Подвал

 

Объявление сразу понравилось Жеке. То, что надо. Спишь – а денежки идут. Он тут же позвонил.

- Приезжайте, - коротко сказали на той стороне трубки, и Жека, наскоро собравшись, поспешил к метро.

         Работа у Жеки была, но лишних денег не бывает, а тут халява – ночной сторож на складе. «Солдат спит, служба идет» – это он хорошо усвоил в армии. Больше всего беспокоило, что опередят, и другой займет сладкое место.

         Он вышел из метро, вспоминая просмотренную на Яндексе карту. Так, два квартала прямо, потом налево, еще квартал... Старый район. Хотя по первым этажам не скажешь: огромные витрины, вывески, реклама. А поднимешь взгляд – старые, с облупившейся краской карнизы, выщербленная временем лепнина, пыльные окна. Если смотреть только наверх, кажется, что попал в прошлое.

         Вот, кажется, нужный дом. Низкий первый этаж, решетки на заклеенных фольгой окнах. Где же вход? Жека обошел здание, увидел невысокую арочку и вошел. Дворик был невелик, в нем с трудом помещались мусорный контейнер и японский внедорожник. Как машина протиснулась в арочку, можно было только гадать.

         Вот этот подвальчик. Приличное, покрытое керамической плиткой, крыльцо, бетонные ступени вниз, железная дверь с глазком. Рядом – кнопка звонка. Жека позвонил.

         Дверь открыли быстро. На пороге стоял мужчина средних лет, с модной бородкой, в джинсах и полурасстегнутой рубашке. Его можно было назвать красавцем, если б не худоба и темные круги под глазами.

- Я по объявлению, - сказал Жека. – Это я звонил.

Мужчина окинул парня взглядом. Жека улыбнулся. Он знал, что в обтягивающей футболке выглядит на все сто: красивый, накачанный торс и пресс, крепкие бицепсы. Когда-то конкретно занимался железом, но в последнее время перестал. Работа на складе и так давала нагрузку.

- Проходи, - сказал мужчина. – Я здесь заведующий, скажем так.

         Жека спустился по ступенькам. От входа коридор вел вглубь дома, над головой на проводах болтались пыльные лампочки. Проводник привел к дверям:

- Вот здесь склад.

         Жека осмотрелся: потолок в помещении ниже, чем в коридоре, пол бетонный. Было и окно, малюсенькое, забранное толстой решеткой. Стены по периметру закрывали коробки с техникой. Судя по рисункам: бытовая электроника, пылесосы, утюги и телефоны.

- Твоя задача - охрана, - сказал мужчина. – Приходишь в девять, мы тебя запираем. Можешь ложиться спать или делай, что хочешь. Утром, часов в девять или раньше я прихожу, и можешь идти домой. Смена – пятьсот рублей. Оплачиваю сразу. Устраивает?

- Да. А спать... прямо здесь?

- Нет, у нас комната есть, пошли, - хозяин вышел в коридор и открыл еще одну дверь. Это была каморка метров на шесть, зато в ней помещался стол с компьютером, диван и забитый бумагами шкаф. Окошко тоже было, но во двор. И тоже забрано решеткой. Впрочем, из-за налипшей грязи за ним сложно было что-то рассмотреть.

- А компьютером можно пользоваться? – улыбнулся Жека.

- Нет. Он запаролен. А на диване можешь спать. Если что: ты не охранник, а сторож. Если ломиться будут, геройствовать не надо, вызывай ментов. Телефон есть?

         Жека кивнул. «Ну, нормально, чего там. В армии приходилось и не в таких местах на массу давить. А тут диван есть – чего еще надо?»

- Хорошо. Документы с собой?

- Да, конечно, - Женя вытащил паспорт. Хозяин сунул документ в сканер. Нажал кнопку, оргтехника загудела.

- Хорошо, - возвращая документ, произнес заведующий. Скан паспорта остался на столе. – Пойдем.

         Они вышли в коридор, и Жека увидел еще одну дверь. Свет лампочки едва доставал до нее, и казалось, что там тупик. Но Жека разглядел торчащую металлическую ручку.

- А там что?

- Туалет. Только он закрыт. Сломался, - сказал хозяин. – Так что придется терпеть.

         Жека пожал плечами. Туалета нет – плохо. Но до утра потерпеть можно.

- Когда можешь приступить?

- Хоть завтра.

- Отлично. Тогда по рукам, - мужчина протянул Жеке руку. – Меня зовут Игорь Михайлович. Можно просто Игорь.

- Женя.

- Завтра жду тебя к девяти. Не опаздывай. И давай договоримся: если не сможешь прийти на смену – обязательно звони! Обязательно!

- Конечно. Без проблем, - кивнул Жека.

- И еще, – сказал Игорь. - Если что услышишь ночью, не пугайся. Дом старый, сквозняки гудят. Короче, не обращай внимания.

- Не вопрос, - Жека улыбнулся и направился к выходу.

 

         Жека прибыл на место работы загодя. Позвонил в звонок. Несколько минут не открывали, и он решил, что хозяина нет. Но замок щелкнул, и Игорь Михайлович показался в дверях.

- Здравствуйте.

- Привет, - они обменялись рукопожатием. Потом спустились вниз, остановившись в коридоре, под висящей в углу камерой.

- Один вопрос, - сказал Игорь. – Если что, ты подработать не против?

- Нет, - ответил Жека. – Не против.

- Жена есть?

- Нет.

- Ну, тогда проблем быть не должно, - улыбнулся Игорь. – Понимаешь, твой сменщик захандрил что-то, болеет много, то да сё... Короче, последние смены дорабатывает. Ты, если что, сможешь каждую ночь подежурить? Пока я сменщика не найду?

- Смогу, думаю.

- Отлично! – обрадовался Игорь Михайлович. – Если за неделю сменщика не найду, я тебе премию нарисую, договорились?

- Хорошо, - улыбнулся Жека. «Еще и премия!»

- Только ты предупреди, если не сможешь. Я за тебя отдежурю.

         Хозяин попрощался и ушел. Жека посидел, почитал взятую в метро газету, порубался в игру на телефоне и убил еще полтора часа. Во, уже полдвенадцатого. Пора баиньки.

         Он улегся на диване, поглядел в желтый облупленный потолок. Потом почувствовал холод. «Да, сквознячки тут есть, в следующий раз надо свитер захватить, - устраиваясь поудобней, подумал Жека. – И откуда здесь может дуть? Окно, вон, крепкое, все грязью заросло».

         Его разбудил будильник. Что, уже утро? Жека приподнялся на диване и глянул в окошко: да, светло. Он провел рукой по лицу и сразу вспомнил сон. Снилась огромная странная комната с пирамидой внутри, какие-то люди проводили странный обряд. На вершине, словно на алтаре, дергала раздвинутыми ногами нагая женщина, а по высоким ступеням сбегала кровь. Прямо фильм-ужастик...

         Зато потом у него был секс, да какой! Нагая рыжая телочка с распущенными по телу длинными волосами вошла в комнату, без лишних слов прильнула... и понеслось! Этот сон был намного лучше. Жека хохотнул и встал, потягиваясь. Странно, но он чувствовал усталость и голод, словно не спал в подвале, а разгружал вагон. Жека вышел в коридор, размялся, поприседал, раз десять отжался. Глянул на часы: уже скоро.

Дверь открылась раньше, еще не было девяти. Игорь Михайлович выглядел озабоченным, хмуро поздоровался и сунул Жеке заработанную купюру.

- Все хорошо? – спросил он.

- Да, все спокойно, -  пожал плечами Жека.

- Ну, иди, отсыпайся. Твоя смена послезавтра. Если не сможешь прийти, обязательно звони!

- Я приду, - улыбнулся Жека. Еще бы. Спишь на диване - пятихатка в кармане. А если за месяц – так это вторая зарплата получается. Что он – дурак бросать такую работу?

 

         Следующие смены прошли нормально. Игорь платил, а Жека радовался удачной работе. Одно удивляло: почти каждую ночь, который раз снилась одна и та же женщина. Жека смутно помнил ее лицо, зато какой была фигура! И непонятная усталость после сна, словно и правда, трахался ночь напролет. Все это казалось странным, но Жека не заморачивался. Он мечтал о мотоцикле, черно-красном байке с хромированным глушителем и высоко поднятым рулем. По расчетам, еще несколько месяцев - и мечта в кармане!

         Однажды он пришел, чуть выпивши. Так получилось, отмечал день рождения с друзьями. Жека на ногах стоял твердо, и Игорь Михайлович не заметил или не подал вида, и молча запер сторожа в подвале. Жека тут же завалился спать. Сон был классным, как обычно. Все та же женщина, все то же... Но затем стало так холодно, что Жека проснулся, и увидел тень, скользнувшую по стене. Или не тень... Он вскочил, повернулся, и в этот момент лампочка в комнате погасла. На миг стало не по себе, но Жека увидел полоску света под дверью и успокоился. Перегорела лампочка. Бывает. «Нет здесь никого, и не может быть, я в подвале один. Не проснулся, как следует, наверное. А это еще что?» Жека прислушался и услышал стон. Длинный, протяжный. Или не стон, это кто-то пел, заунывно и тяжело, как обреченный на казнь пленник. Жека выскочил в коридор, повертел головой. Походил, прислушался. Все верно: странный гул шел от заколоченной двери туалета. Хм, вообще-то Игорь предупреждал о звуках в подвале. Чего тогда пугаться?

Он вспомнил, как однажды, пару лет назад, в его спальне раздавался странный звук. Что-то выло или плакало из подвала или стены. Он долго голову ломал, пока отец не отыскал причину: маленькую дырочку на стыке стеклопакета и подоконника. Когда ставили стеклопакет, рабочие где-то недосмотрели. И воздух, проходя через крошечную дырочку, завывал, как живое существо. Дырку заклеили – и вой прекратился. А здесь можно представить, какие сквозняки! Старый фонд, все стены в трещинах. Прав Игорь: сквозняки, и некому там выть. И тень просто привиделась. Пить меньше надо.

Он вернулся и лег на диван. И вспомнил, что видел во сне. Та женщина, что пришла, заговорила. Обычно она трахалась молча, но сегодня она попросила в награду браслет. И Жека отдал. Жалко, что ли? Браслет в виде стальной цепочки из крупных колец с вставленной между ними волчьей головой он носил давно, и привык к его тяжести. Жека глянул на левую руку: браслета не было.

Обронил, что ли? Странно, застежка была надежной. Ощущая тревогу, Жека полез под диван, сдвинул его в сторону. Браслета нигде не было. А может, на дне рождения оставил, потерял там? Он вспомнить не мог. Наверно, так и есть. Но от странного совпадения стало жутковато. Женщина из сна попросила браслет, он отдал... и браслет исчез! И тень. И странные звуки.

«Что-то в подвале не так. Но что это меняет? Деньги нужны? Нужны!» - подумал Жека. И он слишком себя уважает, чтобы бояться странных снов и звуков. А браслет найдется.

 

- Все в порядке? – спросил Игорь Михайлович, встречая сторожа на крыльце.

- В порядке, вот браслет где-то посеял, найти не могу.

- Браслет? – переспросил хозяин. В его глазах что-то мелькнуло, и Жеке на миг показалось, что тот знает, о чем речь.

- Ну, да, такой, железный, с волком. Ерунда, в общем. Закатился куда-то. Найду, - махнул рукой Жека. – До свидания.

- До свидания.

 

         Следующая смена выпала на воскресенье. Жека вошел во дворик и увидел, что возле склада его ждут.

- Привет, - сказал невысокий мужик лет сорока, в светлых брюках и синей рубашке. Он сидел на ступеньках крыльца и курил. – Ты Женя? А я тебя дожидаюсь.

- Привет. А что такое?

- Сегодня Игоря не будет, я склад запру, - мужик бросил бычок в урну. – Я твой сменщик. Меня Андрей зовут. Ну, как работается? Не страшно в подвале сидеть?

- Не особо. А что?

- Знаешь, сколько сторожей до тебя уволилось? – в упор поглядев на Жеку, спросил Андрей.

- Нет. А что такое? Деньги он платит нормально.

- Нормально? Игорь, чтоб ты знал - скупердяй, два года на него пашу, ни на рубль зарплату не повысил. Хрен выпросишь. А инфляция сейчас, знаешь, какая?!

         Жека кивнул.

- Я в другом месте на него работаю, в магазине. Но дела не очень, продажи фиговые, сетевики давят. Зарплата все хуже. Здесь уже сторожем подрабатывать начал, докатился... Короче, советую другую работу искать. А здесь ловить нечего.

- А почему сторожа-то увольнялись? – спросил Жека.

- Боялись. А один и вовсе пропал, - Андрей смотрел прямо и, похоже, не шутил.

- Как пропал? – удивился Жека.

- Менты приезжали, искали. Домой не пришел. Я тогда приболел, не подробностей не знаю... Игорек сказал, что он сторожа выпустил утром, а куда он потом делся, понятия не имеет. Только я ему не очень верю.

- Почему? – обескуражено спросил Жека.

- Врет он. По глазам видно. И нервничает.

- А что полиция?

- Да ничего полиция. Пошарились, пошарились, и - тишина. Так все и заглохло. Пропал и все. Хотя, конечно, мало ли сейчас народу пропадает?

         Они помолчали.

- А чего сторожа боялись?

- А ты ночами ничего не слышишь? – вопросом ответил кладовщик. – Мне вот пары ночей хватило. Больше сюда не полезу, нафиг. Так Игорьку и скажу. Пусть, что хочет, делает, сам пусть здесь сидит.

- Да ладно, - произнес Жека. – Игорь говорит: это сквозняки гудят.

- Ага, - с сарказмом усмехнулся Андрей. – Все сквозняков испугались.

- А чего тогда? Привидений, что ли? – улыбнулся Жека.

         Андрей почесал бровь:

- В этом доме, чтоб ты знал, половина квартир сдается, и те пустуют. Я справочки наводил. И в психушку отсюда людей увозили. И пропадали тоже.

- Хм, - Жека не знал, что ответить. Сказанное ничуть не пугало его. Мало ли от чего свихнуться можно. Да в любом доме психа найти можно.

- Нехороший этот дом, - произнес Андрей. - Страшно здесь. Даже днем страшно. Что-то не то здесь. Звуки, словно что-то живое рядом. Иногда словно взгляд сзади, и только в спину. Обернусь – а там никого, стена... И сквозняки странные: словно холодильник открыли и вентилятор поставили... Как дунет – так весь закоченеешь. Кстати, и аренда маленькая неспроста. А нашему Игорьку того и нужно. Лишь бы дешевле. Крохобор...

- Слушай, а зачем вообще сторож нужен? Ведь сигнализация есть и камеры? – задал Жека давно вертевшийся на уме вопрос.

- Один раз уже обнесли. Сигналка не сработала, а камеры жвачкой заклеили. Я ж говорю: дом этот странный. Электричество вдруг пропадает, перепады частые. Электриков вызывали – все без толку. Говорят: проводка старая, ее менять всю надо. А Игорек жидится. Даже когда обнесли, не починил. Вот он тебя вместо сигнализации и поставил... Ну, ладно, мне пора, давай, - махнул рукой Андрей. 

- Пока, - и Жека полез в подвал.

 

         Следующей ночью Жеке приснился огромный зал со ступеньками, похожими на маленькую пирамиду или зиккурат. В углах горели факелы, но не могли рассеять сгустившуюся над вершиной пирамиды тьму. Он, Жека, висел в воздухе, словно прикованный к кресту или столбу, и не мог пошевелиться. Из тьмы вышла нагая женщина. Та самая, с роскошными рыжими волосами. Жека не знал, что она делала там, во тьме, но руки и лицо ее были вымазаны в крови... Улыбаясь, она подошла к нему. Блеснул изогнутый нож, и из распоротой грудины под ноги Жеки вывалились его окровавленные кишки... Жека заорал от ужаса и проснулся.

         Он перевел дух, отгоняя жуткий кошмар, и покачал головой: приснится же такое! Вроде бы, ужасов на ночь не смотрел... И снова этот звук! Он встал и вышел в коридор.

         Эта чертова дверь! Жека провел по дереву руками, подергал за ручку. Заперто. Вернее, заколочено, вон, гвозди торчат.

         Он приложил ухо к двери. Звук повторился. Теперь Жеке казалось, что где-то там и впрямь живой человек, он рыдает и зовет на помощь... только язык непонятен, не на русском зовет, это точно.

         «А может, взять, да вскрыть? А что? Я ведь не склад взламываю, что мне Игорь сделает? Ничего, тем более что и не узнает. Если гвозди аккуратно выдернуть, а потом вставить - то и следа не останется... Завтра принесу инструменты - и вперед. Надо посмотреть, что там воет».

 

- Игорь Михайлович, - спросил Жека, на следующий день заступая на смену. - Я слышал: дом этот странный какой-то. Люди тут как будто исчезали, в квартирах никто жить не хочет. Вы ничего такого не слышали?

- Кто тебе сказал? – резко спросил начальник.

- Да какая разница...

- Андрюша, наверное. Слушай его больше, не такого наговорит. Он бы лучше за складом смотрел, недостачи одни. С похмела на работу приходит. Другой бы уволил, а я все терплю...

         Игорь быстро скомкал разговор, и Жека понял, что тема шефу не нравится.

 

         Через неделю Жека вновь увидел Андрея. И сразу не узнал. На улице шел легкий дождик, на голове сменщика была синяя бейсболка, а сам он отрастил порядочную бороду.

- Привет.

- Привет. Что, снова закрывать меня будешь? – спросил, пожимая протянутую руку, Жека.

- Буду. Ну, как ты здесь? – Андрей, кажется, был подшофе, и выглядел не слишком презентабельно: мятая рубашка, пыльные, с темными пятнами брюки. Прав был Игорь Михайлович...

- Нормально.

- Нормально? – переспросил Андрей. – Ты серьезно? А я вот больше не могу. Месяц дорабатываю и - нафиг.

- Чего так?

- Ни за что бы в этом подвале не сидел, ушел бы давно – так Игорек, падла, намекает: не отработаешь, не заплачу, как полагается. Официально, сам понимаешь, копейки. Хрен что докажешь... А я за копейки, что ли, месяц пахал? Нет, месяц добиваю, получу зарплату – и нафиг!

- Понимаю. Слушай, а ты в туалет там не заглядывал? – сменил тему Жека.

- Заглядывал, - неохотно ответил Андрей. – Давно. Потом Игорек его заколотил. А что?

- Шеф заколотил? Почему?

- Сказал, что сломался.

- И как ты здесь без туалета вообще? Мне вот однажды приспичило, как раз перед сменой...

- Я недалеко живу, отпрашиваюсь, если надо. А вообще, есть тут одно место.

- Во дворе? – усмехнулся Жека.

- Нет. В доме. Во второй парадной, вон там, - показал Андрей, – на первом один алкаш живет. Пузырь занесешь, и он тебя пускать будет, когда захочешь. Кстати, о доме я от него узнал. Он здесь сантехником раньше работал... Ну, ладно, мне пора. Давай. И не задерживайся здесь. Нехорошее тут место.

- Ладно, закрывай, - Жека пожал Андрею руку и отступил вглубь коридора. Дверь захлопнулась, несколько раз щелкнул замок. Загорелся индикатор сигнализации. Все. Смена началась.

 

         Этой ночью он решил взломать заколоченную дверь. На всякий случай выждал часок и принялся за работу. Действовать нужно аккуратно – начальник не должен заметить. Не дай бог, с работы попрет, будет обидно... Жека поддел один из гвоздей стамеской, и тот на удивление легко выпал из гнезда. Что такое? Жека поддел второй – та жа история. Кто ж так двери заколачивает? Или... не заколачивает, а делает вид? От этой мысли Жека слегка вспотел. Но зачем? Он бросил вынимать гвозди, поддел дверь стамеской и обнаружил, что крепилась она лишь двумя саморезами. Хорошо, что и отвертку он взял с собой. Саморезы на удивление легко вышли. Будь дверь заколочена два года, как говорил Андрей, они бы заржавели и не ходили так легко...

Дверь распахнулась. Вихрь холодного воздуха обдал Жеку, да так, что он отпрянул и едва не упал. Ну и сквозняк! И почему так холодно, словно там ледник?

Жека включил припасенный фонарик. В крошечном закутке и впрямь помещался туалет. Старый пожелтевший унитаз был сух, как пустыня Калахари. В бачке без крышки воды не было, лишь дохлые пауки на мертвой паутине. Напротив унитаза висели полки. Они были пусты, не считая нескольких коробок с хламом в углах. Свет фонарика прыгнул к потолку. Там висела разбитая лампочка. И абсолютная тишина. Почему тихо – ведь гул шел именно отсюда? Или и впрямь сквозняки? Жека заглянул в унитаз. А может, звук из канализации? Дому ведь черт знает, сколько лет...

         Не найдя ничего подозрительного, Жека закрыл дверь, аккуратно поставил на место гвозди и закрутил саморезы. И запоздало вспомнил, что сквозняки легко вычисляются обычной свечкой – пламя чутко реагирует на поток воздуха, он это видел в каком-то фильме, кажется, про Индиану Джонса... Но ни свечки, ни зажигалки у Жени не было. Ладно, проверим послезавтра.

 

         На следующий день Игорь Михайлович позвонил и попросил выйти на неделю подряд.

- А что случилось? – спросил Жека.

- Сменщик твой уволился. Буду искать другого. Отдежурь, пожалуйста, недельку, а там видно будет. Хорошо? За переработку заплачу вдвойне.

- Хорошо! – не скрывая радости, ответил Жека. «Вдвойне! Вау, по штуке за ночь!» 

 

         Придя на смену, Жека разложил инструмент перед дверью и достал из кармана купленную по дороге в ларьке зажигалку. Щелкнул колесиком и поднес огонек к двери. Есть контакт! Огонек затрепетал, его втягивало куда-то внутрь. «Значит, верно я подумал, где-то там пустота или подвал».

         Жека быстро открутил дверь, вошел в туалет с зажигалкой. Посветил по углам. У стенки напротив унитаза огонек едва не погас. Ага, здесь! Стену увешивали пыльные полки, на которых стояли коробочки с винтиками и проводами, разломанный чайник, компьютерные платы и прочий хлам. Жека осторожно встал на унитаз и исследовал с фонарем каждую полку. И не думал, что так быстро найдет. К стене одним гвоздем была прибита странная деревяшка. Смысла ей быть здесь Жека не находил, к тому же почему-то пыльной она не была. Он взялся за нее рукой, попробовал повернуть. Получилось. Стена с полками медленно отворилась куда-то в темноту. Жека посветил фонарем: какой-то ход, причем старинный. Ведет вниз. Ничего себе! Он осторожно ступил на первую ступеньку, посветил под ноги и увидел внизу синюю бейсболку Андрея...

         Идти вниз Жека так и не решился. Кто его знает, что там, без подготовки лучше не лезть. Бейсболку он взял с собой, положил на стол и лег спать.

         Этой ночью рыжая не пришла, зато снились кошмары: вереницы людей с факелами, в серых накидках, под которыми угадывались обнаженные женские тела, та самая комната с пирамидой посредине. Он забежал на нее, спасаясь от чего-то, но зал внезапно обрушился в преисподнюю, и Жека остался один, на вершине, посреди пылающей огнем пропасти...

         Утром, когда Игорь открыл, Жека задал вопрос:

- Вы не знаете, где Андрей живет?

- А что? – вопросом ответил начальник.

- Бейсболку его нашел. Вернуть надо. Может телефон Андрея у вас есть?

- Где нашел? – спросил Игорь, игнорируя вопрос.

- В комнате, - соврал Жека, - под диваном.

- Давай, я позвоню ему и передам, - протянул руку Игорь. Жека пожал плечами и отдал бейсболку.

 

         Вечером зазвонил мобильный. Жека лежал на диване, смотря, как два толстых политика кричат друг на друга в забитой людьми студии. Было смешно. Подниматься не хотелось – он только пришел с тренировки, а до нее работал. Он глянул на дисплей: звонил Игорь.

- Женя, ты сможешь отдежурить сегодня? – не здороваясь, взволнованно спросил начальник.

- Вряд ли, - сказал Жека. – Мы же договаривались на выходной.

- Пожалуйста! – Игорь Михайлович говорил так, что Жека понял: что-то произошло. – Пожалуйста, Женя, отдежурь хотя бы сегодня! Я заплачу вдвойне!

- Нет. Не могу, - мысль, что придется куда-то идти, Жеке не нравилась. Сегодня он настроился отдыхать. Тем более что пришел с тренировки.

- Женя, пожалуйста! – умоляюще произнес Игорь. – Я в больнице, в аварию попал, нога сломана. Я не могу дежурить, а кроме тебя, помочь некому. Помоги, прошу.

- Может, пусть один день склад постоит без сторожа, ничего не случится.

- Нет! – почти выкрикнул Игорь. – Понимаешь: нельзя! Давай договоримся: если отдежуришь, пока я в больнице, заплачу втройне! Думаю, через пару дней выйду, хоть на костылях.

- Ладно, - согласился Жека. – А как я на склад попаду?

- Я ключи тебе дам, приезжай в больницу, - Игорь продиктовал адрес.

 

         Когда Жека приехал к складу, было десять вечера. Опоздал. Но кого это теперь волнует? «А что, если не дежурить? – мелькнула мысль. – Игорь и не узнает?» Но Жека не хотел обманывать. Тем более что платят втройне. И он забыл про камеры.

         Жека захлопнул дверь и привычно прошел по коридору. Остановился и посмотрел на дверь склада. Не глянуть ли, что внутри? Может, и там что-то странное найду? Еще одну дверь или... Он отыскал в связке подходящий к замку ключ, сунул в скважину, повернул. Дверь склада открылась. Ну, все, как он видел и раньше. Стоп. Точно так, как он видел раньше! Ничего не изменилось! А ведь товар должен приходить, уходить... А может, мне просто кажется?

         Он подошел к стоящим у дальней стены коробкам, взял одну, чтобы осмотреть стену... Коробка была подозрительно легкой. Жека открыл: микроволновки нет, лишь бумага... Он хватал одну коробку за другой: все оказались пустыми. Что же это за склад? Фикция одна. Зачем?

         Он вышел и запер дверь. Нет, это уже слишком! Не наведаться ли к Игорьку в больницу и не расспросить, как следует? Ясно, что все - более чем странно. Аренда платится – а склад пустой, ничего нет. А если у хозяина и денег нет – а он, как дурак, здесь сидеть будет? Наобещать с три короба можно! «Ладно, эту ночь отдежурю, - решил Жека, - а завтра в больницу, и фиг выйду на смену, пока не расскажет, в чем дело!» Но больше всего Жеку пугала найденная в подвале бейсболка. Ведь Игорь сказал, что Андрей уволился...

 

- Ты зачем пришел? – спросил начальник. Он лежал в четырехместной палате, нога была в гипсе, лицо – тревожным и испуганным.

- Игорь Михайлович, - садясь на стул рядышком, сказал Жека, - а вы мне за смену когда заплатите?

- Заплачу, не переживай! Ты за деньгами пришел? У меня здесь нет, все дома. Я из больницы выйду – и все заплачу, ты даже не сомневайся! Как договаривались.

- А я вам не верю. Знаете, почему? Потому что на складе вашем – пустые коробки! Что я сторожу? Зачем?

         Игорь тяжело вздохнул.

- Что за потайной дверью в туалете? – не давая опомниться, спросил Жека.

- О чем ты? – нервно произнес Игорь.

- Вы знаете, о чем. И еще: бейсболку Андрея я нашел за ней, на ступенях. И там была кровь. Я в полицию пойду, если все не расскажете!

         Блеф удался.

- Зачем ты туда сунулся? Кто тебе разрешал? – приподнялся Игорь Михайлович. Потом махнул рукой и упал назад на подушку. – Ладно. Ты все равно ничего не изменишь. А мне конец, если...

         Игорь посмотрел на парня:

- Помнишь, ты говорил, у тебя браслет пропал? Ты его нашел?

- Нет, - сказал Жека. – Не знаю, куда он подевался.

- А я знаю. Ты обречен, - Игорь горько усмехнулся. - Как и я.

- Вы знаете?! – разозлился Жека. - Ну! Выкладывайте! Зачем вам мой браслет?

- Если обещаешь, что поможешь...

- Если без криминала, то помогу, обещаю, - сказал Жека. - Ну?

- Ладно. Моя прабабка, княгиня, построила этот дом. Я один знаю, что там, на нижних уровнях... Она была ведьмой, наверно, единственной в тогдашнем Петербурге. В обществе думали, что ее увлечения оккультизмом – всего лишь блажь, но никто не знал, что у княгини был дар, настоящий дар, который сделал ее одной из самых могущественных фигур того времени. Фигур, которые всегда остаются в тени, но их дела обсуждают все...

         Игорь облизнул пересохшие губы:

- Так вот, еще задолго до своей смерти она приказала построить под домом множество потайных комнат, целый подземный дворец, о котором мало кто знал. Ходили слухи о человеческих жертвоприношениях там, в подземельях, но доказательств не было... Когда прабабка умерла, ее похоронили на одном из городских кладбищ, но еще долгое время ходили слухи, что в гробу была не она... Так вот, я знаю, что княгиня похоронена там, внизу, под складом!

         Игорь смотрел на Жеку, в глазах стоял неподдельный ужас.

- Похоронена под домом?

- Да! И не просто похоронена, а так, чтобы жить после смерти суккубом. Это древний, жуткий обряд, требующий человеческой крови и жертв. Ты знаешь, что такое суккуб?

- Нет.

- Суккуб не призрак, это нечто другое. Существо, которое сделает с тобой, что захочет. Демон, питающийся людьми. Только не ест, а высасывает, как вампир. Суккуб и есть вампир, но без клыков, и намного приятней... Ты ведь трахался с ней, верно, и не раз?

         Жека в шоке молчал. «Мертвая ведьма приходила ко мне по ночам? Это что: было по-настоящему? Нет, не может быть!» Он вспомнил страшную усталость после этих снов и не знал, что ответить.

- Что ты чувствовал? Усталость, голод? Это пустяки. Ты здоровый парень, а некоторых она высасывала за месяц... Княгиня любила мужчин, и при жизни была ненасытной, после смерти стала ненасытной вдвойне. Я интересовался историей семьи, и когда узнал, где находится дом, и пришел - она сразу явилась ко мне. Сперва во сне, потом... Потом она сказала, куда я должен спуститься. В склеп, где стоит ее гроб. Я был там, - губы Игоря дрожали. Он заговорил почти шепотом. – Это жуткое место. Эти подземелья, там много уровней, почти лабиринт... Там она спрятала часть своих сокровищ. Она обещала деньги, много денег, если буду приводить к ней людей... Ей надо питаться, так она хочет вернуть себе жизнь. Я взял в аренду подвал и нанял сторожей. Она требовала человека каждую ночь...

         Жека с трудом поборол желание ударить Игоря. Все же больной, в аварию попал, нога сломана... Да и не изменит это ничего.

- Вы говорили про браслет. Где он? – спросил Жека.

- У нее. Пока она не взяла у тебя вещь, ты не в ее власти. Если взяла – тебе конец. Она найдет тебя всюду и высосет всего, никто не спасет. Мы обречены.

- Но ведь можно что-то сделать? – спросил Жека. Откровения Игоря напугали его. Если бы он не видел и не чувствовал всего этого, посмеялся бы. Но сейчас было не до смеха.

- Если сможешь забрать свой браслет - будешь жить. Только не ходи через дверь в туалете, не пройдешь! Там слишком опасно, пропадешь. Я видел там трупы, останки людей... Найди другой путь. Есть другой путь, я знаю, только не знаю, где.

         Жека вспомнил слова Андрея о пьянице, живущем по соседству. Он, вроде бы, что-то знал...

- Ладно. Я спущусь туда и все сделаю. Завтра же.

- Погоди, - слабо махнул рукой Игорь. - Пожалуйста, найди там часы. Золотые, с гербом. Сразу поймешь. Они мои. Я ведь тоже у нее на крючке, понимаешь? Ты обещал помочь!

Он с мольбой посмотрел на Жеку:

- А что с Андреем, я не знаю! Честное слово! Может, с ним все в порядке, а бейсболку его ты нашел, значит, он в безопасности.

- А вы ему не звонили? Телефон его наверняка у вас есть!

- Звонил, он вне зоны доступа. Умоляю, найди часы!

         Жека сжал зубы, кивнул и вышел.

 

         Вот знакомый двор. Вот и парадная. Жека решительно зашагал к ней, но вспомнил, что без бутылки разговаривать будет сложно. Пришлось заскочить в магазин.

На первом этаже было две квартиры, Жека позвонил в левую и не ошибся. Дверь открыл типичный «синяк»: худосочный старик, в майке и трениках, с взъерошенными волосами и перегаром, который мог убить лошадь.

- Здрасьте.

- Здорово, - алкаш окинул Жеку мутноватым взглядом. – Чего нужно?

- Я от Андрея.

- Какого Андрея?

- Тут, во дворе работал. В подвале сторожем, - пояснил Жека. – Вот, кстати, он вам передать просил.

         Глаза хозяина прояснились. Вид поллитровки реально творил чудеса.

- Точно. Помню такого. Андрей. Да. Заходи, меня Палыч зовут, - выхватив бутылку, Палыч зашагал вглубь квартиры, парень последовал за ним.

- Садись, чо... – гостю указали на замызганный диван, но Жека предпочел стул. – Будешь?

- Нет, спасибо.

         Палыч налил стакан и выпил. Кашлянул, занюхал, потом зажевал половинкой лука со стола.

- А чего это он мне поллитру передал? Я его и не знаю почти.

- Дело у меня, - сказал Жека. – Андрей посоветовал к вам обратиться. Вы ведь сантехник?

- Был. Но мастерство не пропьешь! – сказал Палыч и налил еще полстакана. - Говори, чего надо. Сделаем. Здесь живешь, что ли?

- Ничего делать не надо. Я поговорить хотел. Андрей сказал, что вы знаете кое- что об этом доме, какие-то истории.

         Старик молчал, и было неясно: не понимает он или делает вид.

- Да всякое здесь бывало, - наконец, промолвил он.

- Меня интересует подвал, - сказал Жека. - Вы ведь сантехник, много раз там бывали.

- Подвал, как подвал, – Палыч сел на диван, закинув ногу за ногу. – Чего там интересного?

- Расскажите, что там, внизу, под домом? Вы говорили, что люди здесь пропадали и умирали, что квартиры пустуют, потому что никто не хочет здесь жить.

- Ну, говорил. И что? Ты этот, журналист, что ли?

- Неважно. Я хочу знать, что там, внизу, ниже подвала? Вы должны что-то знать. Я работаю в подвале сторожем, вместе с Андреем. И каждую ночь вижу женщину...

         Палыч выпрямился, лицо его закаменело, и Жека понял, что старик однозначно в курсе.

- В нашем подвале есть заколоченная дверь, а за ней – ход. Куда-то вниз. Куда – я не знаю. А хочу знать!

         Палыч нахмурился. Взял бутылку и отхлебнул, игнорируя стакан.

- Значит, ты ее видел?

- Да. И что?

- Плохи дела твои, парень. Кто рыжую ведьму видит – долго не живет. Она всех с собой забирает. Туда, вниз, где гроб ее стоит.

         Жека сжал зубы. Значит, прав Игорь, и это не сказки! Неосязаемая, но близкая смерть дохнула холодком в спину.

- Она только мужикам показывается. И не каждому, а кто приглянулся. А уж если приглянулся, - хозяин отхлебнул глоток, - песец ему наступал.

- Это как? – спросил Жека, хотя уже понял.

- Просто. В ящик все играют.

- Ну, хорошо, а вы сами ее видели?

- Нет. Слава Богу, - старик перекрестился. - Макарыч видел. Мой наставник, фронтовик. Ничего не боялся, а недолго после того жил... Однажды прорвало там трубу. Макарыч пришел, думал: подвал затопило, а нет! Куда же вода делась? Так он ход этот и нашел. Там, сказал, колодец. Полез посмотреть, а вернулся – лица на нем не было... Не говорил ничего, и мне наказал: не лезть в подвал этот, чтобы ни случилось! Худо будет. Он это место кирпичом заложил. Потом, перед смертью сказал, что видел гроб, а в нем живую ведьму.

- Покажете, где это? – спросил Жека.

- А тебе зачем?

- Посмотреть на живую ведьму, - Жека взглянул Палычу в глаза. Зло глянул, чтобы понял: все серьезно.

- Нечего там смотреть, - отвернулся сантехник.

- Слышь, дядя! – Жека схватил его за рукав, встряхнул. – Я не играть туда иду. Мне терять нечего! Ты сам понимаешь!

         Палыч открыл рот. Потом закрыл, налил стакан и выпил. Рука его дрожала.

- Ну, если так... Тогда покажу. Пошли. Выпей, не помешает, - он вылил остатки и протянул стакан Жеке. Тот качнул головой:

- Не надо. А кувалда у вас есть?

         Они спустились в подвал. У входа горела лампочка, но дальше света не было. Черные трубы висели вдоль кирпичных стен, становилось все темней, но старик шел уверенно. Следующий за ним Жека понимал, что идут они как раз в сторону склада. Его руку приятно оттягивала увесистая кувалда – у бывшего сантехника найдется любой инструмент. Наконец, Палыч остановился.

- Тут, - указывая на стену, сказал он.

         Жека подошел, щелкнул зажигалкой. Кладка и впрямь была старой, надежной и действительно, отличалась от остальной кладки.

- Слушай, а... – он повернулся, но старика и след простыл. – Вот, черт старый! Ладно, сами управимся.

Женя размахнулся кувалдой. Бух! Казалось, что дом вздрогнул. Жека на миг замер, представляя, как жильцы сверху вызывают полицию, но вспомнил слова пьяницы, что квартиры в этом крыле пустуют... Бах! Кладка заметно поддалась. Он заработал молотом быстрее, и в стене образовался окутанный пылью пролом. Жека достал фонарь. Луч света не мог пробить плотную завесу пыли, и Жека, подхватив молот, смело ринулся вперед.

         И едва не упал, в последний момент сохранив равновесие. Луч света выхватил уходящий прямо из-под ног в глубину бревенчатый колодец. «Что это? Зачем это здесь?» – подумал Жека, осматриваясь. Пролом привел в тесную комнатушку без окон и дверей, посреди которой зияла черная дыра колодца.

         Жека подобрал камень и бросил вниз. Глухой стук раздался довольно скоро. Значит, колодец неглубок и воды нет. Но как спуститься? Веревку с собой он не взял. Придется положиться на руки и ноги.

         Он бросил вниз кувалду, фонарь сунул за пазуху и стал спускаться, упираясь спиной в бревенчатую кладку и перебирая ногами. Колодец был неширок, и Жеке не составило труда исполнить это нехитрое упражнение.

         Вот и дно. Жека спрыгнул, размял изрядно намятую бревнами спину. Нагнулся, подбирая молот, и увидел наполовину вдавленный в землю человеческий череп. А рядом, между бревнами - узкий проход. Было бы странно, если бы колодец оказался тупиком. После всего, что рассказал Палыч.

         Парень протиснулся в лаз. Луч фонаря выхватывал замшелые кирпичные стены. Потеки влаги блестели на них, как кровеносные сосуды внутри живого существа и, казалось, не вода, а кровь сбегает тоненькими ручейками... Местами проход был так узок, что Жека протискивался боком. А еще было холодно. И чем дальше шел, тем холодней. Затем ход превратился в лестницу, по спирали спустился вниз, от него пошли ответвления, но Жека решил, что надо идти ниже. И оказался прав. Тоннель закончился залом.

         Он остановился. Посреди широкого квадратного зала с высоким куполообразным потолком стояло нечто, напоминающее ступенчатый зиккурат, на вершине которого что-то было... Какая-то деталь, нарушавшая идеальную симметрию. Потолок усеивали странные символы на непонятном языке и не менее странные рисунки. Ведь этот зал он видел во сне!

         Жека прошелся вокруг, освещая стены, и в дальнем углу нашел еще один ход. Кажется, он знал, куда тот ведет. Но что там, на вершине?

         Сжимая молот, Жека поднялся на высокую, по колено, ступеньку. Потом еще на одну. Все было тихо. Ни звука. Только холод, от которого изо рта шел пар. Ступеней было семь. Наверху лежала сдвинутая в сторону каменная крышка могильника, по краям которой вились цепочки непонятных символов. Вот что он видел, когда был внизу!

         Сердце застучало сильней. Жека собрался с силами и посветил в гроб.

         И вздохнул. В нем и впрямь лежала женщина. В роскошном, вышитом золотом, платье. На месте головы ухмылялся покрытый рыжими клочками волос череп. Вот она, княгиня!

         Неясно отчего, Жека ощутил ужас. Волосы сами собой поднялись на голове, и он в панике огляделся, держа на отлете молот. В зале кто-то был. Луч света пробежал по стенам и, казалось, кого-то настиг. Нет, лишь показалось.

         Надо найти браслет и валить! Он снова посветил в гробницу, но рядом с телом ничего не обнаружил. А сунуть руку под надгробие побоялся. Жека схватился за плиту, пытаясь сдвинуть. Показалось: под ладонями не камень, а лед. Как же тяжело! Он застонал от усилия, но, кажется, сдвинул. Надо еще. Жека подышал на заледеневшие пальцы. Почему так холодно? Надо заканчивать и убираться. Лишь бы найти то, что искал! Лишь бы найти!

         Плита сдвинулась еще немного, так что вдоль гроба образовалась продольная щель. Теперь можно осмотреть, как следует. Жека сунул в щель фонарь и в ногах княгини увидел цепочки, часы и даже мобильники, несколько обручальных колец. Залог, о котором говорил Игорь. Живы ли их хозяева, Жека не знал, и некогда было думать. Надо найти браслет! Он запустил в гроб руку, но фонарь замигал и стал гаснуть. Проклятье! И в тот же миг пальцы нашли браслет. Оставались часы Игоря. Жека потряс фонарь, но, похоже, батарея умерла окончательно. Еще бы: на таком холоде! Ладно. Он сунул руку в карман и вытащил зажигалку. «Ничего, щас посветим», - подумал Жека и щелкнул колесиком.

         Рыжеволосая княгиня сидела в гробу и смотрела на него. Теперь это был не высохший скелет, а живая, полная сил женщина, что приходила к нему ночью. Теперь он четко увидел ее лицо и черные, без белков, глаза. Жека замер с зажигалкой в руках. Ужас сковал так, что перехватило дыхание.

         - Положи, что украл! – сказала она. Звук, казалось, доносился отовсюду.

         - Это моё, - стараясь говорить тверже, произнес Жека, но изо рта вырвалось жалкое блеянье.

         - Нет, моё! И твоя душа - моя! Уже скоро! – поднимая руку, произнесла княгиня. Ее палец направился Жеке в лоб, и ледяной вихрь пробрал до самых костей. Он не стал ждать, что будет дальше, повернулся и побежал.

         И чуть не налетел на человека, шагнувшего из тьмы навстречу. Это была девушка, нагая, и бледная до синевы. Жека сглотнул ком: когда-то красивое тело зияло открытыми ранами, из которых давно вытекла кровь. Улыбаясь, она протянула руки:

- Иди ко мне, любимый!

         Жека швырнул в нее бесполезным фонарем. Пройдя сквозь призрак, фонарь врезался в стену. Раздался звук лопнувшего стекла. Жека отшатнулся, посветил зажигалкой и увидел остальных. Нагие тени обступали его, теснились, протягивая руки, что-то шептали. Изуродованные, со вспоротыми животами и перерезанным горлом... Он увидел тоннель, через который вошел и, больно ударившись об угол плечом, вломился в него.

         Спотыкаясь и подвывая от ужаса, Жека пронесся по извилистому ходу и побежал наверх. Ход закручивался по спирали, за спиной что-то выло и казалось, вот-вот схватит за пятки.

         Добравшись до бревенчатого колодца, Жека в который раз проверил, на месте ли браслет и, вцепившись пальцами в старые бревна, вскарабкался наверх. Боясь оглядываться, нырнул в пролом, пробежал по подвалу, выскочил на улицу и побежал изо всех сил...

 

         О том, что он видел под домом, Жека рассказал только мне. Ведьма больше не приходила к нему, но еще долгое время он боялся засыпать, снились кошмары. К тому дому он больше не подходил, и часто вспоминал Палыча, ведь кувалда сантехника осталась где-то внизу. Игорь Михайлович умер в больнице от внезапного осложнения. Судьба Андрея осталась неизвестной.