И да здравствует ложь!

 

      Сундуков уныло плелся с работы. Зарплату по неизвестным причинам задержали, и мечты попить пивка после трудового дня растаяли как дым. В кармане синих потертых джинсов бренчала какая-то мелочь, но на бутылку пива не хватало. Сундуков показал пропуск вахтёру и вышел за ворота, с тоской вспоминая славные времена, когда всегда можно было прихватить с собой кусок нержавейки, а если повезёт, то бронзы или меди, сдать в приемный пункт и заработать на пиво. Но режим ужесточили, у вахтёров появились металлоискатели, а попавшихся с поличным лишали на сто процентов или вовсе выгоняли с завода.     

      «Козлы! - подумал Сундуков. - Представляю, сколько стоят эти металлоискатели! Лучше бы зарплату повысили!»

      И увидел лежащий в траве у поребрика продолговатый металлический цилиндр. «Это ж надо, как повезло!» - Сундуков нагнулся, поднимая находку.

      Это был совершенно гладкий цилиндр с матовой поверхностью и острыми непритупленными гранями. Сундуков взвесил его в руках.

- Кило на два потянет, - вслух произнёс он, - а если это - нержавейка…

      Чтобы подтвердить предположение, он нашарил в кармане магнитик, который всегда носил с собой, и приложил к цилиндру. Магнит с легкостью прилип к гладкой поверхности.

- А-а, чёрт! - беззлобно выругался Сундуков. — Чернуха…

      Сдавать простую сталь было делом неблагодарным: весила она много, а давали за неё мало. Было бы килограмм десять...

      Тащиться в приемный пункт за несколькими рублями Сундукову не хотелось, но выбрасывать цилиндрик было жалко. Он решил отнести его домой, вспомнив, что платяной шкаф в коридоре уже полгода стоит без ножки, а эта железяка как раз бы подошла. И жена, наконец, отстанет, а то прохода не дает: «Когда сделаешь ножку, да когда сделаешь ножку? Дождешься, придавит кого-нибудь!» И бесполезно объяснять, что и на трех ногах шкаф прекрасно устоит. Вон, люди и на двух стоят, не падают. Главное - правильно расположить центр тяжести.

      С такими мыслями Сундуков дошёл до метро, спустился под землю и сел в электричку. Ехать было не близко, Сундукову хотелось посидеть, но все места были заняты, и пришлось караулить, пока кто-нибудь встанет, чтобы выйти. Наконец, возможность представилась, и Сундуков, опередив конкурентов, плюхнулся на мягкое сиденье и закрыл глаза, изображая смертельно уставшего человека. Рука машинально полезла в карман и нащупала цилиндрик.

- Федор!

      Сундуков открыл глаза: знакомых поблизости не наблюдалось. Решив, что послышалось, он снова зажмурился, но через несколько секунд голос вновь позвал:

- Фёдор Иванович Сундуков!

      Сундуков приподнялся на сиденье, озираясь по сторонам. И снова никого. Слева сидела бабка с тележкой, справа девушка читала книгу — голос явно не мог принадлежать им. Он был вроде бы мужским. Но кто-то же позвал его! «Ну, шутник хренов», — подумал Сундуков, закрыл глаза, а потом внезапно открыл, чтобы подловить негодяя. Поезд как раз остановился, и двери отъехали в стороны, впуская новых пассажиров, которые утрамбовывали оставшихся в вагоне.

- Фёдор Иванович Сундуков, послушайте меня! - громко сказал кто-то. Сундуков выпучил глаза: никто из стоявших перед ним не раскрывал рта. На всякий случай он обернулся и взглянул за окно – никого, только чернота. Он вскочил, озираясь: может, кто-то спрятался за чужими спинами и насмехается над ним? Место тут же оказалось занято, а Сундуков протиснулся к дверям, но и там никого подозрительного не обнаружил. Он подумал, что голос звучал так ясно, что говоривший должен находиться прямо перед ним, и то в шумном вагоне он не услышал бы его так чётко. Он провел по лицу рукой, ощущая двухдневную щетину. «Вот так и сходят с ума, - подумал он, - начинают слышать голоса, а потом попробуй, докажи, что ты и в самом деле слышал - вмиг в психушку засадят.» 

      Сундуков проехал ещё две остановки и вышел. Голос не появлялся, и Федор немного успокоился. Почудилось, наверное. Выйдя из метро, он пешком направился к дому.

      Подойдя к подъезду, Федор сунул руку в карман, чтобы достать ключи, и вытащил цилиндр, намереваясь переложить его, как вдруг странный голос вновь завопил:

- Фёдор Иванович Сундуков, не прерывайте контакт!

      Федор подскочил. Лихорадочно обернувшись по сторонам, Сундуков в который раз никого не обнаружил, лишь у помойки стояла одинокая дворняга и молча смотрела на него. Сундуков тупо уставился на собаку.

- Сундуков, не прерывайте контакт! Мне с вами нужно по…

      Выхватив ключи, Сундуков ринулся к дому. Захлопнув тяжёлую металлическую дверь парадной, нажал на кнопку лифта и, ежесекундно озираясь, стал ждать.

      Квартира была на последнем, девятом этаже и, пока лифт вёз наверх, Сундуков по привычке расстегнул куртку, одновременно готовясь сообщить жене неприятные новости о зарплате. Потом подумал, что первым делом лучше обрадовать её тем, что найдена достойная замена злополучной сломанной ножке, и в скором времени, а может даже сегодня, он займется восстановлением шкафа. С этими мыслями Сундуков взял цилиндр в правую руку наподобие букета.   

- Не прерывайте контакт!

      От неожиданности Сундуков выронил цилиндр, и тот стукнулся о грязный пол лифта. Голос пропал, и Сундукова осенило: говорят оттуда! Он медленно протянул руку и дотронулся до цилиндра. Пол качнулся, и потерявший равновесие Сундуков едва не стукнулся головой. Оказалось, лифт приехал. Двери открылись, Сундуков схватил цилиндр и выскочил на лестничную площадку. Там, под окном, поднёс цилиндр к глазам и тщательно осмотрел, ожидая увидеть незамеченный ранее микрофон или хотя бы что-то похожее. Теперь он понял, что звуки исходили именно от железки.

- Вы правильно думаете, - сказал цилиндр, - это я с вами говорю. Держите меня в руках, и контакт не будет прерван.

      Сундуков молчал, переваривая услышанное.

- Нет, я действительно существую и разговариваю с вами. Поясните, что значит: «сойти с ума»?

- Кто это говорит? - спросил Сундуков. Он вдруг понял, что цилиндр не издавал звуков, а общался телепатически, то есть читал мысли и говорил внутри головы. Федор ожидал услышать что-то подобное, и всё же сказанное цилиндром повергло его в шок:

- Я прибыл из другого мира и мне нужен контакт с вами.

- Со мной? - изумился Сундуков.

- Не обязательно, - поправился цилиндр, - с любым представителем разумных на этой планете.

- И чем я могу помочь? - почему-то прошептал Сундуков. У него пересохло в горле.

- Информацией. Я очень мало знаю о вашем мире, и эта информация ограничена вами. Мне нужны другие источники информации.

- Вы можете видеть меня? - задал вопрос Сундуков.

- Нет.

- А слышать?

- Нет. Я не располагаю такими органами.

- Как же вы будете получать информацию?

- Так как получаю её сейчас.

- Разве этого достаточно?

- Вполне. Мыслеобразы не всегда отчетливы, но я многое понимаю.

- Но это будет неверная информация. Мало ли что я могу подумать? Это же не значит, что все так и происходит.

- Любое мыслящее существо есть то, что оно мыслит, - изрёк цилиндр и замолчал, очевидно, давая Сундукову подумать над этой непростой для восприятия фразой.

      Сундуков покрутил головой.

- Надо идти домой, - сказал он сам себе и, сжав цилиндр в ладони, подумал:

- Извините, прерываю контакт, - после чего засунул железку в карман. Потом открыл дверь квартиры и вошёл.

- Папа, я по географии пятёрку получил! - радостно подбежал к нему сын Вовчик.

- По географии? Это хорошо, - рассеянно ответил Сундуков, снимая ботинки.

      В коридор вышла жена.

- Привет. Есть будешь?

- А ты как думаешь? Навкалывался, как папа Карло.

      Проглотив ужин, Сундуков прошел в коридор, достал из кармана цилиндр и предъявил жене:   

- Смотри, какую я ножку для шкафа раздобыл! А?! И, кстати, зарплату не выдали.

- Опять задержали?

- Ну. Козлы.

- Ножку делать будешь?

- Не знаю. Пока телевизор посмотрю. А потом можно и ножкой заняться¼

      Сундуков смотрел телевизор, не замечая происходящего на экране, и думал о цилиндре. Читая в детстве фантастические романы, он не мог и представить себе, что окажется на месте их героев, лично познакомившись с представителем внеземного разума. Федор зажмурился и представил, как несёт цилиндр в какой-нибудь институт, и там ему вручают премию, он едет за границу на научный симпозиум, его показывают по телевизору, а на работе все только о нём и говорят.  

- Федя, ты спишь? - спросила жена.

      Сундуков открыл глаза и вздохнул. Конечно, всё это бред. Не будет никакой премии и никакой заграницы. Если он сунется с цилиндром куда-нибудь, цилиндр тотчас отберут, факт контакта засекретят, а ему прикажут держать язык за зубами и забыть обо всём. Нет, надо поступить умнее. А как умнее? Какую выгоду можно извлечь из этого контакта? 

- Федя, ты из-за зарплаты переживаешь? Да ладно, дадут наверно на неделе. Перебьёмся как-нибудь, - жена поцеловала его в щёку.

- Мне надо идти, - Сундуков вскочил с дивана. - Займусь кон¼ э-э¼ ножкой для шкафа.

- Может, отложишь на завтра? - жена игриво посмотрела на него. - А сегодня займёмся другим¼   

- Нет, ты сама говорила, что хочешь, чтобы я побыстрее сделал ножку. А у меня сейчас как раз рабочее настроение. И потом, одно другому не мешает¼ И вы мне не мешайте. Я люблю работать один. Угу?

      Он вышел в коридор и плотно закрыл за собой двери. 

- Начинаю контакт, - сказал он, беря цилиндр в руки.

- Слушаю вас, - немедленно откликнулся цилиндр.

- Это я вас слушаю.

- Что вы хотите узнать?

- Расскажите про вашу цивилизацию.

- Невозможно.

- Это почему? - не понял Сундуков.

- Ваш язык имеет недостаточно терминов, чтобы передать информацию о нас.

- Хм, а еще твердят: «великий и могучий»¼

- Что это значит? - спросил цилиндр.

- Простите, это я не вам. Можно, я задам другой вопрос?

- Можно.

- А что вы можете?

      Сундукову показалось, что цилиндр вздохнул.

- Я могу все, что может моя цивилизация. Но сейчас¼ я ничего не могу. Я наказан.

- Наказан? За что?

- Я допустил ошибку. Я думал, что моя маленькая ложь не принесет никакого вреда, но я ошибался. Как я сильно ошибался! Меня выслали с моей планеты в наказание. И вот я здесь.

- Как это печально, - подумал Сундуков. - Я вас понимаю и сочувствую. А сколько у меня таких случаев было - не сосчитать!

- Я знаю.

- Откуда? - изумленно вслух произнес Сундуков. 

- Я знаю все про тебя с тех пор, как ты взял меня в руки.

- Вот черт! Надеюсь, все это останется между нами?

- Я не могу лгать. Я должен исправляться. Я должен нести свет правды во Вселенную.

- А ты знаешь, что в чужой монастырь со своей правдой не лезут!? - Сундуков не на шутку разволновался. А если цилиндр возьмет кто-нибудь? Жена, например? Она же сразу узнать может, изменял он ей или нет. А это чревато! С другой стороны, его можно использовать, чтобы узнать¼ Черт, да ведь он может узнать все обо всех, нужно только дать человеку подержаться за цилиндр! Нет, опасное это дело. Если попытаться на этом заработать, то рано или поздно его сверхспособности всплывут наружу, тогда им точно заинтересуются соответствующие органы, а то и кто похуже.

- Кто такие «соответствующие органы»? - спросил цилиндр.     

- Тебе об этом лучше не знать, - ответил Сундуков, подумав, что иногда надо выпускать подслушивающую железку из рук.

- Зачем тебе что-то скрывать от других? - спросил цилиндр. - Ложь опасна.

- Наоборот! Ложь спасает. И очень часто.

- Не понимаю. Объясни мне.

- Много будешь знать, мало будешь спать, - отшутился Сундуков, но цилиндр не понял шутки:

- Я вообще не сплю. Кто эти «органы»?

- Слушай, давай поговорим о другом.

- Давай, - согласился пришелец, - я хочу спросить тебя, Федор: почему ты всю жизнь врешь?

- Хм, - Сундуков чуть не поперхнулся. - А тебе-то какое дело?

- Наша цивилизация намного старше и мудрее вашей. Мы достигли невероятных для вас высот развития, и все благодаря тому, что однажды полностью искоренили ложь. Я уже знаю, что в твоем мире много зла и лжи. Они неразделимы. Все оттого, что люди не умеют читать мысли. Каждый закрыт от других в своем мире, наполненном низменными страстями. Но это можно исправить. Когда мысли каждого будут открыты всем, люди будут вынуждены измениться в лучшую сторону, ведь мыслящее существо есть то, что оно мыслит, - повторил цилиндр.

- Это я уже слышал, - отмахнулся Сундуков. - Все это красивые слова. А знаешь, что начнется, если все начнут мысли читать? Ты даже себе представить не можешь, что тогда начнется!

      Сундуков разошелся не на шутку. Он стоял в позе Гамлета, вместо черепа держа в руке блестящую железяку, беззвучно корчил рожи и размахивал свободной рукой.

- Да вся наша цивилизация, вся культура построена на лжи! Как велись бы войны, как заключались союзы, что было бы с политикой, торговля вообще бы умерла! Да если бы сделать такое, как ты говоришь, весь мир погрузится в хаос! Наша цивилизация погибнет! Ведь у каждого человека есть свои маленькие тайны, которые остаются с ним иногда до самой смерти. Они никому не мешают, но если об этом станет известно, вся жизнь пойдет насмарку!!

- Ты имеешь в виду полтонны меди, которые вы с Иванушкиным сперли со склада через дыру в стене? - уточнил пришелец.

- Ты все опошлишь! Да знаешь ли, что именно наша скрытность и наша ложь – да, и ложь тоже! - делает нас личностями! - Сундуков выдал такой перл, что даже сам себе удивился. - Неповторимыми! И как иначе жить?  

- В том, что вы так живете, виноваты вы все. Начните сначала. Будьте честны друг с другом. Величие цивилизаций не в техническом развитии, как вы думаете, а в духовном. Понимаешь, Федя? - проникновенно сказал цилиндр.

- В духовном? Спасибо за совет. Был один такой, тоже говорил: не убий, не укради¼ Знаешь, чем это закончилось? Ты-то железный, тебе что?! Хотя тоже, переплавить можно¼ Ты как насчет переплавки? - съязвил Федор.

- Вряд ли это возможно с вашими технологиями. Но я понял тебя. Жить хотят все. И я тоже.

- Вот видишь, - ухмыльнулся Сундуков, - а нас чего тогда подначиваешь?

- Я хочу, чтобы вам было хорошо. Слушай, отнеси меня к какому-нибудь ученому. Там разберутся. Я помогу собрать усилитель, мы пошлем вам сигнал и все! Вы будете свободны от лжи! Начнется новая эра! Эра правды!

- Нет, спасибо, нам и так хорошо. И закончим на этом. Вот что, забудь весь этот бред, у меня к тебе конкретное предложение есть.

- Какое предложение?

      Сундуков оглянулся на запертую дверь и на всякий случай немного постучал молотком по шкафу, изображая работу.

- Давай договоримся. Я сейчас позову жену и дам тебя ей в руки на одну секунду. Только не вздумай ничего ей говорить!

- Хорошо, а зачем?

- Э-э¼

- Я уже понял. Нет.

- Что значит «нет»? - обиделся Сундуков. - Почему? Ведь ты сам хочешь, чтобы люди знали друг о друге все!

- Ты знать будешь, а она – нет. Неравные условия. Нечестно.

- Ах, ты¼ Я тебя нашел, я с тобой в контакт, а ты вот как! Даже помочь человеку не хочешь? А еще разглагольствовал о помощи и дружбе! Ну что ж, раз переплавить нельзя, найдем другой способ.

- Тебе не уничтожить меня, - сказал цилиндр.

- А я и не буду уничтожать тебя, - Сундуков надел ботинки и накинул куртку, сунув цилиндр в карман. - Таня, я вынесу ведро!

- Да я уже выносила, - откликнулась жена.

- Да у меня тут мусор¼ инопланетный, - буркнул Сундуков и вышел.

      Во дворе он подошел к мусорному контейнеру и, достав цилиндр, замахнулся, но вовремя остановился. «Нет, - подумал Сундуков, - а если его бомжи достанут? Нет, не так¼»

      Он вновь сунул цилиндр в карман и побежал к лесополосе. Скрывшись за деревьями, Федор огляделся и достал инопланетянина.

- Не делай этого, Федя, - проникновенно сказал пришелец, - не надо.

- Надо, дорогой, надо, - сказал вслух Сундуков. Он принялся рыть цилиндром яму в податливом влажном грунте.

- Правду не утаишь, - сказал цилиндр.

- Это мы еще увидим, - Сундуков сунул цилиндр в яму и в последний раз дотронулся до него. - Ваше последнее слово, осужденный.

- Я еще вернусь, - пообещал цилиндр, как Терминатор, и Сундуков, сплюнув в яму, быстро закопал ее, потом аккуратно разгладил землю, присыпал опавшей хвоей и листиками, развернулся и быстро пошел прочь, ощущая себя спасителем человечества. Он вдруг подумал, что все же пришелец молодец, что не дал ему узнать все про Таньку. Как бы он жил дальше, если б узнал что-нибудь этакое? Как будут жить люди, если их голова будет, как проходной двор? Нет, уж пусть все остается, как есть. И да здравствует ложь!

                                 

    2002 г