Старики

 

- Внимание патруль 03-78.

         Парк шевельнул пальцем, активируя передатчик.

- Офицер Парк слушает.

- Угол Речной и 90й. Нарушение границ собственности.

- Принял.

         Парк заложил вираж, и скутер, развернувшись, понесся в обратном направлении. Повинуясь голосовой команде, бортовой комп моментально перестроил маршрут. Угол Речной и 90й - это же край города. Впрочем, на скоростном полицейском скутере пролететь город из конца в конец занимало не больше пяти минут. Вот и "точка".

         Парк снизился, пытаясь рассмотреть проблему из кабины, но ничего не увидел. А-а, вот и люди. Из старого особняка с колоннами выскочил человек и замахал руками, указывая в сторону подступавшего к дому кустарника. Ясно. Проблема там.

         Парк приземлился на лужайку как можно аккуратнее - частное владение! - и вышел из скутера. Человек подбежал к нему:

- Я, я вызывал вас, офицер! Нарушение частной собственности!

- Поэтому я здесь, господин...

- Биргер, офицер. Моя фамилия Биргер.

- Отлично, мистер Биргер. Теперь расскажите, что вы видели.

- Какие-то люди, офицер. Двое. Сработали датчики, и я вышел посмотреть, - на лице потерпевшего одновременно отразились страх и азарт. Теперь, когда рядом был офицер, страх хозяина поместья улетучивался на глазах.

- И тогда они спрятались в этих кустах. Давайте их поймаем, офицер!

- Вам не стоит рисковать, господин Биргер. Я посмотрю сам.

         Парк направился к кустам, активировав встроенный в браслет сканер. Устройство моментально обнаружило за кустами двух теплокровных. Он увеличил изображение. Люди. Не бродячие животные, которых в пригороде хватало, и которые могли быть опасны - а люди. Они медленно пятились прочь от дома.

- Оставайтесь здесь, - Парк активировал болеизлучатель, индикатор на браслете замигал тревожным красным светом. Каждый в городе знал, что в таком случае лучше не двигаться и не пытаться бежать. Только беглецы не оглядывались и не видели предупреждающего сигнала.

Поэтому Парк щелкнул тумблером и произнес:

- Полиция. Остановитесь и поднимите руки!

Его голос, усиленный встроенными в браслет динамиками, гулко разнесся по округе. Нарушители не остановились. Так. Попытка скрыться лишь подтверждает вину. Парк побежал, лавируя между хаотично разросшимся кустарником. Сканер тихо попискивал, следя за расстоянием до цели. Вот они. Парк заметил две неуклюже ковылявшие фигуры и поморщился. Снова они! Когда ж они, наконец, вымрут?

- Полиция, - сказал он уже спокойнее. - Стойте.

         На этот раз сработало. Беглецы замерли. Похоже, у них просто не оставалось сил бежать. Они повернулись к офицеру. Парку приходилось встречаться со стариками - и ничего отвратительнее он в жизни не видел. Эти не отличались от остальных: редкие волосы, впалые дряблые щеки, морщины по всему лицу. И медленные, неуверенные движения. До этого дня Парку не приходилось задерживать стариков, но он слышал, что среди них попадаются весьма агрессивные, кто-то когда-то даже стрелял в полицейского...

- Вы задержаны за нарушение законов полиса и пойдете со мной. Протяните руки, - Парк подошел к задержанным. Те переглянулись. Один старик был мужчиной, другой - женщиной. Оба выглядели напуганными, женщина едва не плакала, и Парк заметил, как мужчина твердо и в то же время с нежностью прижимает ее к себе. Нет, эти не доставят проблем...

- Протяните руки, - терпеливо повторил он, в душе коря себя за деликатное отношение к отбросам общества.

         Мужчина отпустил спутницу и протянул руки. Боже, что за руки! Грязные, с черными ногтями кисти, покрытые свежими, не успевшими зажить, царапинами, с выступавшими уродливыми венами... Руки Парка были полной противоположностью. Гладкие, чистые, пахнущие дорогим кремом. Стараясь не касаться старика, Парк надел на его кисти два магнитных браслета и активировал их. Мощное магнитное поле тотчас свело руки мужчины вместе. Теперь он не опасен. Своим браслетом Парк мог контролировать  наручники, а в случае необходимости ударить задержанного электрическим разрядом.

         Женщина прятала руки за спиной, явно не желая подчиняться. Парк заметил, что ее седые волосы расчесаны, а одежда более опрятна и чиста. Она старалась следить за собой, но ей это плохо удавалось. Самая некрасивая женщина города выглядела в сто раз лучше. Потому что все они были молоды.

- Немедленно покажите руки! - приказал Парк. Он начинал жалеть, что вел себя с этими людьми слишком церемонно.

- Луиза, протяни руки, - голос мужчины был просительно-успокаивающим, но женщина не слушала, медленно пятясь назад.

- Стойте на месте, или я применю оружие, - сказал Парк. Он поднял предплечье, направив браслет на женщину.

- Она боится. Не стреляйте! Луиза, стой! - Хриплый крик старика совпал с сухим треском шокера. Луиза вскрикнула и упала навзничь. Мужчина бросился к ней.

- Стоять! - крикнул Парк, ожидая, что демонстрация оружия отобьет даже мысль о неповиновении, но оказался неправ. Рука полицейского нацелилась в спину старика, настолько худую, что позвоночник уродливой костлявой змеей проступал под потрепанным пиджаком.

- Луиза! Луиза! - старик приподнял свою спутницу и растирал ей лицо. - Очнись, пожалуйста!

         Парк и сам не понял, почему не выстрелил. Наверно, потому, что тащить два тела к скутеру слишком обременительно. А приземляться тут не хотелось. Скутеры не любили неровные поверхности, тем более с камнями и кустами - легко повредишь днище.

         Полицейский молча ждал, зная, что в большинстве случаев болевой шок проходит примерно через минуту. Судя по радости мужчины, так и произошло.

- Надень ей на руки, - сказал Парк, бросая к ногам старика два тороида, покрытых мягкой резиной. Коротко взглянув на Парка, мужчина подчинился. Его подруга не сопротивлялась, очевидно, еще не полностью пришла в себя. Едва тороиды оказались на ее запястьях, Парк активировал режим захвата, и руки женщины стянулись вместе. Старик помог ей подняться.

- Теперь вперед!

         Старики медленно побрели в сторону города. Парк шел следом, размышляя, как проведет выходные после смены: сходит в кибердансинг или в Мак-Бубликс. Сигнал вызова зазвучал пронзительно и требовательно.

- Офицер Парк слушает.

- Докладывайте, что там у вас?

- Двое задержанных. Старики.

- Опять! - в голосе диспетчера прослушивалось крайнее раздражение. - Когда же они переведутся?

- Сам не знаю, сэр, - усмехнулся Парк, хотя поводов для смеха было мало. Старики были бедствием города. С года Всеобщей Молодости прошло более восьмидесяти лет. Те, на кого по разным причинам эликсир не действовал, и те, кто не желал принимать его, давно отправились в мир иной. Но старики не переводились, то и дело появляясь на окраинах города. Откуда они брались, Парк не имел понятия, ведь старость на Земле побеждена уже давно.

- Вот что, 03-78. Я доложу в Центр и передам вам инструкции. Ждите.

         Парк и задержанные расположились на лужайке господина Биргера. Хозяин смотрел на стариков с ненавистью, особенно на то, как они бесцеремонно разлеглись на его идеальном газоне! Но присутствие офицера полиции при исполнении сдерживало его от проявлений праведного гнева. Биргер только вздыхал и бормотал, что надо продезинфицировать газон после этих тварей.

- Господин офицер, вы не могли бы дать нам воды? - попросил старик.

         Парк посмотрел на него. Нет, не похоже на уловку. Да и он не оставит их ни на секунду.

- Господин Биргер.

- Да, господин офицер.

- Принесите стакан воды. Два стакана.

- Для вас хоть три! Сию минуту.

- Для них.

- Для них? - хозяин выглядел так, будто его оскорбили.

- Ведь это несложно? - осведомился Парк. - Я не могу покинуть задержанных...

- Да зачем им вода?

- Луизе плохо, - сказал старик, показывая на бледную подругу. Очевидно, удар током не прошел бесследно.

- Ну и что? - сказал Биргер. - Я не стану прислуживать этим тварям! Я не обязан!

- Но вы обязаны выполнять все требования полиции, - напомнил Парк. Биргер отчего-то стал его раздражать. - Прошу вас, принесите воды.

         Биргер не посмел возразить, ушел, долго ковырялся в доме и, наконец, вынес поднос с кувшином и одноразовыми стаканами.

- Вот, - он поставил поднос на траву.

- Спасибо, - сказал старик. Биргер презрительно отвернулся и ушел в дом.

         Старик налил воду в стакан и подал Луизе. Та жадно выпила и легла. Старик тоже выпил.

- Странная у вас вода, - сказал он.

- Почему странная? - спросил Парк.

- Нет в ней вкуса.

- Какой вкус в обычной воде?

         Старик усмехнулся:

- Вам этого не понять.

         Парк смотрел на них и не представлял, как эти существа могли выжить и существовать там, в этих диких руинах? Но главное: откуда они взялись? Никто в городе не мог дать внятного ответа. Кто говорил, что эти твари - потомки живших еще до Всеобщего Омоложения людей. Кто утверждал, что старики - следствие политики некоторых полисов, высылавших преступников за свои пределы, в Дикие Края. Официальные газеты говорили, что они - мутанты, потомки уцелевших после геокатастрофы. И их надо уничтожать из соображений гуманности и безопасности города. 

- Вы убьете нас, - сказал старик. Он проговорил это спокойно, как констатируя факт.

- Я? Нет.

- Вы понимаете меня. Я имею в виду не вас лично. Туда, куда вы нас отвезете...

         Парк посмотрел в сторону.

- Не знаю. С чего вы взяли?

- Вы лжете, офицер, - мягко проговорил старик.

- Если вы знаете лучше, то почему спрашиваете? - резко сказал Парк.

- Чтобы узнать ваше мнение, офицер... Парк, - старик прочитал имя на униформе.

- Зачем оно вам?

         Старик посмотрел на него. А ведь он не боится, подумал Парк. Старик внушал ему уважение. Парку еще ни разу не приходилось задерживать стариков, но он слышал, что обычно те же офицеры и отвозят их в Маунт-Прист.

- Я не понимаю, зачем вам наши жизни? - спросил старик. - Чем мы угрожаем городу? Объясните нам.

- Вопросы здесь задаю только я.

         Старик отвернулся и склонился над женщиной. Парк смотрел, с какой нежностью он держит ее руки, как смотрит... Странные существа эти мутанты. Но с виду безобидны. Долго мне еще торчать здесь?!

         Они о чем-то тихо шептались, но Парк не беспокоился. Не похоже, чтобы старики затевали что-то. Они слишком слабы, еще и браслеты на руках.

- Офицер! - старик приблизился и заглянул в глаза Парку. - Послушайте меня. Пожалуйста, отпустите Луизу! Я останусь с вами и готов... на все. Но ее отпустите! Она... очень слаба, все равно... Но лучше уж там...

         Он сбился и замолк, но продолжал умоляюще смотреть на Парка.

- Я вас понял. Нет. Я доложил о вас в центр.

- Скажите, что она умерла!

- От меня потребуют тело.

- Скажите, что сбежала!

- Это невозможно!

- Не унижайся перед ним, Хенк. Эти твари не достойны твоего пальца! - приподнявшись, гневно сказала Луиза.

         "Твари? Они, похоже, сумасшедшие", - подумал Парк.

- Советую вам замолчать, или...

- Что ты нам сделаешь, мальчишка? - снова выкрикнула Луиза. - Ударишь током? Бей, я не боюсь! В наше время тех, кто бил стариков, называли подонками!

         Парк не обиделся. Он не знал, что значит это слово. Старик вздохнул:

- Раньше старики и молодые жили вместе. Так было тысячелетиями. И так было правильно.

- Мало ли что когда-то было, - проронил Парк.

- Значит, у вас это не отрицается?

         Парк качнул головой. Нет. В старинных книгах и впрямь много говорится о стариках. Тогда они были равноправными членами общества, а некоторые даже - трудно поверить - имели огромную власть! Но это уже история. Сейчас другое время.

- 03-78! - рявкнула рация.

- Да?

- Отвезите задержанных в третий блок Маунт-Прист. Разрешение получено.

- Есть.

         Он заметил, что старики вздрогнули.

- Что с вами? - сухо спросил Парк. - Помнится, кто-то говорил, что не боится смерти.

- Так, как вы - нет. Мы просто хотим прожить свой век, - сказал Хенк. - Большего нам не надо. Но вы нам и этого не даете.

- Вы преступили закон, - напомнил Парк. - И сделали это не единожды.

- Мы не хотели. Мы бы ушли, если бы вы не погнались за нами.

- Вставайте, - сухо сказал Парк.

         Хенк помог Луизе подняться. Парк открыл кабину скутера:

- Залезайте.

         Старики молча подчинились. Парк закрыл дверь и сел за пульт управления. Скутер медленно поднялся в воздух. Биргер провожал его довольной улыбкой.

         Под ногами проносились пригороды - отдельно стоящие усадьбы, обнесенные высокими заборами или колючей проволокой. Опасный район. Дикия края рядом, но многие не желают переезжать в город. Таким, как Парк, приходится их охранять.

- У вас есть девушка, офицер? - неожиданно спросила Луиза.

- Есть. И хватит об этом, - он сказал бы жестче, но не хотел грубить женщине... в ее последний день. Даже несмотря на то, что она тут наговорила.

- Вы любите ее? - словно не слыша последней фразы, спросила старуха.

- Разумеется, - выдавил Парк.

         Под ними проплывал центр города. Им нужна была окраина на другой стороне. Маунт-Прист находился там.

- И она вас?

- Разумеется.

- И вы всегда будете любить ее? - не успокаивалась старуха. Парк мог изолировать бокс с заключенными, но странный и неожиданный вопрос смутил его. Такими вопросами никто в городе не задавался. Парк подумал.

- Конечно. Я буду любить ее всегда, - Парк вспомнил синие глаза Кристи и улыбнулся.

- Вечно - значит никогда. Любить вечно нельзя, как нельзя пользоваться одной и той же одеждой. Всему приходит срок, офицер, вы это прекрасно знаете.

- Люди - не одежда!

- Именно. Чувства изнашиваются еще быстрее. А уж если впереди - вечность... - с сарказмом сказала Луиза.

- К чему этот разговор?

- А вы представьте, офицер, - торопливо заговорил старик, - что когда-нибудь, через сто лет - а людям свойственно надоедать друг другу гораздо раньше - кто-то из вас охладеет к другому. Что тогда?

- Я вас не понимаю. Вы бредите.

         Старик усмехнулся:

- Конечно. Мы сошли с ума, потому что весь мир сойти с ума не может.

         Парк сжал зубы и не отвечал. Ну, и денек выдался! Нет, завтра надо как следует отдохнуть!

- У вас восемьдесят лет никто не умирает, да? - сказал старик. - Совсем никто?

- Несчастные случаи бывают.

- А что вы считаете несчастным случаем? Если человек режет вены или выбрасывается из окна, наглотавшись спиртного? Держу пари, это у вас случается регулярно. Так было и так будет.

         Откуда он знает - это же секретная информация? Парк по-иному взглянул на задержанного.

- С чего вы взяли?

- Потому что мы с Луизой работали в Маунт-Присте и бежали оттуда, а потом из города.

- Что?!

         Парк был так поражен, что остановил скутер в воздухе. Они повисли над городом.

- Этого не может быть! - возразил Парк. - Вы ненормальные!

- Подумай - и поймешь. Как думаешь, офицер, сколько мне лет?

- Не знаю.

- Мне шестьдесят восемь. Вечное Омоложение придумали восемьдесят лет назад. Если ты не веришь, что я сбежал из города, значит, мне должно быть сто сорок лет - а столько не живет ни один нормальный человек. Да и сейчас не проживет... без ваших эликсиров.

         Парк не знал, что возразить.

- Мы работали в Маунт-Присте и каждый день видели стариков, - сказала Луиза. - Сначала мы относились к ним, как и все. Но потом...

- Я не хочу об этом вспоминать, - сказал Хенк.

- Мы должны рассказать это хоть кому-нибудь. Все равно кому, - мягко возразила она. - Мы должны, даже если нам не поверят.

         Хенк кивнул и медленно начал говорить:

- Человеческий мозг не выносит вечности, офицер Парк. Я понял это тогда, в Маунт-Присте, и поверьте, очень жалел, что не понял раньше. Смерть необходима. Конечно, нормальный человек не может и не должен желать смерти, но... я видел, во что превращаются люди, обретшие бессмертие. Это уже не люди, это живые существа - но не люди. Победив смерть, вы победили инстинкты жизни, и теперь лишь думаете, что живете... Вы существуете, как набор из костей и мяса, ваши души мельчают с каждым новым днем. Нет смерти, нет болезней и войн - и вот вам уже некого жалеть, незачем страдать, не надо жертвовать ни жизнью, ни здоровьем. У вас все и всегда отлично. Только так много самоубийц.

- Но как можно жить, зная, что все кончится? - воскликнул Парк. - Это ужасно! А ужасней всего - не знать, когда...

- Благодаря вам мы знаем, когда.

         Парк проглотил насмешку. Скутер снижался над Центром Маунт-Прист.

- Ты сказал, что любишь... - старик прилип к непробиваемому стеклу, разделявшему задержанных и водителя. - Ради Луизы я готов на все. Даже умереть. Ответь мне на последний вопрос, офицер! Ты готов умереть ради любви?

- Глупость.

- Для тебя! Но в этом и разница. Зная, что впереди смерть, любишь так, как надо любить человеку! Любовь и смерть не враги, а союзники, потому что одно проверяется другим. Вечная жизнь уничтожила любовь, вы не знаете, что значит любить. У вас осталось лишь слово, смысл его вы потеряли.

- Жизнь превыше всего, - ответил Парк фразой, знакомой каждому, кто принял эликсир и вошел в Вечную Молодость.

- Знаю, - сказал старик. - Это ваш девиз. Дурацкие слова. Может, когда-нибудь вы это поймете.

         Они приземлились. Сотрудники Маунт-Приста окружили скутер.

- Благодарим за содействие, офицер, - сказал один Парку, после того, как Хенка и Луизу увели вглубь корпуса. Старик без конца оглядывался и кивал Парку, как старому знакомому.

- А что с ними будет? - спросил Парк.

         Сотрудник улыбнулся. Его зубы были безупречны, впрочем, как у всех, принадлежащих Вечной Молодости.

- Ничего особенного. Совершенно безболезненная инъекция. И покой - то, чего они и желают, не так ли, офицер?

         Парк поднял скутер в воздух. Даже на высоте в сотни метров он не мог избавиться от последнего взгляда стариков. Парк прибавил скорости, улетая от Маунт-Приста. Да, так для них лучше, чем скитаться по Дикому краю, беспокоя обывателей на границах города. Раз уж они не хотят жить, как все... Но самоубийцы! И вспышки насилия и злобы, захлестывавшие город... Парк покачал головой: чего еще людям надо? Вот у него есть Кристи, которую он будет любить вечно, и она будет вечно любить его. Ведь будет?

 

Сентябрь 2009г.