Его ноу-хау

 

Виталий Евгеньевич допил кофе и поднялся со стула. Сквозь пластинки жалюзи в кабинет заглядывало скупое на тепло осеннее солнце. Уже почти шесть. Пора ехать на завод, проверять оборудование. По крайней мере, так думают в офисе. Молодой услужливый секретарь забежал вперед и нажал кнопку лифта, спустившего известного предпринимателя с двадцать второго этажа в вестибюль престижного бизнес-центра.

Белый джип «Мицубиси» ждал у подъезда. Охранник, он же водитель, немногим уступавший по сложению Шварцнеггеру, встретил шефа у машины и открыл дверь. Виталий Евгеньевич сел внутрь и расслабил на шее галстук от Валентино. Он терпеть не мог галстуки. Когда он был маленьким, его раздражал пионерский галстук, теперь этот кусок материи, хоть и от кутюрье, но по сути - функционально устаревший придаток костюма и неотъемлемый атрибут «приличного» человека...

Зазвонил мобильный. Виталий Евгеньевич достал трубку и емко произнес:

- Да!

Он знал свое место в этом городе. И оно было не последним. После губернатора он являлся, пожалуй, одним из самых известных людей в Петербурге. Хотя за глаза его называли коротко и просто: «мусорщик». Конечно, он знал о прозвище - и ничуть его не стеснялся. Еще относительно недавно Виталий Евгеньевич был обычным уборщиком мусора, и белый «мицубиси» являлся ему лишь в мечтах. Он чистил мусоропроводы, отвозил мусор на замызганной скрипучей тележке в мусорные контейнеры и совершенно не боялся жирных городских крыс, которые, впрочем, тоже его не боялись. Вообще это была не его работа - он ненавидел вонючие гнилые отбросы, но иногда работал за маму, которая часто болела. Тем не менее, дело свое Виталий Евгеньевич делал хорошо. Так его воспитали. И еще он любил чистоту. 

Все изменилось с той поры, как он изобрел ноу-хау по переработке мусора. Поначалу устройство помещалось в обычном мусорном контейнере, только переделанном; но действовало оно поразительно: мусор (любой мусор!) засыпался внутрь, несколько минут работы и - оп-па: контейнер пуст! Снизу выдвигалась специальная заслонка, в которой от мусора оставалась лишь пригоршня черного песка. Ни выбросов в атмосферу, ни шума. Энергии устройство совсем не потребляло, но это обстоятельство Виталий Евгеньевич тщательно скрывал, замаскировав контейнер сложным переплетением кабелей и труб с несколькими сломанными манометрами. С помощью приятелей изобретатель установил конструкцию на старенький «Зил», купленный вскладчину на барахолке, и дело пошло, а точнее, поехало.

Перво-наперво Виталий Евгеньевич подрядился уничтожить свалку в садоводстве, где у мамы был земельный участок. Куча мусора у обочины выросла до высоты хорошего дома, а вывозить его в садоводстве почему-то не торопились. Дачники донимали председателя и жаловались в областую СЭС, но куча оставалась непоколебима, презрительно глядя свысока на копошащихся у подножья людей. Обсудив с председателем за бутылочкой эту тему, Виталий (тогда еще не Евгеньевич, а просто Виталий) предложил уничтожить эту кучу, как говорится, на месте за относительно скромное вознаграждение. Председатель покрутил головой, хитро прищурился, рыгнул, стукнул опустевшим стаканом по столу и согласился. «ЗИЛ» подъехал к непобедимой куче, Виталий выпрыгнул из кабины и включил чудо-машину. Агрегат загудел, стрелки манометров задергались. Местные ребятишки собрались неподалеку и, разинув рты, смотрели, как нанятый экскаватор без перерыва ссыпал мусор через приемное отверстие внутрь агрегата, там что-то чавкало, а в поддон сыпался черный песок. К вечеру от кучи не осталось и следа.  

- Видал я чудеса техники, но такого! - по-киношному сказал председатель, отсчитывая Виталию честно заработанные деньги. - На чем твоя хреновина работает?

- Ноу-хау! - улыбаясь, говорил тогда еще просто Виталий. - Секрет!

Слава о чудо-машине, уничтожающей мусор, разнеслась по всей области. Бизнес пошел: Виталий Евгеньевич не поспевал за всеми заказами, но исправно колесил по округе, уничтожая мусор там, где его было слишком дорого или неудобно вывезти. Его аппарат переваривал все: бумагу и пластмассу, битые стекла и консервные банки, куски бетона и железа, не говоря о бытовых отходах.      

Уже через год старый «Зил» сменил могучий «Мэн», способный принять двадцать тонн мусора, перерабатывающий агрегат, прицепленный к нему, вырос раза в три, и помещался в переделанном рефрижераторном прицепе. Теперь Виталий Евгеньевич взялся за городские предприятия, на территориях которых за многие годы постсоветской бесхозяйственности и безответственности скопилось невероятное количество мусора, а свободные площади были необходимы. Вскоре борца с мусором знали в лицо руководители любой мало-мальской фирмы, завода  или учреждения, а городская администрация заключила с ним долгосрочный контракт на уничтожение всех отходов северной столицы.    

Многие пытались узнать секрет установки, предлагали хорошие деньги за патент, но Виталий Евгеньевич всякий раз отвечал отказом, храня изобретение за семью замками.

Через год предприниматель взял у города кредит и оборудовал собственный перерабатывающий завод, периодически расширяя приемные емкости. Машины прибывали и днем и ночью, мусор уничтожался быстро и практически безотходно, газеты и журналы писали о заводе хвалебные статьи, называя Виталия Евгеньевича спасителем северной столицы, едва не погрязшей в собственных отходах.

Каждый день, завершая дела в офисе, Виталий Евгеньевич приезжал на завод. К этому времени объявлялся технологический перерыв, процесс переработки останавливался, и на час все сотрудники уходили в близлежащее кафе.

Его «мицубиси» подъехал к предприятию как всегда ровно в семь. Охрана распахнула ворота, и автомобиль въехал во двор. Виталий Евгеньевич вышел из машины и поздоровался с начальником охраны - майором в отставке.

- Все ушли? - спросил он.

- Так точно, Виталий Евгеньевич! - отрапортовал бывший служака, тщательно и поименно выпускавший сотрудников за ворота. - На территории никого нет!

- Замечательно. Я скоро буду.

Начальник охраны неслышно удалился, а бизнесмен поднялся в свой кабинет. Оттуда по специальному коридору, о котором не знал никто из служащих, он прошел к массивным дверям. Здесь Виталий Евгеньевич отключил сигнализацию, открыл несколько хитроумных замков и зашел внутрь небольшого помещения. Там ждала еще одна не менее крепкая дверь. Бизнесмен поднес к датчику большой палец руки, электроника сработала, и тяжелая дверь медленно распахнулась. Виталий Евгеньевич шагнул за порог и оказался в приемном резервуаре - огромном металлическом отсеке размерами с футбольное поле. Сюда по конвейеру непрерывной рекой текли городские отходы. Сейчас система была отключена, зато сразу заработала принудительная вентиляция. Тем не менее, в нос шибанул странный кисло-терпкий запах, впрочем, несравнимый с запахами в наших мусоропроводах.

Всякий раз, входя сюда, Виталий Евгеньевич улыбался, потому что представлял, как выглядит со стороны то, что сейчас произойдет. Вот и теперь над бизнесменом нависло огромное, невероятное существо, похожее на расплывшийся студень с прожилками мяса внутри.

- Привет, - не слишком весело проговорил Виталий Евгеньевич, гладя «студень» рукой в трех резиновых перчатках, надетых одна на другую. За считанные секунды поверхность «студня» разъедала перчатки, предприниматель снимал их и бросал в существо, моментально поглощавшее остатки. Кушал «студень» не ртом - рта у него не было, как и конечностей - а всей кожей, покрытой переваривавшей абсолютно все слизью.

- Привет, - утробно отозвался «студень». - Я вижу, ты не рад, что я улетаю?

- Я ведь привык к тебе! Ты самый интересный собеседник на этой планете! С кем еще будет так интересно, как с тобой? Благодаря тебе я стал... тем, кем стал. У меня есть все, о чем я мечтал и даже больше. И кто еще из людей может похвастаться знакомством с инопланетным пришельцем?

- Мне это ничего не стоило, ты сам все сделал, - сказал «студень». - Это я вечно благодарен, что ты спас меня и напитал необходимой для жизни энергией. Хорошо, что я встретил именно тебя.

- Может быть, - задумчиво сказал Виталий Евгеньевич. - И я рад, что нашел тебя, а ведь мог мимо пройти и не заметить...

Перед глазами человека расстелилось буро-зеленое болото с торчащими вверх остовами прогнивших деревьев и покрытыми влажным мхом кочками. Два года назад, нечаянно забредя туда, Виталий наткнулся на огромный, сплетенный из сияющих металлических прутьев шар, почти полностью утонувший в трясине. В нем Виталий и обнаружил инопланетянина. Тогда тот был гораздо меньше и с легкостью поместился в грибной корзине. Чтобы затолкать туда странное, похожее на студень, существо с тремя зелеными глазами, Виталий использовал щепочку. А через несколько минут обнаружил, что корзина бесследно растворилась, осталась лишь плетеная ручка...     

Виталий Евгеньевич улыбнулся, вспоминая, как голодный "студень" моментально сжирал все, на чем пораженный Виталий пытался вытащить его из леса. Хорошо еще, что дорога в город проходила совсем рядом. А потом "студень" заговорил:

- Не бойся меня. Живых существ я не ем.

- Я и не боюсь, - ответил Виталий. - А ты… очень есть хочешь?

- Да, очень, - сказал "студень".

- А что ты ешь?

- Все.

- Все? - Виталий достал из кармана пластмассовую расческу и протянул студню. Тот колыхнулся навстречу, и расческа растворилась в желеобразном теле без следа.

- Спасибо, - сказал "студень". - Оригинальный вкус. Еще есть?

- Есть, - ответил Виталий, - у меня дома! А ты можешь немного потерпеть, не есть, пока я не довезу тебя... до еды?

- Я постараюсь, - пообещал пришелец.

У обочины Виталий нашел старое ржавое ведро, и "студень" резво перетек в него. Дома Виталий вложил трещавшее по швам ведро в домашнее, эмалированное, и принялся кормить пришельца. Тот съел несколько килограмм макулатуры, ненужный Виталию молоток, ржавую велосипедную цепь, пригоршню гвоздей и кучу хлама, до которого никак не доходили руки.

- Было вкусно, - деликатно сказал студень. - Но мало.

- Минуточку, - Виталий вспомнил про вечно забитый мусором контейнер, стоявший во дворе. - Подожди. Я отнесу тебя в одно место, где много еды, но ты должен обещать, что никуда оттуда не уйдешь.

- А там много еды?

- Очень! - сказал Виталий.

- Тогда не уйду, - пообещал студень. 

Ни свет ни заря Виталий прибежал к контейнеру и заглянул внутрь. Контейнер был абсолютно пуст, а на непривычно чистом дне в углу сидел (или лежал) лесной знакомец.

- Ну, ты даешь! - выдохнул Виталий.

- Спасибо, - гулко раздался в контейнере утробный голос пришельца. - Я чувствую себя гораздо лучше. Но мне бы хотелось...

- Еще? - понял Виталий. - Сейчас сделаем!

Никогда еще он не работал с таким рвением. Он яростно вгрызался лопатой в мусоропровод, и едва не бегом отвозил мусор голодающему пришельцу. Опустошив ближайшие мусоропроводы, Виталий заглянул внутрь контейнера, и глаза его округлились: мусора там почти не осталось. Пришелец пожирал его с редкостным аппетитом и скоростью.

- Однако! - весело проговорил мусорщик. - Сколько же тебе надо еды?

- Много. Мне нужна энергия, чтобы лететь дальше. Пока ее недостаточно.

- Я помогу тебе, только обещай, что будешь сидеть тихо и не будешь ни с кем разговаривать. Кроме меня, - в голове Виталия блеснула яркая, как вспышка сверхновой, мысль.

- Почему? - спросил пришелец.

- Потому что иначе ты никогда не вернешься к своему кораблю. На этой планете тебе помочь могу только я!..

Виталий Евгеньевич встряхнул головой. Как все это было необычно. Похоже на сон. Но это не сон. Не сон - белый "мицубиси" и собственный завод.

- Ты печален, - сказал "студень". - Что я могу сделать для тебя?

- Наверно, ничего, у меня уже все есть, но для людей... Я уже говорил: ты - лучший в мире поедатель мусора! Никто не справится с этой работой лучше тебя! Мы очистили почти весь город, уже взялись за городскую свалку - и вот ты улетаешь! 

- Я могу немного остаться, но от еды я расту и скоро не помещусь в собственный корабль, - прогудел инопланетянин. - А мне надо лететь.

- Ну, надо, так надо, - сказал Виталий Евгеньевич. - Когда летишь?

- Через десять земных дней, - ответило существо. - Это крайний срок.

- Хорошо, через десять дней отвезу тебя к кораблю.

Он не хотел расставаться со "студнем". С ним было удивительно интересно. Эта желеобразная субстанция, несмотря на жутковатый вид, поражала простотой, добротой и человечностью, чего так не хватало многим знакомым Виталия Евгеньевича. Виталий никогда не подумал бы, что можно вот так запросто сидеть возле космического пришельца и говорить не о внеземных мирах и научно-техническом прогрессе, а о простых и понятных каждому вещах, о людях, о жизни и, конечно, о еде. Студень обожал пластмассу, Виталий - горький шоколад, но это не мешало им быть друзьями.

Что ж, обещал - надо выполнять. Виталий Евгеньевич всегда держал слово, и скоро отвезет «студень» к болоту, где лежит межпланетный корабль. Жаль, что осталось всего десять дней. За этот срок вряд ли удастся полностью ликвидировать городскую свалку, но и того, что они вместе сделали, достаточно, чтобы он мог гордиться собой. 

Через десять дней кран опустил огромный стальной контейнер в приемный резервуар, и скрытый от посторонних глаз "студень" перетек в него. Виталий Евгеньевич вошел в резервуар, чтобы лично закрыть и опечатать контейнер. Похоже, бизнес закончился, но Виталий не жалел, жаль было терять друга.

- Прощай, Виталий, - сказал "студень".

- Прощай, - ответил бизнесмен. Имени у студня не было. - Мне будет недоставать тебя. Ты хороший друг. Я никогда не забуду тебя, потому что мы похожи. Я имею в виду...

- Я понимаю. Мы действительно похожи.

- Да! И ты прекрасно умеешь есть мусор! Ты знаешь, я ненавижу, когда мусорят, и ненавижу мусор! 

- Если бы я мог съесть весь мусор на твоей планете, я бы сделал это для тебя, - ответил инопланетянин. - Не печалься, Виталий, все эти отходы не так страшны, страшнее мусор у вас в головах. Если бы я мог избавить от него... А я только ел.

Виталий Евгеньевич кивнул, смаргивая подступившие слезы.

- Прощай, дружище! - он хотел захлопнуть двери контейнера, но студень остановил:

- Подожди! - гигантское желе отхлынуло вглубь металлической емкости, оставив у ног бизнесмена небольшой комочек слизи размером с футбольный мяч. - Вот. Возьми его. Не забудь надеть перчатки! Он будет помогать тебе, когда я улечу. Пока он маленький, но если будешь хорошо кормить...

- Так... это... твой ребенок? - изумился Виталий. - И ты оставляешь его мне?!

- Он вполне самостоятелен и знает то, что знаю я. Это часть меня. Надеюсь, вы подружитесь.

- А ты вернешься?

- Конечно, я вернусь. Ведь у вас так много вкусного мусора...

Виталий Евгеньевич улыбнулся и захлопнул контейнер.

В ту же ночь "студень" улетел. Виталий Евгеньевич долго провожал взглядом серебряный след в темном октябрьском небе, затем поехал в город. Надо работать: уничтожать городской мусор и кормить самое удивительное существо на планете. Его ноу-хау.