Земляк

 

         Это был мой паук. И добыча моя. Но я увлекся и, пока потрошил членистоногого, меня сделали. 

         Я успел уловить движение сбоку и отшатнулся. Что-то тяжелое громыхнуло по нагруднику, и я упал.

         Щит лежал в стороне - не дотянуться. Лежа на боку, я выхватил меч, стараясь полоснуть по ногам, но враг ждал маневра и отскочил. Я поднялся - и только тогда рассмотрел противника. Эльф! Худой, скуластый, с острыми развесистыми ушами и обязательным луком за спиной. Что ж ты не подстрелил меня? Напра-а-асно! Теперь ты умрешь!

         Я ринулся на него. Странно, что у эльфа была палица - нехарактерное оружие для длинноухих. Мой клинок столкнулся с ней, и я понял, что противник достался серьезный. Мой козырь - сила и натиск, но эльф был увертлив - не попасть. Зато он попал преизрядно. По коленке - так, что я взревел от боли, и по заднице, надолго отбив желание сидеть.

         Мой меч без толку нарезал воздух. Чертов эльф уклонялся и прыгал, как кенгуру. И все же я его подловил! Длинноухий не заметил дерева за спиной и, отпрыгнув, приложился затылком. Я вскинул руку с мечом. Еще миг, и я пригвоздил бы его, как бабочку в альбоме ботаника.

         Дзинь. Мой меч отлетел в сторону. Трах - палица вмазала мне по ребрам, и я покатился по траве.

- Твою мать!

         Палица замерла над моей головой.

- Русский? - удивленно выговорил эльф.

- Да-а-а, - простонал я. Еще не оправившись от удара, лежа на боку, я нащупывал кинжал в сапоге.

- Земляк! - широкая и добродушная улыбка врага остановила готовый вылететь кинжал. - Ты откуда?

         Это был не эльфийский, иначе я бы не понял. Эльф говорил по-русски!

- Питер, - не веря удаче, я приподнялся на локте, не решаясь протянуть руку к лежащему в метре мечу.

- Питер! Ни хрена себе! А я из Колпино! Земляк! - эльф опустил палицу. - Меня Женя зовут, а здесь Аллерон.

- Меня Жорик.

         Я осмотрел его и понял, почему проиграл. За простенькой курткой скрывалась отличная, не стесняющая движений мифриловая кольчуга, стоившая больших денег, и палица не из простых - на рукояти светились гномские руны. Заговоренная! А не стрелял он потому, что в колчане не ни одной стрелы...

         Я хотел присесть, но не смог и снова встал, ощупывая отбитое гномской палицей седалище. Хорошо, что на мне латы, переломов нет.

         Эльф осклабился:

- Ну, ты не обижайся. Сам понимаешь.

- Понимаю.

- А если понимаешь, меч не трогай!

         Хм. А он непрост, эльф колпинский. Я показал открытые зеленые ладони:

- Мир, дружба.

- Давно я наших не встречал, - Женя присел рядом, не выпуская из рук палицы. - Откуда путь держишь?

- Бормотунская топь. Слыхал?

- Слыхал. Но не был.

- И не суйся. Наши тебя вмиг прикончат.

- Ха, - усмехнулся эльф, но спорить не стал. - А здесь чего ищешь?

         Опытный. Болтает, но оглядываться не забывает. И оружие наготове. Здесь так и надо. Раззявы долго не живут.

- А что и все. Паучий жемчуг.

- Много собрал?

- Что ни есть, все мое.

- Ошибаешься, орк. Теперь уже не твое.

         Я поглядел ему в глаза:

- Ты, что, земляк?

- А что? Скажи спасибо, что жив. Жемчуг давай! 

         Я стиснул зубы. Ну, земеля! Пальцы нащупали зашитый в пояс маленький мешочек. Все мое богатство. Мой пот. Моя и чужая кровь.

- Давай, давай! 

         Я вытащил жемчуг.

- Бросай.

         Опасается. Это правильно. Я бросил, он поймал.

- Неплохо, - эльф взвесил добычу на ладони. - Сколько здесь?

- Много.

         Он спрятал жемчуг за пазуху и посмотрел на меня:

- Ну, что, земляк?

- Что?

- Как орком-то быть? Нравится?

- Нравится.

- Правда? - поднял длинные летящие брови эльф. - Да ладно: нравится... Ты себя в зеркале видел? Урод же! И зеленый к тому же. Клыки изо рта торчат!

- На себя посмотри!

         Женя из Колпино недобро усмехнулся.

- Значит, и в душе такой же урод!

         Я промолчал. Мой аргумент лежал неподалеку, но предъявить его мне вряд ли позволят.

- Ты знаешь, что у нас нет выбора, - сказал я. - Никто не знает, почему один эльф, а другой - гоблин. Лотерея. Случай.

- Может и так, да вот я по-другому думаю. Есть у меня теория. Не на пустом месте родилась. Сколько я вашего брата перебил: и орков, и троллей - все кровожадные были, бешеные. Зверюги. И не жаль их, совсем не жаль.

- Я тоже ваших не жалею.

- О! - эльф поднял указательный палец. - А почему?

- Потому что война.

- Точно. А на войне, как на войне, правильно, орк?

         К чему он клонит?

- Был бы ты человеком, глядишь, друзьями бы стали.

- Мы и сейчас можем, - сказал я. - Если жемчуг отдашь.

         Эльф покачал головой:

- Не-е. Не сможем. Я вашего брата знаю. Пойдешь со мной, да и зарежешь ночью. А? Ведь не зря ты орком стал, не просто так, а, Жорик? Понял мою теорию?

         Я не ответил. Руны на палице сверкнули красным.

- Вот поэтому я вас и убиваю. Жаль, конечно. Земляк все-таки. Русский. Из Питера. Но не верю я тебе, землячок. Ты - орк, а значит - враг. Ты убил бы меня, если б смог тогда, а?

         Я молчал. Я б и сейчас его убил, будь меч поближе. Ярость душила меня. Давно не слышать родной речи, встретить земляка, а он...

         Такие встречи в этом мире случались. В последнем постоялом дворе я слышал историю о человеке и гоблине, оказавшимися приятелями в мейн-мире и, как мы, едва не

покалечившими друг друга. История была с моралью. Те парни скорешились, но так как гоблина не принимали люди, а человека - гоблины, пришлось им хлебнуть лиха. Но, говорят, дружба сильней оказалась. Ушли они вместе, и больше их не видели.

- Ты уже взял все, - сказал я. - Вали. 

         Эльф шагнул ко мне. Мои глаза следили за палицей. У орков череп крепкий, но против гномской стали не выстоит.

- Думаешь, я дурак - оставить за спиной живого орка? Здесь на пять километров вокруг - ни души, одни пауки. А у меня твой жемчуг...

         Женя шагнул в сторону и поднял меч. Я сглотнул. Мои шансы таяли.

- К черту жемчуг. Я обещаю, что не пойду за тобой. Катись.

         Пусть и меч забирает. Жизнь дороже. Выкарабкаюсь. Орк Грыззл и не из таких передряг выходил.

         Эльф качнул головой:

- Извини. Се ля ви, - он шагнул ко мне, занося палицу.

- Погоди! У меня еще жемчуг есть!

- Еще? - палица замерла.

- В пауке, - пояснил я. - Я достать не успел.

         Он купился. Одна жемчужина стоит немало, в пауке могло быть и больше.

- Кстати, да. Доставай! Только без шуток.

         Какие там шутки. Мы, орки, шутить не любим. Я склонился над трупом паука, пальцы раздвинули иссеченную ножом волосатую кожу и полезли внутрь. Грязная работенка. Там, чуть ниже желудка, у пауков железа, а в ней - жемчуг, ценившийся в этом мире дорого. Так дорого, что некоторые предают земляков...

         Измазанные в паучьей крови пальцы выдернули две жемчужины.

- Две, - сказал я. - Вот.

- Отлично. Вытри, - поморщившись от запаха паучьих кишок, сказал он. Чистюля. Ненавижу таких.

- Держи, - я протянул жемчуг на ладони. Он взял.

- Спасибо, земляк, - ухмыльнулся эльф.  

         Конечно, я не хотел умирать. Смерть в этом мире не влекла смерть в мейне, но ощущения реалистичней некуда. Все чувствуешь - и умираешь по-настоящему. Но - только здесь.

         Фишка в том, что жить в игре придется заново. В том смысле, что орк Грыззл умрет навсегда. Его имя, победы, таланты и умения - все канет в Лету. Я уже не буду им никогда. И забуду, что был. Смогу начать заново, но кем стану снова - неизвестно. Не мы выбираем. Мир выбирает нас. Поэтому не хочу умирать.

- Спасибо, земляк. А знаешь, у тебя есть еще шанс...

         Чего он хочет? В любом случае - время на моей стороне.

- Что?

- Вы, орки, такие тупые! Хочу видеть, как ты будешь умолять меня на коленях!

         Я медленно согнул руку в известном всей вселенной жесте, не отводя глаз от паука за его спиной. Мохнатая тварь приближалась совершенно бесшумно, но у меня было время, в отличие от него. Но не это главное. Паук не различал рас, зато отлично чуял запах жемчуга за пазухой эльфа. Запах так просто не сотрешь...

- Ну, ладно, землячок...

         Струя быстрогустеющей паутины опутала руку с занесенным оружием. Эльф покачнулся и отпрыгнул, но даже его реакции было недостаточно против этой твари. Паук схватил его и опутал. Я бросился к паучьему трупу, выдернул дурнопахнущую железу и мигом провел ей по лицу и рукам. Это был единственный шанс, я слышал, что так можно спастись... Вот сейчас и проверю.

         Среагировав на движение, тварь бросила эльфа и засеменила ко мне. Я стоял, не двигаясь. Четыре мохнатые лапки ощупали меня, восемь глаз осмотрели. Я не дышал. Я зеленый, но, думаю, в тот момент побелел. Паук отпустил меня и вернулся к эльфу. Он плотнее обмотал жертву и привязал к дереву. Я встречал такие коконы с мумиями внутри. Зрелище не из приятных.

         Как только паук уполз, я подошел к кокону. Вытащил нож из сапога и аккуратно вырезал гномскую палицу. Отличное оружие - зачем бросать? Затем не без труда освободил из паутины меч.

- Помоги! - донеслось из внутренностей кокона. Ого, оно еще и разговаривает!  

- Ты как там, земляк?

- Помоги, брат...

- Не-ет! Как можно. Я ведь орк, а ты ельф. Мы враги.

- Пожалуйста, умоляю!

- Нашел, кого умолять - орка! Забыл свою теорию? Так вспоминай, пока есть время. Ничего, тебе еще повезло. Скоро паук вернется, впрыснет яду, и ты тихо загнешься. Лучше, чем палицей по башке.

- Помоги-и-и...

- Фамилию говори!

- Что?

- Фамилию свою, быстро!

- Пилоткин, - прохрипел полузадушенный эльф.

- Слушай меня, Женя Пилоткин, эльф сраный! Найду тебя в Питере - убью! 

         Я сунул трофейную палицу за пояс и зашагал прочь.

Светлана 2017-06-16 21:34:00

В игры никогда не играла, но здесь все понятно: автор умело, несколькими штрихами знакомит читателя с ее сутью. Очень хороший рассказ! Кстати, гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд...

Андрей Прусаков

Приветствую на моем сайте, Светлана!)
Рассказ довольно старый, начало моего творчества, и я очень рад, что вы его отметили.