Рецензия на Алексея Иванова "Сердце Пармы"

 

Читая «Сердце пармы», я не переставал восхищаться стилем автора. Мне лично пространные, полные описаний и метафор построения чужды, не люблю. Но не могу не похвалить за литературность, обширный словарный запас и мастерство изложения. Роман показался мне почти безупречным, и я с удивлением узнал, что когда-то «Сердце пармы» вышвырнули из номинации на «Букер» из-за несоответствия признакам романа... Что ж, учредители сей премии кинули камень в свой же огород. А все мы увидели, что прекрасную книгу можно оценить по достоинству и без сомнительных премий.

Сперва мне не понравилось обилие героев, совершенно не понимаешь, какой из них главный. Но к концу книги я понял, что искать его не стоит, что главный герой здесь - народ, безвестный для меня и большинства читателей люд, от холопов до князей, лишь одна глава посвящена широко известной исторической фигуре - Ивану Грозному.

Но разве книга что-то от этого потеряла? Нет, потому что благодаря мастерству автора читатель понимает, что движущая сила истории - отнюдь не исторические личности, а именно большей частью безвестные люди, кровью и потом которых росли и строились цивилизации.

Сюжет завязан на противостоянии культур: молодой, агрессивной, христианской - и древней, как сама земля, языческой вере пермских народов. Вере и духе, которые Иванов описал просто блестяще. Сказания, легенды и обычаи показаны с жестокой достоверностью – с кровавыми и бессмысленными на взгляд цивилизованного человека убийствами и жертвами. Но на примере уклада жизни и верований народов пармы эти жертвы предстают в ином свете, и читателю становится понятно, что перед ним - совершенно иной мир, настолько иной, что блестяще описанные Толкиеном эльфы и гномы меркнут перед обликом нам неведомых, но реально существовавших народов.

Начинаясь лихим набегом ушкуйников, книга заканчивается полной оккупацией пермских земель пришлыми московитами. Именно оккупацией - а как еще назвать тотальное подавление множества свободных народов, захват их исконных земель, уничтожение святынь и попрание веры?

То, что по учебникам истории мы знаем, как завоевание Сибири, в романе Иванова показано, как позорное истребление, настоящая Конкиста. Да-да, окрепшее московское царство занималось приростом земель, точно так же как этим занимались жаждущие новой власти и новых богатств конкистадоры.

Хочется обратить внимание, как здорово автор описал тогдашнюю Москву - как бескрайнее, жадное и жестокое брюхо, стремящееся сожрать все, до чего дотянутся руки. Как и сейчас. Как говорится, почувствуйте разницу. Если она есть.

Устами Ивана Грозного автор раскрывает великодержавную идею: объединение и поглощение, когда не станет больше ни пермяка, ни татарина, ни московита - а будут одни русские. В контексте романа лично я вижу посыл к современникам: а вы хотите быть Иванами, не помнящими родства? Россиянами, непонятной искусственной нацией, которую пытался создать Ельцин? Лично я не хочу. И всей душой, на протяжении всего повествования я болел за детей пармы, с горечью зная, чем все закончится. 

Люди, храните то, что у вас есть - свою землю, свой мир и обычаи - без этого вы никто, пыль, перекати-поле без рода, без памяти и судьбы. Лично я увидел такое послание автора, за что ему исполать и респект.

Помимо прекрасной идеи, в книге я открыл для себя целый мир. Оказывается, в тайге или парме жили самобытные народы: пермяки, вогулы и множество других. И старые присказки про чудь косоглазую и пермячьи солены уши обрели свой настоящий, глубинный смысл.

Не обходилось в парме без войн и набегов, но тотального подавления наций не было. Все хранили свои обычаи, свои святыни и могли за них постоять. Пока не пришла Москва, жадная, безжалостная, уверенная, что за нею Бог... Простые люди всегда уживутся в мире – таково еще одно послание Иванова. Все войны, все чудовищные преступления против народов не приходят снизу, только сверху, и все, что насаждается искусственно, всегда заканчивается кровью.  

Что для пришлого русского просто лес и тайга, для народа, выросшего на этой земле, сросшегося с ней корнями и кровью, впитавшего ее дух - это парма, мир богов и людей, край, где возможно все, где всякая вера обретает своих последователей и пророков.

Слабых мест в книге немного. Лично у меня вызвал смех эпизод, в котором два ушкуйника, неграмотные бродяги и закоренелые убийцы, сидя на бережку, рассуждают о смысле жизни и вечности, причем так и говорят: вечность, мол... Я готов поверить в романе всему, но эта сцена меня откровенно рассмешила. При всей моей богатой фантазии я такого представить не смог.

В заключении могу сказать, что Иванову удалось создать действительно эпическую вещь, охватить огромный пласт лет, создать по-настоящему живых героев, которые рождались, боролись и умирали в удивительном, диком и суровом краю, имя которому - Парма.

Несомненно, я буду интересоваться каждой последующей книгой автора, страшась лишь одного: чтобы планка, поднятая очень высоко, не опустилась ниже. И я действительно рад обнаружить для себя хорошего, большого писателя Алексея Иванова.