу.

- Нет... – выдавила она.

- Нет, - удовлетворенно повторил голос. – Тогда зачем тебе глаза? Глаза вводят в соблазн, одни видят одно, другие – другое... Как же найти истину?

         Анжела молчала, не зная, отвечать или нет. И что отвечать, тоже не знала.

- Тьма есть истина, - сказала темнота, - и мы ее дети.

- Тьма есть истина! – хором повторили слепцы, и Анжела поняла, что в комнате их не меньше десятка. И женщин в том числе.

- Мы живем во тьме и служим ей. Скоро и ты будешь ей служить... – невидимые пальцы коснулись ее тела, прошлись по ногам, цинично исследовали живот и грудь. Анжелу затрясло. 

- Ты можешь выбрать: смерть – или тьма? – невидимый кончик ножа, царапая кожу, заскользил по обнаженному телу. Анжела задрожала и вскрикнула.

- Выбирай! – сжимая горло, процедила тьма.

- Отпустите меня, - захлебываясь слезами, прошептала она, - я сделаю все, что вы хотите, я все отдам...

- Не можешь выбрать – тьма выберет за тебя! Ты станешь одной из нас.

Она поняла, что больше не увидит света. Что последним, что суждено было видеть – короткие вспышки искр и темную фигуру фанатика в подземном коридоре. Но смерть была еще страшнее.

Анжела истошно закричала, но удар слепца был неожиданно меток. Оплеуха оглушила, прервав крик и плач. Кто-то мигом сжал голову, крепко, как тисками. Нагая и беспомощная, Анжела не могла бороться, лишь судороги проходили по распятому на столе телу. Невидимые пальцы мягким пауком прошлись по лицу, и в следующий миг острая сталь вонзилась в левый глаз. Она раскрыла рот – но в него деловито всунули вонючую тряпку. Боль казалась невыносимой, Анжела чувствовала, как кровь заливает лицо, теплыми струйками стекая под голову. И это была лишь половина боли...

         Она очнулась в полной тьме. Болела не только голова - там, где когда-то были глаза, а теперь пропитанная кровью повязка... Болело все тело, когда-то красивое и ухоженное – сейчас липкое, окровавленное, истерзанное и изнасилованное. Анжела лежала, не в силах пошевелиться, понимая, что даже плакать теперь не сможет. Что прежняя счастливая жизнь закончилась, и тьма уже не отпустит ее. И как бы она смогла бежать? Даже с зажигалкой не удалось выбраться из подземелий. И сколько здесь сумасшедших слепцов, неизвестно. Но, может быть, Влад вызовет полицию, и ее начнут искать? Да, так и будет, надо только подождать, немного подождать. И тогда этих извращенцев поймают и отправят в психушку, только зрение ей никто не вернет... Она затряслась от плача, скорчившись на вонючем матрасе.

         Вдруг кто-то нежно тронул за плечо. Анжела сжалась, подтянув коленки к груди, но знакомый запах заставил сердце забиться еще сильней. Влад!

- Влад... – прошептала она, неуверенно протягивая руку. Пальцы наткнулись на волосы, скользнули на лицо, холодное и липкое. Глаза были на месте, но не моргнули, не среагировали, когда Анжела прикоснулась к ним.

- Влад! – ее руки схватили пустоту. Плеч не было... и что-то круглое с глухим стуком упало к ногам Анжелы. Ее крик был долгим и страшным, но мрак проглотил его легко, как все прежние.    

- Теперь ты с нами, - смеясь, проговорила тьма. – Навсегда.

 

 

Маргарита 2018-12-19 04:43:00

Кошмар какой! Это надо же такое придумать!!