Размер не имеет значения

 

“Зюддойче Цайтунг”, 21 июня 20.. года

                    СЕНСАЦИОННОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПРОФЕССОРА ГРОНБЕРГА             

(печатается с сокращениями)

— ...В то время как некоторые борцы за экологию и здоровый мир занимаются пустой болтовнёй и бросаются на людей в шубах, я, профессор Гронберг, нашёл средство, которое избавит человечество от многих ошибок, совершённых им, и проложит путь к светлому для всех будущему!

Как известно многим из присутствующих здесь почтенных членов Лейпцигского Научного Общества, мои последние весьма нашумевшие исследования касались влияния определённых электромагнитных полей на рост и развитие живых организмов. Не буду заострять ваше драгоценное внимание на теоретической части моих исследований и остановлюсь на конкретных опытах, которые, уверяю вас, гораздо нагляднее и интересней.

Ещё четыре года назад я провёл успешный эксперимент на крысах и смог уменьшить подопытные экземпляры в два раза без всякого видимого ущерба для их здоровья. Мало того, замечу, что одна из крыс была очень старой, другие контрольные образцы её возраста, не подвергавшиеся излучению, умерли, она же до сих пор жива и прекрасно себя чувствует...

...Вы спросите меня: а какой смысл в уменьшении? И будете правы! Поначалу мной, как и каждого учёного, двигал чисто теоретический интерес, мне было любопытно, ведь поначалу я даже и не подозревал таких результатов! Позже я задумался о практической стороне исследований, которые к тому времени зашли уже довольно далеко. Я начал экспериментировать с собаками. О результатах знает весь мир. Собаки оказались ещё более восприимчивыми к Д-полю, и всего лишь за несколько дней пребывания в нём опытные экземпляры уменьшились примерно в шесть раз! После этого Лондонский Клуб по разведению собак прислал мне почётный диплом, потому что мои собаки стали самыми карликовыми в мире, а Общество Защиты Животных до сих пор пикетирует мою лабораторию (некоторое оживление и смех в зале). Что-то они запоют, когда узнают, что я могу уменьшить любой белковый организм во столько раз, во сколько пожелаю! (сильное волнение в зале)

...Я полагаю, самое время подтвердить мои слова, потому что вижу на лицах некоторых из присутствующих откровенное недоверие, а на лицах моих оппонентов — даже усмешки. Пожалуйста, принесите опытные образцы номер один, два и три. (Ассистенты профессора вносят три ящика, закрытых непрозрачной материей) Спасибо. Перед тем как открыть вашему взору эти стеклянные ящики, я попрошу людей с неустойчивой психикой удалиться. Всех остальных прошу сюда. (Профессор отбрасывает одно покрывало за другим, и у стоящих на столе стеклянных ящиков начинается столпотворение. С большим трудом я протискиваюсь ближе. То, что я сейчас вижу, можно смело назвать Восьмым Чудом Света: в одном из ящиков находится крошечная собака длиной в человеческий палец, в другом — корова, которая поместилась бы на ладони. В третьем ящике плавала крохотная акула величиной с кильку! То, что творится вокруг, не передать словами! Все необычайно возбуждены, почтенные профессора и магистры размахивают руками словно школьники, что-то доказывая друг другу. Профессор Гронберг невозмутим. Он стоит молча, скрестив руки на груди, с несколько высокомерным, как мне показалось, видом наблюдая за происходящим. Когда страсти улеглись, профессор вновь взял слово.)

— Как видите, эти существа самые настоящие, они живут и неплохо себя чувствуют...

— Откуда вам это знать, профессор? (выкрик из зала)

— Я это знаю, и докажу это очень скоро и прямо здесь. А пока извольте узнать, что эта корова скоро отелится.

— То есть вы хотите сказать, что проводили эксперимент на стельной корове? Или у вас и бык такой же имеется? (вопрос задал председатель Научного Общества г. Кегель) 

— Вы совершенно правы, коллега: я действительно уменьшил корову с зародышем внутри. Естественно, я хотел узнать, произведёт ли она на свет нормальное потомство?

— Вы собираетесь разводить карликовых коров, профессор? (ещё один выкрик, смех в зале)

— Нет, я собираюсь разводить карликовых людей.

Председатель Кегель: — Отличная шутка, профессор Гронберг. Но, в действительности, позвольте спросить, какое практическое значение, о котором вы здесь так много говорили, принесут ваши, без сомнения, сенсационные исследования? Вы должны дать отчёт Обществу, которое столько времени оплачивало ваши довольно дорогостоящие опыты.

— Это не шутка, коллега. Спасибо вам за то, что вы прямо подвели меня к тому главному, что я хотел здесь изложить.

— Как известно всем вам, человечество давно задыхается в своих границах. Людям не хватает жизненного пространства, огромные мегаполисы, растущие вверх, не решают проблемы перенаселения, продолжительность жизни, несмотря на оптимистические прогнозы конца двадцатого века, отнюдь не повышается, наоборот, множество людей до сих пор гибнет от голода, загрязненной среды и связанных с ними болезней! Человечество давно обязано задуматься над этими страшными реалиями и найти выход. Общество защиты Животных не спасёт всех животных, ООН не спасёт нации от их проблем, а Соединённые Штаты никогда не возьмут под контроль весь мир, как бы ни старались!

Я, профессор Гронберг, предлагаю человечеству нечто большее. Нечто, что сможет изменить мир к лучшему. Я предлагаю выход, и человечеству стоит только захотеть — и оно разрешит многие, очень многие проблемы.

Когда я удачно уменьшил собаку, я задался вопросом: а что будет, если уменьшить человека? Я представил себе это — и мне открылся удивительный мир, в котором будет много места для нас и будущих поколений — и нет нужды штурмовать космос и искать пригодные для жизни планеты. Всё это останется лишь в сочинениях фантастов. В нашем мире не будет голода, ибо прокормить человека величиной, например, с палец, несомненно легче. Он будет есть год то, что мы съедаем за неделю. Но главное! (Профессор Гронберг повышает голос и делает многозначительную паузу) Самое главное в моих исследованиях — то, что клетки после уменьшения непостижимым образом омолаживаются пропорционально времени погружения в Д-поле. Путем длительных опытов я нашел оптимальный вариант уменьшения, если хотите «золотую пропорцию», при которой у опытных образцов начинались невероятные, поразительные изменения на клеточном уровне! Клетки омолаживались, и организм начинал восстанавливаться, постепенно приводя себя в идеальное состояние! Если сделать нехитрый подсчёт, эта вот собака спокойно переживёт наших внуков, а такой же уменьшенный человек сможет жить как минимум до семисот лет! (Абсолютная тишина в зале). И я подумал: это шанс для человечества, это шанс для всех нас! Конечно, моя опытная установка для генерации Д-поля слишком мала, чтобы уменьшить всех желающих — а таковые, несомненно, появятся — но я готов безвозмездно предоставить все чертежи установки. При современном развитии науки мы смогли бы разместить генераторы Д-поля по всей планете и одновременно уменьшить всех обитателей Земли, от слона до мелкой рыбешки. Мы одним разом разрешили бы проблемы перенаселения, старения, голода; люди излечились бы от многих болезней! Трудно даже представить все преимущества новой жизни. Конечно, для осуществления этого потребуются усилия всех людей, воля всех правительств, но это вполне осуществимо! Я верю в это! Я предлагаю не бессмертие, я предлагаю здоровую, долгую жизнь для всех! Подумайте, господа, что вы приобретете, и что вы оставите в этом мире, и вы поймете меня! Я закончил. Прошу задавать вопросы. (Необычайное волнение и шум в зале.) Выкрики:

— Это просто невероятно!

— Профессор сошёл с ума!

— Что он говорит?

— Позовите врача!

Председатель Кегель: — Тишина! Тишина! Господа, успокойтесь! Позвольте вопрос, профессор.

Профессор Гронберг: — Разумеется.

— Вы думаете, что человечество сможет отказаться от своей истории, своей культуры? Ведь, если уменьшить всех людей, нам станут недоступны все культурные ценности, накопленные человечеством. Как, вы полагаете, крошечные люди смогут любоваться архитектурными шедеврами или картинами? Или вы предлагаете рассматривать их в телескоп? (смех в зале)

Профессор Гронберг: — У нас с вами разные понятия о культуре, господин Кегель. По моему мнению, культура заключается не в произведениях искусства. Они — лишь производная культуры, так сказать, выражение в камне или в красках... Истинная культура — это отношения между людьми, и измеряется она отношением человека к обществу и общества — к человеку. Может быть, мы что-то потеряем, но насколько много приобретем!

Председатель Кегель: — Позвольте еще вопрос, коллега. На каком основании вы решили, что человеческие клетки будут так же омолаживаться, как клетки этой собаки или этой акулы? И потом, как мы узнаем, не оказывает ли ваше Д-поле негативного влияния, например, на мозг человека? Я задаю вам эти вопросы чисто гипотетически, ведь до опытов на людях, я уверен, дело не дойдёт.

Профессор Гронберг: — Зря вы улыбаетесь, коллега. Все свои слова я готов подтвердить как расчётами, так и практическими опытами, которые записаны на видеокассете.

Председатель Кегель: — Вы хотите сказать, что ставили опыты на человеке?!

Профессор Гронберг: — Да, ставил! Все записи — на этом диске, а чтобы некоторые из вас не подумали, что это — умелый монтаж, я покажу вам человека, добровольно согласившегося быть первым, кто шагнул в Маленький Мир. Я уверен, ему ещё поставят памятник! Ассистент, пожалуйста, последний ящик.  (Ассистент профессора, не спеша, вносит и ставит на стол прозрачный ящик, в котором находится маленький человечек, напоминающий лилипута из известной детской книжки). Всё Лейпцигское Научное общество, повскакав с мест, ринулось вперёд, стремясь поближе увидеть это чудо. Я едва не был растоптан почтенными учёными. Все изумлены настолько, что казалось, войди сейчас в зал марсианин, на него просто не обратили бы внимание!)

Председатель Кегель: — Это просто фантастика! Я не верю своим глазам! Профессор, вы сотворили чудо! Но... этично ли это? Ведь вы же не можете увеличить его обратно, а значит, этот несчастный обречён навсегда жить в таком виде!

Профессор Гронберг: — Как вы можете наблюдать, у него совсем не несчастный вид. Впрочем, можете сами его обо всём расспросить. Стекло этой коробки прозрачно только снаружи. Он нас не видит, зато внутри есть переговорное устройство с усилителем звука. Он ответит на все ваши вопросы. Зовут этого великого, не побоюсь этого слова, человека — Ральф Боргенс.

      Председатель Кегель: — Ввиду того, что многие из вас, многоуважаемые коллеги, хотели бы задать мистеру Боргенсу свои вопросы, а время заседания регламентировано, я возьму на себя смелость задать ему несколько вопросов общего характера.

П. К.: — Вы хорошо меня слышите?

Ральф Боргенс: — Нормально.

П. К.: — Назовите своё полное имя, пожалуйста.

Р. Б.: — Ральф Петер Боргенс.

П. К.: — Кто вы по национальности?

Р. Б.: — Голландец.

П. К.: — Как вы себя чувствуете в э-э... новом размере?

Р. Б.: — Нормально.

П. К.: — Расскажите нам поподробнее о своих ощущениях.

Р. Б.: — Это трудно описать словами. Мир совсем другой. Лично мне стало жить гораздо интереснее.

П. К.: — И вы не чувствуете себя одиноким?

Р. Б.: — Почему это?

П. К.: — Ведь вы такой один на всё человечество!

Р. Б.: — Я не чувствую себя одиноким. Разве я — не человек? Чем я хуже вас, чем я хуже любого человека? Конечно, есть некоторые неудобства, но это лишь временно. Я доволен и ни о чем не жалею...

      

“Монд” 23 июня 20.. года.

                                 ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ РАЛЬФА БОРГЕНСА

— Здравствуйте, господин Боргенс.

— Здравствуйте.

— Сегодня вы популярнее всех политиков и кинозвёзд. Как вы к этому относитесь?

— Нормально. Манией величия не страдаю. (смеётся)

— Отличный ответ! Вопрос, который я вам хочу задать, наверно, вам порядком надоел, но это волнует миллионы наших читателей: как вы себя чувствуете в новом облике?

— Прекрасно. Профессор Гронберг говорит абсолютную правду. Мой организм молодеет. Я чувствую себя свежим и полным сил каждое утро, у меня даже растут новые зубы взамен утерянных. Я стал не просто лучше видеть и слышать, я стал лучше чувствовать. Если хотите, можете назвать это пробуждением каких-то экстрасенсорных способностей... Это трудно объяснить, но ощущения необыкновенные!

— Потрясающе!

— По расчётам профессора Гронберга я должен прожить не менее шестисот лет, и я этому охотно верю.

— А чем вы занимались до того как стали маленьким?

— То тем, то этим. Всем понемногу. Моя прежняя жизнь, поверьте, не представляет для вас ни малейшего интереса. Она была скучна и бесцельна.

— А теперь у вас есть цель?

— Есть.

— Какая же?

— Пока это секрет.

— Ещё один вопрос, волнующий миллионы: почему вы согласились на этот эксперимент?

— Это показалось мне интересным. После беседы с профессором Гронбергом я понял, что наши взгляды во многом совпадают, к тому же я давно хотел кардинально изменить свою жизнь и предложение профессора воспринял как знак свыше, если хотите.

— Вам не было страшно решиться на такой шаг?

— Нет, мне не страшно. Поначалу было страшновато, когда я уменьшился и увидел перед собой великанов, то есть вас, обычных людей, но потом быстро привык. Кроме того, я думаю, что буду не единственным, кто согласится на уменьшение.

— Вот как? Почему вы так считаете?

— Ну, а вы разве не хотите жить семьсот лет, не страдая при этом от болезней? Слова профессора Гронберга — не пустые звуки. Я согласен с его мнением, что уменьшение всего человечества позволит решить многие проблемы, до сих пор неразрешимые. В моём маленьком мире нет оружия, нет денег, нет болезней — разве этого мало? Я ушёл из вашего мира — и не жалею об этом! Скоро, очень скоро за мной пойдут миллионы.

— Как вы это себе представляете?

— Спросите профессора, он лучше меня расскажет обо всём. А я вам скажу, что размер не имеет значения, главное то, что внутри нас, то, что не измерить ничем…

— Последний вопрос: кто шьёт вам одежду?

— Мой костюм от “Маттел”.

— То есть?

— Профессор купил детский набор от “Маттел”, где есть такая кукла мужского пола по имени Кен. Так вот, этот Кен у меня как манекен. (смеётся) Его одежда сидит неплохо. Да, кстати, обращаюсь ко всем женщинам: если вы хотите — а вы точно хотите! — выглядеть привлекательно ближайшие семьсот лет, присоединяйтесь ко мне. Первая счастливица получит платье от Барби! (смеётся)

— Напоследок что бы вы пожелали нашим читателям и всем “большим” людям?

— Не считайте меня зазнайкой, но я, как и Иисус, открыл людям дорогу к светлому будущему, и теперь всё — в ваших собственных руках. Счастливая жизнь в новом мире или прозябание в старом. За вами выбор, господа!

 

“Курир” 10 августа 20.. года

ЗАЯВЛЕНИЕ ПАПЫ РИМСКОГО

— Профессор Гронберг делает чудовищные эксперименты над людьми, и долг всех служителей церкви и всех конфессий — предостеречь людей и помешать профессору в его поистине дьявольских планах, ибо он замахнулся на самое святое — на образ человеческий, данный нам свыше. Ведь Бог создал нас такими, какие мы есть, и менять что-либо в нашем облике — неслыханное кощунство! Не сомневаюсь, что Господь осудит этого грешника, потому что он задумал разделить человечество, а всякое царство, разделившееся в себе, погибнет — так учил нас Иисус. И я призываю всех верующих задуматься над этими словами...

 

“Ниппон таймс” 13 августа 20.. года

Международный суд по правам человека в Гааге, всесторонне рассмотрев созданный профессором Гронбергом неслыханный прецедент, вынес такое же сенсационное постановление: совершить уменьшение есть акт проявления свободной человеческой воли и право всякого человека. При этом все гражданские права должны быть сохранены...

 

“Индепендент" 1 сентября 20.. года

РЕЧЬ СЕНАТОРА КИНА ПЕРЕД ИЗБИРАТЕЛЯМИ

…— Хорошо, пусть право на уменьшение — неотъемлемое право каждого человека, его, так называемая, свобода воли. Но тогда скажите мне: а как быть с обязанностями? Как такой человек сможет выполнить свой гражданский долг, например, служить в армии, если возникнет необходимость защищать свою страну? Ответьте мне!

— С таким ростом хорошо служить в разведке...

— Это совсем не смешно! Вы поймите, повсюду в мире возникает особая категория людей, которым будет трудно, если не невозможно жить рядом с обычными людьми...

 

“Сидней Ньюс” 19 марта 20.. года

Всё больше и больше людей в Европе хотят уменьшить себя, воспользовавшись невероятным изобретением профессора Гронберга. Последние исследования состояния здоровья первых уменьшившихся, проведённые самыми маститыми и известными учёными, подтверждают слова профессора Гронберга. Все уменьшившиеся говорят, что чувствуют себя так, словно они молодеют, и это невероятная правда! Вот что говорит один из авторитетнейших учёных-медиков академик Кирен Авалян: «Их организм с лёгкостью справляется со всеми болезнями, сопутствующими старости, у людей вырастают новые зубы взамен утерянных; у одного человека, страдающего от диабета, нормализовался уровень сахара в крови; у другого исчезла злокачественная опухоль... Я не знаю, как объяснить всё это. Наверно, профессор Гронберг сотворил самое настоящее чудо!» 

 

“Нэшнл Джиогрэфик” 2 апреля 20.. года

Совершивших уменьшение не так уж и много — всего несколько сотен. Капля в человеческом море. Но число желающих растёт не по дням, а по часам. Калеки, безнадёжно больные, старики, не желающие умирать, молодые, которые хотят иметь вечную молодость, отвергнутые обществом люди, неудачники, которые думают, что, уменьшившись, они решат свои проблемы. И, наконец, просто душевнобольные — вот далеко неполный список всех записывающихся на процедуру уменьшения в клинике профессора Гронберга. Но что будет дальше с этими людьми, как смогут они адаптироваться в окружающем их “большом” мире, в котором они надеются пережить нас на века? И сможет ли общество обеспечить им все условия нормальной жизни, ведь это будет посложнее, чем оборудовать специальные подъезды и лифты для обычных инвалидов.     

      Таким образом, прошедшие через уменьшение люди, пусть даже с помощью его и избавившиеся от своих болезней, становятся идеально здоровыми пожизненными инвалидами. У них нет будущего.

 

“Саут Чайна Морнинг Пост” 1 мая 20.. года

Сегодня днём в клинике профессора Гронберга совершил уменьшение Йоширо Тогимори — один из самых богатых людей планеты. Престарелый мультимиллиардер, владелец нескольких ведущих компаний мира по производству электроники не оправдал надежд своих наследников на его скорую кончину. После операции по уменьшению он стал чувствовать себя значительно лучше и, по его словам, «готов управлять своей империей ещё несколько сотен лет».

 

“Бильд” 17 июня 20.. года

Вопрос о приостановлении деятельности клиники профессора Гронберга обсуждался сегодня на внеочередном заседании бундестага. После ожесточённой полемики большинство парламентариев высказалось за закрытие клиники, однако никто из них не сказал, что делать тысячам людей, специально приехавшим со всех концов земного шара к «волшебнику» Гронбергу...

 

“Комсомольская правда”  21 июня 20.. года

Почти одновременно с выходом книги Ральфа Боргенса «Дорога в Новый Мир», мгновенно ставшей супербестселлером, в Нидерландах разразился скандал. По заявлению шефа полиции города Арнем (Голландия), «этот человек уже несколько месяцев находится в розыске за развращение несовершеннолетних и распространение наркотиков, его настоящее имя не Ральф Боргенс, а Петер Левовски». 

 

“Фигаро” 2 августа 20.. года

Приехавший во Францию с дружеским визитом лидер русских коммунистов Берёзкин на официальном приеме у мэра Нанта заявил: « — Этот профессор Гронберг — просто безумец! А его заявления о какой-то пользе от уменьшения — чистый бред! Этот новый Гулливер решил сделать нас с вами своими лилипутами! Не выйдет!»

 

“Ю. С. Ньюс энд Уорлд Рипот” 4 августа 20.. года

...Уменьшение людей в клиниках профессора Гронберга приняло столь массовый характер, а проблемы, вызванные этим уменьшением, встали столь остро, что текущая сессия ООН не могла пройти мимо этого животрепещущего вопроса. После того, как профессору Гронбергу запретили заниматься уменьшением в Германии, правительства всех стран Европейского Союза тут же присоединились к немцам в этом решении, опасаясь небезызвестных проблем. Однако очень многие люди высказываются в своих симпатиях к процедуре уменьшения, и это напрямую связано с проблемой стремительного старения мира, а в особенности Европы, три четверти населения которой перешагнули рубеж пятидесятилетнего возраста. Выступающий на сессии с докладом представитель Франции Жан Валеско заявил, что в настоящее время у человечества есть два решения проблем старения. Первое — столь же стремительная компьютеризация и роботизация с целью сокращения рабочих мест особенно в сферах производства и обслуживания, как это делается в Японии, но Япония — небольшая страна, а создать настолько мощную инфраструктуру на обширных территориях Европы, Америки, а особенно набравшей в последние годы экономического и политического веса России в течении хотя бы ближайших десяти лет просто нереально. Почему именно десяти лет? Потому что по подсчетам аналитического центра ООН при ЮНИДО через десять лет количество невостребованных рабочих мест перейдет свою критическую отметку, что вызовет паралич власти и порядка в высокоразвитых странах. К тому же, как справедливо заметил г-н Валеско, этим методом мы боремся со следствием, а не с причиной, значит — это сомнительный путь.   

На этом фоне более предпочтительно второе решение, заявил г-н Валеско. Решение, к которому нас подталкивает открытие профессора Гронберга. По предварительным расчетам того же аналитического центра, в случае уменьшения человечество не остановится в своем развитии, как это полагают некоторые. Наоборот! Исчезнут территориальные споры, проблемы с перенаселением, проблема глобального старения отложится на сотни лет, решатся другие, не менее животрепещущие вопросы. Единственным серьёзным минусом будет неприятие такого решения из-за религиозных, этических или иных мотивов. Все остальные неудобства “маленькой жизни” вполне решаемы, если взять последние достижения науки и техники.

 

“Либерасьон” 15 августа 20.. года

Сегодня были найдены и задержаны полицией пятеро молодых людей, подозреваемых в убийстве тридцатилетней Кристины Тенеман. Ночью группа пьяных молодчиков вломилась в дом пострадавшей, наверняка зная, что кроме нее, в доме никого нет, а сама Кристина не сможет оказать сопротивления, так как она прошла операцию уменьшения в клинике профессора Гронберга. Еще не так давно Кристина была смертельно больна раком, и чтобы выжить, она решилась на уменьшение. Ее сиделка ушла домой, а спустя час соседи вызвали полицию, случайно увидев, как подозреваемые выходили из дома Кристины. Прибывшие полицейские обнаружили буквально истерзанную и уже не дышавшую хозяйку дома и по приметам соседей задержали всех пятерых. Ведется следствие.

 

 

“Аустралиан Ньюс” 20 декабря 20.. года

После закрытия клиники профессора Боргенса в Германии и запрета на уменьшение, знаменитый исследователь пропал из поля зрения мировой общественности. Ни его родственники, ни друзья не могут сказать, где он. Его установки по уменьшению и все документы, касающиеся его сенсационных опытов, исчезли вместе с ним. Опасаясь, что профессор продолжит свои опыты, представитель Совета Европы обратился в Интерпол с просьбой найти мистера Гронберга и изъять «опасную для человечества установку».

 

“Шпигель” 21 июня 20.. года

                                       ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРОФЕССОРА ГРОНБЕРГА.

Рано утром меня разбудил телефонный звонок. Неизвестный поинтересовался, не хочу ли я взять интервью у знаменитого профессора Гронберга. Разумеется, я ответил согласием. Предупредив, чтобы я не связывался с полицией, и что за мной будут наблюдать, голос назначил мне встречу в городке Винтерберг. Я выехал немедленно.

Прибыв в этот небольшой городок на краю знаменитого Шварцвальда, я остановился в условленной гостинице и стал ожидать звонка. Телефон зазвонил уже через минуту. Тот же самый голос сказал, что я должен узнать у местных жителей дорогу к так называемому «Чертову дереву» и ждать там. Я так и сделал. Дорогу к этой местной достопримечательности я нашел довольно быстро и узнал его сразу — это был огромный, в три-четыре обхвата дуб с черными, разлапистыми, угрожающе расставленными ветвями, словно собирающимися схватить зазевавшегося путника и мощными бугристыми корнями, выступающими из-под земли. Все прочие деревья словно сторонились этого великана, отступив от него подальше. Я опустился под деревом на траву и стал ждать.

Ждать пришлось долго. Уже стемнело, и я стал подумывать, не сыграл ли кто со мной злую шутку, как вдруг заметил свет фонаря, подмигивавший мне из леса. Я поднялся на ноги и последовал туда. Никогда бы не подумал, что меня может занести в самое сердце Шварцвальда, известного по сказкам Гауфа, да еще поздней ночью. До фонаря я добрался довольно быстро — и тут же он погас. Но я все же нашел его прикрепленным к суку какой-то странной веревкой, словно сплетенной из травы. Я остановился рядом с фонарем и взглянул на часы: была половина двенадцатого ночи. И что теперь?

— Герр Доманн, — позвал меня кто-то тихим голоском. Я обернулся, но никого не увидел.

— Я здесь, внизу, — сказал голос, и меня осенило! Я присел на корточки, вглядываясь в траву.

— Только не делайте резких движений, — попросили меня. Я почти догадался, что увижу, и все же не удержался от изумленного возгласа. Трава зашуршала, и моим глазам предстал... самый настоящий, лесной гном, с бородой и обязательной трубкой в руках.

— Возьмите зажигалку и зажгите свечу. Она на земле рядом с фонарем, — гном стоял, сложив руки на груди. Я выполнил его просьбу и поставил горящую свечу на землю между нами.

— Отлично, — сказал гном. — Теперь вы узнаете меня?

Я присмотрелся: ну конечно! Профессор Гронберг, собственной персоной!

— Неужели это вы, профессор?

— Нет, я самый обыкновенный гном, — язвительно произнес профессор. — И пришел поведать о сексуальной жизни маленького народа! Вас же интересуют сенсации, герр Доманн?

— Не такого рода, — улыбнулся я, памятуя о колком языке профессора. В свое время его ядовитые высказывания о властях и научных оппонентах цитировались многими газетами.

— Очень хорошо. Тогда приступим к делу. Я пригласил вас, чтобы дать интервью. Вы готовы записывать?

— Да, конечно, — я поспешно вытащил и включил диктофон.

— Тогда слушайте. Я, профессор Гронберг, хочу сделать следующее заявление. Я предложил человечеству выход из ужасного технократического тупика, в который нас завела эволюция. Я предложил здоровую долгую жизнь для всех без исключения; я хотел, чтобы люди покинули этот страшный уродливый мир и жили в единении с природой, а не в противоречии с ней. Я сделал уже достаточно заявлений в прессе и считаю, что сказал достаточно. Если меня не хотят слушать, если считают сумасшедшим, что же, пусть человечество пожинает то, что взрастило, и идет путем, ведущим в бездну. Что ж, теперь вы видите, что я сам осознанно подверг себя уменьшению. Я это сделал не потому, чтобы укоротить язык злопыхателям, но потому, что считаю невозможным оставаться в вашем мире. Живите своей жизнью, а я и мой маленький народ будем жить своей. Все, прошедшие уменьшение, сделали это добровольно, я никого не принуждал – это мой ответ тем, кто считает меня чудовищем. И еще напишите: профессор Гронберг надежно спрятал свою установку, и вам ее не найти. Я все сказал.

— Профессор! — я сделал резкое движение, и гном исчез в густой траве. — Профессор Гронберг! Вы сказали так мало! Не уходите!  

— Вы узнали достаточно, — тихий голос раздался теперь уже позади меня. — Я сказал все, что считал нужным.

— Профессор, почему вы выбрали для интервью меня?

— Вы достаточно харизматичная личность, известный комментатор. Я думаю, вам поверят.

— А если нет?

— Нет, так нет. Имеющие уши да услышат.

— А если еще кто-нибудь захочет присоединиться к вам? Что им делать?

— Пусть вам пишут. А теперь берите фонарик и идите в город.

— Вы встретитесь со мной еще?

— Я свяжусь с вами.

— Когда?

— Думаю, скоро, — гном, он же профессор Гронберг, усмехнулся. — Вот увидите.

Свеча погасла.

 

          2001 г.