Восьмерка

 

         Илья купил «восьмерку». Купил, потому что давно хотел машину, а «восьмерки» ему всегда нравились: низенькие, юркие, двухдверные, спортивные - красота, одним словом! И ничего, что кто-то называет их «зубилами» - Илья оставался при своем мнении: из наших машин лучше восьмой модели нет! Отец, сорок лет оттрубивший за баранкой, зудел: покупай «классику», «классику» - я тебе как профессионал говорю! А купишь это «зубило» - намучаешься, я тебе обещаю! Но Илья, хоть и не возражал из вежливости, а все же настоял на своем: хочу только «восьмерку»! И отец махнул рукой, благо деньги на машину были все равно не его. Так Илья купил мечту.

         Илье досталась потрепанная временем и прежними владельцами красная машина, правда, с хорошей резиной и тонированными стеклами. Отец, бывший посредником при покупке, сказал: ну, хоть кузов не очень, зато движок новый, бодрый - а оно того стоит! Илье было наплевать на потертый кузов, и на все проблемы - на руках были отпускные, и он желал их потратить на любимую машину.

         Да, прежний хозяин ее не баловал... Илья заменил зеленый от времени и воды электронный блок на новый, раскрошенные дверные ручки - на крепкие, с дюралевым сердечником. Купил летние колеса и кучу всяких мелочей. Он не пожалел денег на хорошее масло и новый аккумулятор. Кормил машинку исключительно на "Несте". Вместе с женой устроил генеральную уборку: отдраил пятнистый от грязных рук, прокуренный потолок, вычистил и пропылесосил салон, купил новые чехлы. Машина преображалась. И странное дело: она и ездить стала по-другому - двигатель будто бы заработал тише, пластиковые панели перестали скрипеть, а фары горели почти как ксеноновые.

         Однажды «восьмерка» не завелась. Илья пробовал так и этак: проверял свечи, открывал подсос - ничего не помогало... А завтра ехать на дачу. Илья погрустнел. Правду, что ли, говорили, подумал он, по привычке погладив руль, что продавать ее надо, пока не поздно... Так ведь купил недавно. И жалко, ведь я ее так люблю. Последнюю мысль он невольно произнес вслух и вздохнул:

- Ну, хоть бы разочек завелась, я бы доехал до автосервиса и починил тебя!

         Он повернул ключ - и машина завелась! Илья не стал испытывать судьбу и поехал в автосервис. Там наладили зажигание, и больше проблем не возникало. Этот случай он запомнил надолго.

         Однажды Илья решил покрасить машину и для начала принялся отдраивать местами покрытый застарелой ржавчиной корпус. В дверях и порогах обнаружилось немало прорех, а в багажнике - три огромных дырищи, которые пришлось заваривать у знакомого сварщика. Но и с этим Илья справился с завидным оптимизмом: что ж вы хотите от десятилетней машины? Подумаешь, дырка! Да машина у меня как новая будет! Через знакомого он достал шпатлевку, которой заделывались днища кораблей. Эта субстанция не боялась ни воды, ни соли, и Илья с удовольствием приступил к замазыванию дыр. Две недели он проездил на машине, похожей на антилопу-гну - такой же пятнистой от грунтовки. Потом купил несколько баллонов с краской и собственноручно облил ее. Теперь «восьмера» стала еще краше, и друзья Ильи с завистью говорили: ловко ты это заделал, теперь втюхай ее кому-нибудь, как тебе втюхали! Но Илья качал головой.

- Зачем я тогда покупал? - отвечал он знакомым. Надо сказать, что Илья был благодарным человеком. Благодарным даже к вещам. И машина его не подводила.

         Ездил Илья поначалу не очень. По первости боялся кишащих машинами перекрестков и ужасных левых поворотов. Но время шло, и вскоре Илья с гордостью снял знак «У» с заднего стекла и выбросил в мусорный бак. Он стал настоящим водителем.

         Многие сочли бы его ненормальным, но Илья разговаривал с «восьмеркой». Сначала он хотел дать ей имя, как Македонский своему Буцефалу, но потом передумал. Он называл ее просто: «моя восьмерочка». Илья разговаривал с машиной один, стесняясь себя и случайных прохожих, но верил, что его понимают. Илья был неглупым и вполне начитанным человеком, и прекрасно знал, что машина не имеет души, что она куча железок, «ведро с гвоздями», как говаривал отец. Но что-то тянуло говорить с ней, излить душу, поделиться таким, чем не поделишься с женой или другом... «Восьмерка» молча выслушивала, понимающе урча двигателем, а Илья гладил ее по панели.

         Как-то знакомый Илье водила сказал:

- Машина, она, как собака, подстраивается под хозяина. И ездит так, как удобно ему. Вот я, например, езжу быстро, сто - для меня не скорость. А вот дал машину приятелю покататься - так он жалуется: чего, говорит, твоя машина не едет? Как это: не едет? Я сажусь - все в порядке. А с какой скоростью ты, говорю, ездишь? Ну, говорит, шестьдесят там, туда-сюда. Елки-палки! Конечно, она по-другому и ездить не хочет! Понимаешь?

         Илья очень его понимал.

         Однажды Илья ехал домой. Он торопился. Водил он теперь неплохо, восемьдесят километров стали для него обычной крейсерской скоростью. Он лихо проскакивал перекрестки на мигающий зеленый, а то и на желтый... но в этот раз дорогу преградил автобус, так же выскочивший на желтый свет. Илья ударил по тормозу, но раскрашенный рекламой бок автобуса неумолимо приближался. Реакция у Ильи была хорошая, но времени оставалось слишком мало. Страха не было, в мозгу пронеслось лишь одно: доездился! Илья не пытался увернуться, как-то вывернуть руль - он и по жизни был человек прямолинейный...

         Но удара не последовало. Машина встала на дыбы, всеми колесами вгрызаясь в асфальт. Капот «восьмерки» остановился в сантиметрах от автобуса. Ух!! Илья не понял, что произошло. Остановившись возле дома, он в порыве чувств поцеловал ее в крестовину руля. «Восьмерка» ответила радостным бибиканьем.  

- Спасибо! – качая головой, сказал Илья. - Ты лучшая машина на свете!

         О случае с автобусом Илья жене не сказал. Зачем нервировать? К тому же она не поверит, если скажешь, что "восьмерка" сама затормозила.

         И когда жена сказала, что пора менять «восьмерку» на что-нибудь солидное, «фольксваген», например, или «опель», Илья улыбнулся и ответил: 

- От добра добра не ищут. Свою машину я вдоль и поперек знаю, а что мне подсунут - неизвестно. На новую у нас денег нет, а бэу... Сама понимаешь: хорошее продавать не станут, а знаешь, сколько запчасти к иномаркам стоят?

         И далее в том же духе. В конце концов, жена отстала. А чтобы «восьмерка» хоть немного напоминала иномарку, расщедрилась на новые локера и спойлер.

         Следующий случай произошел, когда Илья подрабатывал на машине. На работе платили негусто, и Илья по примеру отца решил потаксерить на «своей восьмерочке». Дни шли за днями, клиенты за клиентами. Как-то вечером сел очередной пассажир. Илья знал, что попутчики бывают опасны, но этот вел себя тихо, назвал какой-то адрес, да и ехать было недалеко.

         Попутчик всю дорогу молчал, а когда приехали, вдруг выхватил кухонный нож и приставил к Илье.

- Давай бабки, козел!

         Илья онемел. В желудке наливался холодный металлический ком. "Вот пырнет сейчас и все - суши весла", - подумал он и полез в карман за деньгами.

- Не дергайся, сука, понял! - Илья не собирался дергаться. И хотя монтировка лежала рядом, под сиденьем, почти под рукой - нож у груди был гораздо ближе. Черт с ними, с деньгами, пусть подавится!

         Илья вытащил выручку: сто, сто, еще пятьдесят. Все, что сегодня наработал. Грабитель схватил бумажки, зыркнул глазищами:

- Чо, нет больше? Точно?! - угрожающе произнес он.

- Нет, - честно ответил Илья. Почему-то грабитель поверил.

- Ладно, сиди тихо, - он открыл дверь  и вышел.

- Скотина гребаная! – вослед произнес Илья. Мужик встрепенулся.

- Чо ты сказал?

         Илья хотел дать по газам, но не успел: мужик сунулся с ножом в салон. И тут дверца машины захлопнулась, да так, будто кто-то со всей дури приложился по ней ногой. Край дверцы прижал голову и руку грабителя намертво, и тот заорал, думая, что кто-то держит дверь:

- А ну, отпусти дверь, урод! Убью!

         Но дверь никто не держал. Совсем. Илья открыл рот, но, убедившись, что грабитель намертво застрял, дал газу и поволок мужика по асфальту.

- Отпусти! Отпусти, гад! 

- А я тебя и не держу! - нервно  хохоча, ответил Илья, - можешь валить!

         Он понял, кто ему помогал! «Восьмерка» - его любимая машина - вступилась за хозяина! Чудеса! Илья хохотал, волоча преступника по темным безлюдным улицам. Потом остановился и сказал:

- Гони деньги, урод!

         Тот дрожащей рукой достал деньги и протянул Илье.

- Теперь пошел вон!

- Как? - простонал тот. Дверь тут же открылась, и грабитель вывалился на дорогу.

         Илья полетел домой. Ему не терпелось рассказать о случившемся всем, но... Ему никто не поверит. Даже лучшие друзья. Ведь такого не бывает! Но ведь случилось.

         Решив отблагодарить машину, Илья заменил старенький стартер, впрочем, он давно хотел это сделать. Потом поставил красивые колпаки, купил новую заднюю полку и антибликовые зеркала, а также спортивный руль, придавший салону «восьмеры» действительно солидный вид.

         Жизнь шла своим чередом. Илья любил и лелеял машину, та отвечала взаимностью: не ломалась, заводилась даже в жуткие морозы. Правда, бензин она любила покушать, но Илья не отказывал ей в  маленьких слабостях...

         И все же ему пришлось ее продавать. Так получилось, что понадобились деньги - требовалась операция сестре жены. Она просила Илью, и он не мог отказать. Ну, что тут поделаешь? И дал объявление в газету.

         Первый покупатель не заставил ждать. Явился неплохо прикинутый мужик в песцовой шапке, осмотрел машину, покивал, вполуха слушая Илюхины расхваливания...

- Заведи, - сказал он. Илья сунул ключ в замок, повернул. Машина завелась с «полтыка».

- Поворотники? - командовал мужик. - Дворники. Ближний свет. Дальний.

         Все было в полном порядке.

- Лады, - сказал мужик, - поторгуемся?

- Я и так дешево отдаю, - сказал Илья, - будь моя воля: ни за что бы не продал! Это отличная машина!

         Покупатель не спорил.

- Лады, - сказал он, - поехали оформлять! Заодно прокачусь.

         И сел за руль.

         Машина не завелась. Илья сам сел за руль, но «восьмерка» упорно не хотела ехать.

- Что у тебя за машина? - спросил «песцовая шапка». - То заводится, то нет. А еще расхваливал! Тебе с зажиганием надо разбираться. Ладно, разберешься, звони, поговорим...

         И ушел. Илья долго смотрел ему вслед, сел за руль и повернул ключ. «Восьмерка» бодро взвыла, едва он поддал газку.

- Ах, вот ты как? - удивился Илья. - Ну, блин, ты даешь...

         Жене он сказал, что покупателю не понравилось. На следующий день пришел другой, но история повторилась. Машина не желала выезжать со двора. На этот раз Илья соврал, что в машине что-то «как назло» сломалось? «Назло кому? - думал Илья. - Только не мне». Машина не заводилась, зато завелась жена: 

- Как же так? Она у тебя всегда была безотказной, всегда как часы! Что случилось, а? Просто ты не хочешь ее продавать, тебе машина ценней, чем жизнь человека! Если тебе на мою сестру наплевать, так ради меня продай! 

         Она думала: он это специально. Как объяснить? Илья не знал. Чтобы снять подозрения, он взял жену на сделку. Едва покупатель сел за руль, машина отказалась двигаться. Жена сидела молча и, когда покупатель ушел, сказала:

- Я ничего не понимаю? Илья, почему с нами она ездит, а с ними - нет?

- Дура ты! - в сердцах сказал Илья, - потому что она любит нас! Поняла?

         Жена обиделась и не разговаривала дня два. Потом оказалось, что деньги нашлись у кого-то из знакомых, и надобность в продаже отпала. Надо ли говорить, как радовался Илья! 

         После того случая жена стала ревновать к машине. 

- Ты с ней возишься без конца, мне бы столько внимания уделял! Вот куда ты опять?

- Надо свечи выкрутить, давно не проверял, - говорил Илья, но жена не унималась:

- Зачем, она же все равно заводится как часы! Все там в порядке, к гадалке не ходи!

- Я быстро, пупсик, - говорил Илья и радостно сбегал по ступенькам.

         Однажды Илья возвращался с женой из гостей. У парадной стояла порядком подвыпившая компания. Илья не обратил на них внимания. Мало ли кто там стоит? Это мой дом, моя парадная, я здесь свой. Он закрыл машину, взял жену под руку и пошел к дверям.

- Слышь, мужик, закурить есть?

         Илья остановился. Нет, не свои. 

- Я не курю, - он двинулся дальше, но ему заступили дорогу:

- Куда торопишься, мы не договорили.

- А я не собираюсь с вами говорить, - он посмотрел задире в глаза, и тот почувствовал вызов:

- Ты чего, борзый?

         Пути к отступлению не было. Тем более, рядом жена.

- Хотите поговорить? - спросил он. - Тогда пусть девушка пройдет, а мы поговорим.

- Ага, - согласился один из компании, - девушка пройдет и позвонит в милицию. А зачем нам милиция?

- Милиция нам не нужна, - подтвердил первый, - мы и без милиции разберемся.

         Илья заметил блеск в его руке. «Кастет? - подумал он, - хреново...» Он вспомнил слова бывалого друга: "как припрут стадом, мочи самого наглого - тогда у тебя есть шанс..." И он примерился первому в глаз.

         "Восьмерка" взвыла двигателем и скакнула вперед, ослепив хулиганов дальним светом. Двое упали на капот, с воплями прокатившись до ближайших кустов. Онемевший задира получил в глаз и упал. Дорога была свободна.

         "Восьмерка" погасила фары, тихо отъехала и встала на место. Хулиганы стонали в кустах.

         Жена стояла, оцепенев, не веря в происходящее. Потом подошла и заглянула в салон. Там никого не было, лишь на приборной панели горел зеленый огонек - Илья не ставил машину на сигнализацию. Зачем?

         Илья подошел и обнял жену:

- Все в порядке? - он улыбался.

- Но как она...

- Я же говорил тебе: она любит нас!

         Он поцеловал жену в губы. Она повернулась и нежно, как может только женщина, провела рукой по стойке:

- Я тоже люблю тебя, "восьмерочка".

 

ноябрь 2003