Штаны

 

         Рынок был многолюден и обилен. Торговые ряды пахли китайскими шлепанцами и прокисшей шаурмой, образовывая настоящий лабиринт, в котором легко заплутать. Пробираясь по закрывавшим лужи и грязь поддонам, отмахиваясь от болтавшихся прямо над головой гроздьев одноразовой обуви и одежд "от кутюр", Терехин цепко сжимал в кармане кошелек. Рынок есть рынок – не хлопай ушами.

         Терехин искал штаны. Недорогие, с карманами, на работе носить. Казалось бы: чего проще?

- Мне подешевле, на работу носить, - объяснял он и сердито отворачивался после названной суммы. - Я не в Газпроме работаю!

         Вечерело, а штаны так и не нашлись. Пробираясь к выходу с рынка, Терехин столкнулся с цыганкой.

- Что ищешь, дорогой, у меня все есть! - затараторила она. Терехин крепче сжал кошелек и осмотрел цыганку. Молодая, в дюжине цветастых платьев, с бусами, чернявая. Чернявых Терехин не любил.

- Что у тебя есть? - буркнул он, останавливаясь всего на секунду и замечая, что в руках цыганка ничего не держит.

- А все. Что тебе нужно, молодой, красивый?

- Штаны, - проронил Терехин и двинулся прочь, но цыганка неуловимым движением извлекла из воздуха штаны.

- Вот, смотри, штаны! Ах, какие штаны, модные! Недорого возьму. Ах, как раз на тебя...

         Терехин ухмыльнулся. Он еще не встречал продавцов, не убежденных, что их товар самый лучший. Однако штаны были и впрямь его размера, по крайней мере, на глаз. Откуда она их достала, из-под юбок, что ли? У нее там склад?

- Сколько? - спросил Терехин, твердо намереваясь идти домой, но цифра, озвученная цыганкой, приятно взласкала слух. - Сколько?

         Та повторила.

- Хм, - он придирчиво осмотрел товар, опасаясь подвоха. Штаны, как штаны. Немодные, правда, раньше такие называли слаксами, серо-зеленые, но длина подходящая. И вообще, не на парад, а на работу.

- Доволен будешь! - пообещала цыганка, принимая деньги. - Ах, какие штаны! Добрым словом меня вспоминать будешь!

         На следующий день Терехин взял штаны на работу.

- О-о, модный какой, - завидя Терехина в новых штанах, сказал Мохов. - Где оторвал?

- На рынке.

- И сколько они там лежали? Лет десять?

- А мне пофиг. Дешево и карманы есть. То, что надо.

         На обеде, стоя в очереди в буфет, Терехин нашарил в кармане бумажку и приготовился платить. И вдруг заметил, что вместо пятидесяти рублей в руке оказалось пятьсот. Терехин хорошо помнил, что положил в карман именно пятьдесят рублей, а не полтыщи. Странно. Ну и ладно. 

         Через день на работе Терехин полез в карман слаксов и обнаружил тысячу вместо стольника. Это было совсем уж непонятно. Вроде трезв был вечером, да и зарплату прошлую пятисотенными выдавали. Откуда тысяча? Но прибыль - не убыток, после работы Терехин купил пива и пришел домой в приподнятом настроении.

         Утром в раздевалке Терехин проверил карманы. Стольник, взятый на обед, был на месте. Днем, стоя у кассы, он достал деньги и увидел две купюры по тысяче. Терехин обернулся на стоявшего позади Мохова. Мохов загадочно улыбался. Уж не он ли подшучивает? Ключи от шкафчика в принципе могут подойти, а Мохов - тот еще приколист. Хм, если так, пусть и дальше шутит, денег я ему не отдам, решил Терехин. А может, ненастоящие? – мелькнула мысль. Дрогнувшей рукой он протянул тысячу кассиру, та проверила и выдала сдачу. Настоящие! Но откуда?

         Дальше была суббота. Терехин взял штаны домой постирать, как водится, перед стиркой проверил карманы. Высушив штаны, Терехин надел их. Сегодня должен зайти сосед, вернуть долг. Не хотелось стоять перед гостем в растянутых трениках.

         Пришел сосед, вернул тысячу, занятую на прошлой неделе. Терехин не любил давать в долг, но соседу сделал исключение, помня, как, в свою очередь, одалживал у него перфоратор. Как водится, посидели. Когда, с трудом попадая в двери, сосед ушел, Терехин полез в карман за деньгами и протрезвел: кроме соседской тысячи, там лежали две купюры по пять.

         Терехин лег спать в штанах. Он долго не мог заснуть, периодически засовывая руки в карманы. В карманах ничего не появлялось, и Терехин, наконец, заснул.

         Утро было потрясающим. Терехин сидел на постели и тупо смотрел на кучку новеньких хрустящих купюр. Зачем на работу ходить, если деньги сами собой появляются? Ай да штаны! 

         Но на работу все-таки пошел. Привычка. Опять же, деньги платят железно. А штаны - вещь ненадежная. Сегодня деньги в них, а завтра их нет - и кому жаловаться?

- Что-то ты щедрый стал, - заметил Мохов, глядя, как Терехин набрал поднос разносолов в столовой.

- Могу я побаловать себя иногда? - ответил Терехин. Баловство продолжилось и на следующий день. 

         Терехин стал щедр и весел. Занимал мужикам до получки, курил дорогие сигареты, после работы покупал пиво... Немецкое.

- Наследство? - интересовался Мохов.

- Типа того.

         Финансы в штанах росли. Иногда штаны приносили тысячу, а иногда и пятьдесят. Но и этого хватало за глаза! 

         Через неделю Терехина лишили премии за появление на работе в нетрезвом виде. 

- Ерунда! - отмахнулся Терехин и пригласил сочувствующих мужиков в баню с девочками.

         Через месяц Терехина уволили. Получая расчет, он улыбался.

- Разве это деньги? - пренебрежительно сказал он, получая от кассира несколько синеньких бумажек. - Вот деньги! - и Терехин махнул ворохом пятитысячных.

- Зачем же вы тогда работали? - улыбнулась кассир.

- Сам не знаю, - ответил Терехин и ушел.

Дома было пусто и пыльно. Уборки Терехин не делал давно. Он лег на диван и включил телик.

- Мечты сбываются! - заявила с экрана чья-то довольная физиономия, и Терехин довольно кивнул ей: да, это так! Свобода и деньги – что еще нужно, чтобы чувствовать себя человеком? Хватит, наработался! Пора для себя пожить. Что бы купить? Он раскрыл рекламную газету и потянулся за телефоном. К вечеру его скромное холостяцкое жилище украшала огромная плазменная панель, новенький кухонный гарнитур, кожаный диван, стоивший не меньше его прежней годовой зарплаты. Терехин лежал на нем и думал, что пора покупать валюту. Хранить в деревянных - это несолидно. Наменяю долларов - и в Ниццу. Или в Куршавель. Или... куда там все богатые ездят? Эх, как же со штанами повезло!

Утром его разбудил звонок. Терехин встал и глянул в глазок. На лестнице стоял сосед.

- Тебе чего? - спросил Терехин, открывая дверь. Но вместо соседа в квартиру ввалились люди в бронежилетах. А Терехин оказался на полу с завернутыми за спину руками.

- Никого больше нет! - доложил один из камуфлированных громил невысокому человеку в строгом черном костюме.

- Хорошо, - тот подошел к вороху купюр, разбросанных на столе, взял одну, достал какой-то приборчик и провел по бумажке. В приборчике хрюкнуло. Штатский довольно улыбнулся. 

- Отпустите его и оставьте нас одних, - глядя на Терехина, произнес штатский. Терехин поднялся и встал по стойке смирно.

- А... что случилось-то? – испуганно произнес он. Громилы вышли, притворив двери. - В одном важном государственном учреждении стали пропадать деньги, - сказал штатский. - Мы никак не могли установить источник пропаж – похититель очень хорошо маскировался – но, сколько веревочке не виться... Некоторые из похищенных банкнот обнаружились в вашем городе. А все остальные – в вашей квартире. Так, так...

         Штатский победоносно улыбнулся.

- Ну, а теперь вы мне расскажете, как вы это делаете, и кто ваши сообщники? 

- Какие сообщники? – ошеломленно произнес Терехин. – И я ничего такого не делал. Ну, травки разок купил... но это только попробовать! 

- Как вы это делаете? – холодно переспросил штатский. – Мы знаем, что в Москве вы никогда не были, допуска в Кр... неважно куда... у вас нет. Каким образом вам удается похищать деньги из кармана през... одного очень хорошего и уважаемого человека?

Терехин хлопал глазами. О чем это он?

- Вы понимаете, кто мы?

- М-милиция? – промямлил Терехин.

- М-милиция у нас вот где, - штатский выразительно сжал кулак. – Так что, гражданин Терехин, даю вам последний шанс чистосердечно признаться во всем.

- Это все штаны! – выпалил Терехин. Эх, пропади они пропадом, так и в тюрьму сесть недолго!

- Штаны? – удивился агент.

- Да, штаны! Понимаете, я купил штаны на рынке, - начал рассказывать Терехин. – А они с секретом оказались. Сунул руку в карман – а там деньги появляются!

- Чего? – недоверчиво произнес агент. – Что за бред?

- Это правда! Ну, наденьте сами и проверьте! Клянусь, я тут ни при чем!

- Ладно, - агент сунул штаны подмышку. - Штаны изымаю, как вещественное доказательство. А вас город попрошу не покидать. Мы с вами свяжемся.

Прошла неделя. Терехин вновь устроился на работу, и жизнь потекла, как прежде, но однажды вечером в дверь позвонили.

Он открыл. Сосед.

- Что опять такое? - простонал придавленный к полу дюжими парнями Терехин.

- Это вы нам объясните, что такое, и где агент, разговаривавший с вами неделю назад? - на этот раз людей в черном было двое.

- Откуда мне знать?

- Он исчез после разговора с вами, а по имеющимся разработкам, вы причастны к похищению денег у пр... Неважно, у кого. И деньги продолжают пропадать, - сказал агент номер два.

- Можете обыскать, - облегченно выдохнул Терехин. - Нет у меня этих денег. Только свои, кровные, заработанные.

- Где они?

- В шкафу, в кармане пиджака.

- Это что, все? - спросил агент номер три, вытаскивая несколько смятых бумажек. 

- А я что, похож на Абрамовича?

Через час квартира была перевернута вверх дном. Искали везде, даже в кранах и розетках.

- Ничего! - доложил один из громил в камуфляже.

- Хорошо проверили?

- Так точно!

Терехин с горечью смотрел на выдернутые с мясом розетки, сорванные обои и взломанный паркет.

- Что вы сказали нашему агенту?

- Ничего. Я сказал, что ничего не знаю, и что деньги сами появлялись у меня в штанах.

- В этих, что ли? - агент номер два указал на треники Терехина.

- Нет, в этих и карманов-то нет. В других, которые ваш агент забрал. Я у цыганки их купил, на рынке.

- У цыганки? Найти ее сможете?

- Уже пробовал. Как сквозь землю провалилась, да и не помню я ее.

- Значит, наш сотрудник забрал ваши штаны? - поинтересовался агент номер три.

- Ну да. Когда я рассказал, что деньги там сами собой появляются, он взял штаны на экспертизу. И ушел. И денег у меня больше нет. И штанов. 

Агенты переглянулись.

- Ладно, - сказал второй. - Мы вам верим. Забудьте, что мы у вас были. И города прошу не покидать.

Лишь через месяц Терехин решился уложить паркет. А через два почти забыл о странном происшествии. Но однажды, включив телевизор, Терехин замер. Выступающий на очередном экономическом форуме президент заметно нервничал, оглядывался и часто засовывал руки в карманы.

- Не нашли, - понял Терехин. – Эх, вот же были штаны...

 

На следующий день Терехин собрался на рынок за рубахами. Хотелось чего-то красочного и модного. Блуждая по рядам, он наткнулся на цыганку. Ту самую. Терехин уставился на нее, как на мессию. Цыганка мигнула, как знакомому:

- Рубашку ищешь, дорогой?

- Да, - обескуражено пролепетал Терехин. – Откуда ты...

- Смотри! - ведьма извлекла из воздуха несколько цветастых рубах. - Какой товар! Чистый хлопок. Как раз на тебя! Бери, красавчик, не пожалеешь!

Терехин сглотнул и оглянулся. Ничего подозрительного.

- А штанов у тебя нет? Помнишь, ты мне штаны продавала, а?

- Может, продавала, а может, и нет, - вскинула брови цыганка. - Нет у меня сейчас штанов, зато какие рубашки есть!

- Рубашки, - печально протянул Терехин, забыв, что за ними и пришел на рынок.

- Доволен будешь! - точно, как в тот раз, пообещала цыганка. - Попомнишь мои слова, касатик. Ах, какие рубашки! С карманами!

- С карманами, - как в тумане, проговорил Терехин и встрепенулся. - Беру. Все!