Зоопарк

 

ГЛАВА   ПЕРВАЯ

 

Закончив полагающуюся проверку систем и курса после отправления с Далеи, Стоун направился в каюту, надеясь, что в ближайшие часы его никто не побеспокоит. Он улёгся на кровать и, достав из ниши у изголовья пульт си-визора, привычным движением набрал код любимой картины. В нише противоположной стены на секунду вспыхнул голубоватый свет, и перед капитаном возник морской берег. Лазурные волны лениво накатывались на белый песок, в небе кружили чайки. Казалось, встань с кровати — и окажешься по щиколотки в воде. Си-визоры давали почти полный эффект присутствия и благоприятно воздействовали на психику экипажей исследовательский кораблей, по многу месяцев проводивших в полете. Стоун часами мог любоваться этим нехитрым пейзажем и, хотя в памяти си-визора находилось несколько тысяч видов Земли и других планет, уже освоенных человечеством, командир корабля неизменно выбирал один и тот же. Под него хорошо думалось.

Этот рейс начался необычно. Вернувшись из двадцатидневного отпуска и прибыв на орбитальную базу, Стоун с удивлением узнал, что его транспорт повезёт на Андор не только руду, но и дополнительный груз.

Директор транспортной базы, старый знакомый Стоуна, представил его невысокому человеку с жёстким и неприятным взглядом:

— Стоун, капитан транспорта. Мистер Торнтон, генеральный представитель корпорации «Дзета» на Далее.

Они пожали друг другу руки и сели в мягкие, обтекающие фигуру, кресла. Пружинящий биоматериал настолько нежно и незаметно облегал ноги и спину, что казалось, будто не сидишь, а висишь в воздухе. Дорогая штука, подумал капитан, я такие позволить себе не могу.

Стоун что-то слышал про «Дзету», но сейчас не мог вспомнить, чем она занимается. Судя по уважительному тону директора, наверняка чем-то значительным.

— Говорите, мистер Торнтон, — предложил директор.

Генеральный представитель кивнул и посмотрел на Стоуна. «Странный взгляд, — отметил Стоун, — вроде бы смотрит, но будто не видит...»

— Мистер... э-э...

— Стоун, — немедленно подсказал директор. «Неужели успел забыть?» — подумал Стоун.

— Мистер Стоун, — начал Торнтон, — вы являетесь капитаном «Омега-Т» и совершаете рейсы на Андор и обратно на Далею.

Стоун не понял, спрашивают его или просто утверждают, но на всякий случай ответил:

— Да.

— Мистер Стоун, мы ставим вас в известность, что на этот рейс ваш корабль зафрахтован нашей корпорацией, и вместе с обычным грузом вы повезёте наш груз.

         Стоун пожал плечами:

— Не проблема. Что за груз?

— А вот это, мистер Стоун, мы хотим сохранить в тайне. Можете не сомневаться, всё оформлено надлежащим образом, никаких препятствий при разгрузке на Андоре не будет, всё абсолютно законно.

— Если всё так, почему такая таинственность? Ведь при разгрузке представители таможни проверят ваш груз. Почему тогда не сказать мне, что там?

Торнтон впервые улыбнулся блёклой улыбкой, не показывая зубов.

— Всё правильно, мистер Стоун, но у нас есть конкуренты, и мы не хотим, чтобы они пронюхали о грузе заранее. А когда транспорт прибудет на Андор, никакие таинства уже не потребуются. Я не хочу сказать, что не доверяю вам, но посудите сами: кто может дать гарантию, что вы или кто-нибудь из экипажа не проинформирует о грузе наших конкурентов за хорошее вознаграждение? Поэтому лучше, чтобы никто... ничего... не знал, — он намеренно делал паузы в последних словах.

— Понятно, — проронил капитан. Блеклые глаза Торнтона вызывали подсознательную тревогу. Стоун перевел взгляд на Саймона. Тот поджимал губы и делал большие многозначительные глаза.

— Это ещё не всё. Я хочу, чтобы вы подписали кое-какие документы.

— Зачем? Мне всё равно, какой груз я везу, лишь бы всё было законно.

— Это необходимо. Дело в том, что вместе с грузом я отправляю троих сотрудников корпорации. В качестве сопровождения груза и охраны. Вот документы, прочтите.

Стоун пробежал глазами несколько тонких пластиковых листков.

— Здесь написано, что никто, кроме сотрудников корпорации, не вправе входить на склад, где лежит груз. Это как понимать?

— Так и понимайте.

— Но я капитан всего корабля, включая помещения склада. Что, и я не могу туда войти?

— И вы.

— А если возникнет чрезвычайная необходимость?

— Вы спросите разрешение у представителя корпорации.

Стоун покачал головой.

— Я привык быть хозяином на своём корабле.

— Извините, мистер Стоун, но вы — не хозяин «Омеги», вы — капитан, работающий по контракту, — речь мистера Торнтона звучала все жестче. — Корабль — не ваша собственность, так что спор здесь неуместен. С начальником базы мы договорились. Я понимаю, что причиняю некоторые неудобства, но, заметьте, я плачу вам и экипажу хорошие деньги сверх того, что вы получаете за подобный рейс.

— Соглашайся, Джон, — сказал директор, — это обычный рейс. 

— С одним условием, — капитан не собирался уступать этому типу просто потому, что он чертовски важная фигура в какой—то там корпорации.

— Каким же? — снисходительно спросил Торнтон.

— Если я не знаю, что везу и не могу контролировать... за сохранность груза я ответственность не несу. Добавьте это в контракт.

— А вы умный человек, мистер Стоун. — Капитану показалось, что Торнтон произнес это с некоторым сожалением. — Этот пункт будет в контракте. Отправление, если не ошибаюсь, завтра?

— Совершенно точно. Завтра в шестнадцать часов по местному времени, — поспешно сказал директор. Стоуну не нравилось, как Саймон вел себя с этим человеком. Да, иногда замечаешь в людях то, что лучше не замечать.

— До свидания, мистер Стоун, — сказал Торнтон, вставая, — думаю, рейс пройдёт успешно. Копию контракта вы получите завтра утром.

Когда генеральный представитель вышел, директор базы скорчил рожу.

— Не слишком приятный субъект, верно?

— Точно, — ответил Стоун, — скользкий тип. Ты что, побаиваешься его, Саймон?

— Хорошо, что всё прошло гладко. Знаешь, Джонни, если бы ты не согласился, мне пришлось бы срочно искать другого капитана. Вместо тебя.

— Даже так?

— Да, Джон, эта корпорация чертовски влиятельна, я думаю, им ничего не стоит сместить даже меня, пусть у меня за спиной двенадцать лет безупречной работы и ни одной неприятности или срыва поставок.

— Ты—то хоть знаешь, что это за груз?

— Увы, и я не знаю ничего определенного...

— Как это может быть? А в сопроводительных документах что написано? Ведь должны же быть документы!

— Они есть.

— И что там написано? Что я везу?

— Зоопарк. Животные для сети ресторанов «Звездный Зоопарк». Бывал?

— Бывал как раз на Андоре. Милое местечко. И что там такого секретного?

— Не знаю. Тебе же объяснили.

— Да уж, объяснили.

— К моему сожалению, это не всё. Кроме трёх представителей корпорации, на твоём корабле полетят два пассажира.         

— Чёрт, Саймон!

— Я знаю, ты не любишь пассажиров. Я знаю, для тебя это — плохая примета, но войди в моё положение, Джон: этих двоих нужно срочно доставить на Андор, и подходящего случая не представится довольно долго. Твой корабль — то, что надо. К тому же он рассчитан как раз на двенадцать человек. И я думаю, ты не станешь возмущаться, если узнаешь, кто эти двое.

— И кто они? Ангелы господни?

— Не совсем. Но неприятностей они не доставят, ручаюсь! Вот их документы.

— Надеюсь, — пробурчал Стоун, пробегая взглядом по двум небольшим прямоугольным карточкам из сверхпрочного пластика с объёмными стереографиями владельцев и стандартными данными.

— Тим Рикерт. И Веста Андерсон, — прочел Стоун. — Мне эти имена ни о чём не говорят. Хотя погоди—ка... Рикерт, Рикерт... Это не тот парень, что кого—то там спас?

— Тот самый, Джон. Астродесантник. Несколько месяцев тому назад эвакуировал колонию на Эрохусе, причём вся группа погибла, он действовал в одиночку. Сумел спасти почти всех. Герой, каких сейчас мало.

— А что он здесь делает?

— Не знаю.

Стоун вгляделся в лицо Рикерта. Да, даже по стереографии было ясно, что парень твёрд и решителен, и обладает не только силой воли, но и сильным телом. Вообще Стоун считал себя хорошим физиономистом и верил, что лицо может сказать о человеке всё или почти всё. Лицо Рикерта ему понравилось.

— Похоже, с ним проблем не будет, — сказал он, пряча карточку в нагрудный карман. — Ну, а что скажешь про эту Андерсон? Интересная девушка.

— Очень интересная, — Саймон сделал многозначительную паузу. — Она инспектор безопасности. Только я тебе этого не говорил!

— Вот как! - Стоун внимательнее вгляделся в стереографию Андерсон. Теперь ее ясные голубые глаза показались капитану жесткими и холодными как лед. - А здесь написано: специалист по энергетическим сетям.

— Официальная подделка. Настоящее удостоверение у неё, и предъявит она его только, когда сама захочет...

— Имя-то хоть настоящее? — спросил Стоун.

— Наверно, — растерялся директор базы. — Джонни, ты мой друг, и поэтому я тебе доверяю. То, что она — инспектор безопасности, не должен знать никто. Никто! На всей Далее об этом знают три человека, включая меня. Она прилетела давно, и куратор инспекции приказал оказывать ей всяческое содействие. Я предупредил тебя, как друга, на всякий случай, понимаешь? Ты же знаешь, мы с тобой столько повидали... Только не волнуйся! Ты же профессионал. У тебя всегда все в порядке!

— Волнуешься как раз ты, Саймон, — улыбнулся Стоун, — не беспокойся, считай, что я ничего не знаю. Я не выдам тебя, даже если меня выкинут в открытый космос без скафандра. А где документы на... — Стоун не закончил, потому что Саймон протянул ему запечатанный конверт с большими буквами «Дзета». Капитан перевернул его и увидел мигающий циферблат. Часы, минуты и секунды, бегущие в обратном отсчете.

— А это еще что?

— Он запечатан. Вскрыть сможешь только после старта.

— Ну ладно, тогда я пойду.

Стоун поднялся и направился к дверям.

— Джонни, — окликнул его директор.

Стоун обернулся.

— Всё будет нормально, Джонни. Это обычный рейс...

                                                                     *         *         *

Вскочив с кровати, Стоун подошёл к встроенному в стену каюты сейфу, набрал код и сунул в щель приёмника личную карточку. Сейф открылся, Стоун достал конверт с надписью «Дзета», который он до сих пор не распечатал. Под шум прибоя надорвал конверт и вытащил идентификационные карточки.                                                       

— Что ж, посмотрим, — сказал он себе. — Номер один!

Номером один оказался Алан Гроссмиллер. Охранник, тридцать пять лет, рост почти сто девяносто. Круглое лицо с крепкими скулами и боксёрским носом, короткая стрижка.

— Непробиваемый тип. Волевой, упрямый, неглуп, — сделал вывод Стоун и взял другую карточку. — Номер два. Ого!

Сидни Натанс была красива. Ухоженное лицо, пышные каштановые волосы, рост и вес в идеальной пропорции. Должность — представитель корпорации «Дзета» на Далее, место рождения, формула крови... «Властная, любит внимание, наверняка куча скрытых пороков... — подумал Стоун. — Определенно стерва. Не слишком интересна для меня».

Он взял третью карточку. Со стереографии смотрело умное серьёзное лицо. Мишель Лемар, биолог... Ну, этот вроде ничего, нормальный парень, хотя в глазах, похоже, есть какая—то сумасшедшинка. Ну и что, у каждого свои тараканы в голове, как говорит техник Комов.

Стоун отложил карточки и, включив переговорник, вызвал Эплтона — навигатора и своего заместителя, но в каюте того не оказалось.

— Ну, где он шляется? — проворчал Стоун.

Он взглянул на часы. Большие красные цифры показывали время, прошедшее со старта, а маленькие зелёные — местное время на Далее, оно же корабельное.

Прошло более трёх часов, как транспорт стартовал с базы. Корабль шёл в автоматическом режиме, проверка систем отслеживания курса лежала на навигаторе Эплтоне, так что вся работа Стоуна заключалась лишь в поддержании порядка на корабле, контроле за текущим ремонтом и за исправлением неполадок, если таковые обнаружатся, а также периодической связи с базой.

— Пора познакомиться с пассажирами, — подумал он, вставая с кровати и выключая си-визор. — На Далее сейчас вечер, того и гляди, они улягутся спать, а знакомиться завтра будет неловко.

Он нажал клавишу, дверь отъехала в сторону, и капитан вышел в крохотный коридорчик, соединявший его каюту с каютой навигатора. Почти в каждом отсеке корабля конструкторы предусмотрели две двери для удобства перемещения и эвакуации. Вторая дверь капитанской каюты вела в правый сектор уровня «С», где располагались каюты команды, Стоун же хотел попасть в левый сектор, где расселили пассажиров.

Выйдя из коридора, он попал во второй, точно такой же, открыл одну дверь, потом другую, повернул — и оказался в длинном и широком коридоре приятного салатного цвета с рядом белых дверей. По правую руку были каюты, слева — лифт, аварийная лестница, туалеты и хозблок. На дверях кают уже красовались таблички с именами гостей — молодец, Влад, успел сделать... Стоун прошел мимо, разглядывая их: «Веста Андерсон», «Тим Рикерт», «Эл Гроссмиллер», «Сидни Натанс», «Мишель Лемар». Коридор закончился, приведя капитана к лифтовым площадкам.

Совершив небольшой обход уровня, Стоун взял переговорник и нажал общий вызов:

— Говорит капитан Стоун. Прошу членов команды и всех пассажиров собраться в кают-компании.

Его голос прозвучал во всех каютах и отсеках корабля.

Он придирчиво оглядел себя, привычно зачесал сбившиеся волосы на начинавший лысеть высокий лоб и вышел в коридор.

Кают-компания представляла собой обширный по корабельным меркам отсек, едва ли не самый большой на транспорте, исключая склады и разгрузочные площадки. Здесь стоял автоматический бар с хорошим выбором напитков, два игровых компьютера в виде столов, накрытых стеклянными полусферами с рядами кнопок и рукояток. В нишах помещались встроенные шкафы с видеодисками, самый большой на корабле си-визор, посередине стояли несколько прозрачных пластиковых столов и дюжина мягких кресел. Главной гордостью экипажа был огромный, в полстены, аквариум с плавающими в нем медузами и другими мелкими обитателями океана Далеи. За искусственно затемненным стеклом эти забавные, фосфоресцирующие ярким фиолетовым светом существа непринужденно резвились, рассекая воду длинными гибкими телами. 

В кают-компании уже сидели Алекс Дауэр и Рей Форсман, корабельные грузчики и закадычные друзья. Как всегда, в свободное время они развлекались игрой в футбол на одном из игровых автоматов.

— Привет, кэп! — сказал Форсман. — Всё нормально?

— Как всегда, когда ты не на смене.

Форсман хохотнул. Он знал, что капитан шутит.

— А чего звал? — спросил Дауэр.

— Хочу познакомить вас с пассажирами. Всё-таки десять дней будем вместе.

— А чего нам с ними знакомиться? Чужаки они и есть чужаки, — проронил Дауэр, и Стоун был с ним полностью согласен. Однако сказал:

— Ты хочешь получить обещанную премию, Алекс? Тогда будь с ними вежлив.

- Не скажи, Алекс, - ухмыльнулся Форсман, отрываясь от компьютера. - Ты видел эту блондинку? Разве не хочешь с ней познакомиться? Я познакомлюсь.

«Познакомься, Рей, познакомься», - подумал Стоун, еле заметно улыбнувшись.

Дверь кают-компании открылась, и вошли Брюс Эплтон, Герда Эрберг и Эндрю Мак-Кейн. Почти вся команда была в сборе, кроме Комова. Гости пока запаздывали, ну и хорошо.

— А где Влад? — спросил Стоун.

— Сейчас будет, — ответил Эплтон.

Вскоре в каюту вошёл Комов, а за ним и все пассажиры. Стоун узнал всех, хотя одеты они были не так, как на стереографиях. Сидни Натанс выглядела ещё красивее, впрочем, другая девушка, Андерсон, тоже весьма недурна. Её синие глаза и золотистые волосы успешно соперничали с холёной красотой представителя корпорации, так что Форсман и Дауэр надолго отлипли от автомата, довольно беспардонно разглядывая их. Самым высоким в команде был Эплтон, но худощавый сутуловатый навигатор выглядел неважно рядом с широкоплечим гигантом Гроссмиллером, наверняка не только охранником груза, но и телохранителем Натанс.

— Рассаживайтесь, — предложил Стоун, сам же остался стоять. После того, как все сели, капитан заметил, что взгляды мужчин, сидевших напротив Сидни, прикованы к её стройным и вызывающе открытым ногам, небрежно закинутым одна на другую.

Капитан замешкался, собираясь с мыслями — он не любил публичных выступлений, предпочитая говорить с людьми один на один. Натанс успела раньше:

— Мистер Стоун, вы хотели что—то сообщить? — голос её звучал несколько низковато, но полностью подходил имиджу. Стоун заметил слащавую усмешку Форсмана. Впрочем, она быстро смазалась, наткнувшись на каменный взгляд Гроссмиллера.

— Да, — капитан ещё раз оглядел всех присутствующих. — Прежде всего я хочу, чтобы вы познакомились друг с другом. Ещё хочу сказать, что по всем вопросам пассажиры могут обращаться либо ко мне, либо к любому члену команды. Что ещё? На многих дверях в корабле есть три кнопки с тремя светоэлементами. Я объясню их назначение. Две кнопки отвечают двум режимам работы замка. Нижняя кнопка — зелёная — открывает дверь. Белая кнопка ставит дверь в режим ограниченного допуска, и любой из нас может, набрав на панели свой код, закроет дверь своей каюты или любую другую дверь от посторонних.  

— Можно вопрос? — приподнял руку охранник.

— Да, слушаю.

— Если я забуду свой код, как потом попасть в помещение?

— У меня на пульте управления вся информация, — улыбнулся Стоун, — так что, в крайнем случае, обращайтесь ко мне.

— Вы будете знать наши коды? — спросила Натанс.

— Нет, я просто могу дать команду компьютеру заблокировать или разблокировать любую дверь на корабле, открыть или закрыть её. Это ради вашей безопасности.

Взгляд Стоуна невольно остановился на Весте Андерсон. Она спокойно слушала.

— Если с другой стороны двери в помещении нарушена герметичность, или произошло возгорание, или существует любая опасность для жизни, на двери загорится третий, красный светоэлемент, дверь автоматически блокируется, и открыть ее будет невозможно.

Стоун прокашлялся. «Ничего, я держусь неплохо», — подумал он.

— Ещё минуточку внимания членам команды. Вы все подписали контракт и знаете, что входить на склад — это уровень «Е» — запрещается во время всего полёта. Уровень «Е» разрешается посещать только трём представителям корпорации. Остальных пассажиров уровень «С» прошу не покидать. Корабль — не место для прогулок. У меня всё.

— Капитан Стоун, — Сидни Натанс поднялась с кресла, — могу я со своими сотрудниками пройти на склад прямо сейчас?

— Да, разумеется. Брюс проводит вас и научит, как пользоваться лифтами.

— Благодарю вас.

— Вы, наверно, заметили, что лифты открываются на две противоположные стороны, — Эплтон последним вошёл в лифт, пропустив перед собой сотрудников корпорации, — в зависимости от того, куда вам надо попасть. Вот на стене шкала уровней. У нас их всего пять. Нажимаете уровень и кнопочку стороны, правой или левой, если смотреть в носовую часть корабля. Итак, нажимаем клавишу «Е». Сейчас мы будем на складе.

Лифт работал бесшумно. Через несколько секунд он остановился, двери открылись. Гости оказались в середине небольшого коридорчика с одинаковыми дверями в его концах.

— Вам сюда, — Эплтон указал на ближайшую дверь. — Вообще-то вы можете открыть в лифте другую дверь и выйти прямо на склад, минуя этот коридор, но я специально вышел сюда, чтобы вы не подумали…  ну, что я хочу посмотреть на ваш груз, - Эплтон немного волновался. Натанс ему очень понравилась, и он хотел оставить о себе наилучшее впечатление. Если не для постели, так для карьеры. Все-таки - представитель «Дзеты»!

— Вы очень любезны, — сказала Сидни. — Скажите, двери лифта нельзя заблокировать, чтобы кто—нибудь случайно не вошёл на склад?

Брюс правильно понял это «случайно», и фраза Натанс его неприятно зацепила. За кого она нас принимает?

— Двери лифта нельзя, — сдержанно ответил он. — Это место общего пользования. Если только с капитанского пульта. Ещё есть аварийные лестницы, вот их двери можно закрыть. Уверяю, никто из команды не станет совать нос в ваши дела, так что вам не о чем беспокоиться. Мы всегда соблюдаем условия контракта.

— Будем надеяться, — проронил свою первую фразу Лемар.

— Вот здесь, — Эплтон подошёл к двери и указал на небольшую встроенную панель с кнопками, — набираете свой код. Здесь всё просто.

— Спасибо, — сказала Сидни, и в коридоре повисла тягостная тишина. Брюс Эплтон понял: пора уходить.

— Ну, мне пора, — он зашёл в лифт и нажал на кнопку. Пока закрывалась дверь, он ощущал пристальный и тяжёлый взгляд охранника.

 

                            *         *         *

 

Стоун собрался спать, взял универсальный пульт и нажатием кнопки выдвинул из стены постель, но тут в дверь позвонили. Капитан взглянул на часы: 22 часа по Далейскому времени. Кого там еще принесло? Он задвинул постель обратно и открыл дверь. За порогом стояла Натанс.

— Можно войти? — улыбаясь, спросила она. — Надеюсь, я не оторвала вас от важных дел?

— Нет. Входите, входите.

Жестом Стоун предложил ей кресло. Гостья присела.

— Какие-то проблемы? — спросил Стоун. Посторонние на корабле раздражали капитана, и то, что представитель корпорации оказался женщиной, напрягало еще больше. Будь она мужчиной, Стоун вел бы себя достаточно жестко и показал бы, кто здесь хозяин, но с этой особой капитан терялся. Стоуну не везло с женщинами. Случайные знакомства быстро заканчивались, и чаще оттого, что Стоун являлся капитаном до мозга костей, был пунктуален и обладал жестким волевым характером, несовместимым с понятием «компромисс». Это мало кому нравилось. И непростой график работы затруднял намечавшиеся знакомства.

Кроме того, Стоун ощущал себя потенциальным холостяком и свыкся с этой мыслью, пока на «Омегу» не прибыл новый медик взамен старого, ушедшего по состоянию здоровья. Звали ее Герда Эрберг. Удивительно, но он сразу нашел с ней общий язык. Герда вселила в него любовь к жизни, настоящую любовь, заставляла добреть и смеяться по пустякам, и однажды он понял, что без Герды его жизнь была пуста, как открытый космос. Конечно, на корабле, где экипаж семь человек, вести разносятся быстрее скорости света, и частенько Стоуну приходилось выслушивать незлобивые шутки команды:  

— На обход идешь? Не забудь заглянуть в медицинский отсек!

Или что-нибудь в этом роде. А вот с Натанс он чувствовал себя неспокойно.

— Что-то с грузом? — продолжал выспрашивать он, надеясь побыстрее закончить разговор. Но представитель, похоже, не торопилась.

— С грузом все в порядке.

— Рад это слышать. Тогда в чем дело? — спросил он довольно резко. Какого черта, подумал Стоун, мы же не на свидании!

— Капитан, у меня к вам просьба, — произнесла Натанс.

— Я слушаю.

— Ваш заместитель сказал, что лифт закодировать нельзя. Это правда?

— Совершенно. Как предмет общего пользования и эвакуации, а также средство сообщения между уровнями корабля.

— Видите ли, я выяснила, что на склад выходят четыре лифта. Как мы сможем контролировать их? У меня лишь один охранник.

Она выжидающе посмотрела на Стоуна.

— Ну и что? Не вижу проблемы. Я уже сказал: никто из команды не войдет на склад. Кому захочется неприятностей?

— Мне этого мало. Я хочу, чтобы доступ на уровень «Е» контролировался лично мной.

— Может, вы хотите и управление кораблем взять на себя? — проронил Стоун, глядя в пол.

— Вы получили инструкции? — холодно спросила Натанс.

— Послушайте, я повторяю: я уверен в своей команде. Никто из них не войдет на склад!

— На «Омеге» находится не одна ваша команда, а еще двое пассажиров. Вы можете дать гарантии за них? Сомневаюсь! — ответила Натанс.

— И что же вы хотите? Чтобы я запер их в каютах? Это невозможно.

— Зачем? — обворожительно улыбнулась Сидни. — Просто отключите лифты с пульта управления. Ведь на уровень «Е» выходят лишь две пары лифтов. Третья пара проходит через все уровни, кроме уровня «Е». Вот ими и пользуйтесь. Так можно сделать?

Врать Стоун умел, но не любил, к тому же ее, похоже, было не провести. Она откуда-то знала план корабля. И хорошо знала.

— Да, это можно.

— Сделайте это, пожалуйста, прямо сейчас, и обещаю, что вряд ли еще вас побеспокою.

Она обворожительно улыбнулась, и Стоун сдался.