Зоопарк

ПРОЛОГ

 

— Долго еще идти? — спросил Лемар. Биолог не привык много ходить, да еще по такой местности, где на каждом шагу рискуешь упасть, запнувшись о толстые побеги местной травы, которая не растет вверх, а тянется вдоль земли, то вонзаясь в коричневую жирную почву, то выходя на поверхность.

— Не очень, — ответил проводник. Он шагал впереди, но шел странно, какими-то зигзагами, от одного низкорастущего дерева до другого, поминутно оглядывался и принюхивался, поводя головой, как пугливое животное. Раздвигая руками широкие бурые листья, он медленно и осторожно оглядывал окрестности, и только потом шел дальше. При этом рука колониста ложилась на бедро, где оттягивал ремень увесистый парализатор. В такие моменты Лемар невольно съеживался, ощущая, как сильно колотится сердце, и без того трепетавшее от предстоящего открытия.

         Сюда, на Гиппею, его направили после того, как колонисты обнаружили в обычном на вид холме подземный город, основанный симмаргами. С этими существами люди столкнулись, едва основав первое поселение. Симмарги обитали по всей планете. Биолог знал несколько основных видов, различавшихся по среде обитания: степные, прибрежные, древесные симмарги. Эти существа имели шесть пар ног, острые клешни, которыми управлялись очень ловко, могучее веретенообразное тело и длинный членистый хвост. Они напоминали земных скорпионов, если тех увеличить раз в семь, но были не насекомыми, а животными как по строению, так и по сложному, подчас непредсказуемому, поведению. Так, древесные симмарги отличались благодушием, питались листьями, плодами и падалью. Человек мог спокойно подойти и рассматривать их вблизи, не опасаясь нападения. Степные симмарги — прирожденные хищники, могут преследовать добычу сутками, которые, кстати, здесь в полтора раза длиннее земных. Они людей к себе не подпускают. Случались нападения на одиноких охотников, были жертвы, но в целом люди признали симмаргов не опасными, если не приближаться к их норам и не провоцировать. Так же думал и Лемар.

         Курирующая исследования новых планет корпорация «Дзета» сразу обратила внимание на симмаргов, как на любопытных представителей и так не слишком богатой фауны Гиппеи. Всем известно, что корпорация владеет сетью известных ресторанов «Звездный зоопарк» и регулярно поставляет туда всевозможных экзотических животных. Нескольких симмаргов уже вывезли в самые знаменитые зоопарки земного сообщества, а набиравшиеся из местных колонистов охотники научились их отлавливать.

         Но с месяц назад, охотясь на очередного зверя, люди наткнулись на обширный холм, изрытый норами симмаргов. Колонисты весьма удивились, ведь до сих пор считалось, что симмарги — животные-одиночки. Они не терпели чужаков на своей территории, метили ее и не позволяли переступать границ, отчаянно сражаясь за каждый метр. 

Охотники подошли к холму ближе и осмелились заглянуть в ближайшие норы. Норы оказались обширными подземными галереями, ведущими глубоко под землю. Дальше продвинуться не удалось — симмарги атаковали людей быстро и удивительно слаженно. Охотникам пришлось применить весь арсенал, с большим трудом они выбрались наружу и пробились к транспорту. Чудом никто не погиб. С того дня за таинственным холмом установили скрытое наблюдение, и результаты не заставили ждать.

         По скудной информации, предоставленной Лемару охотниками, только здесь насекомоподобные вели коллективный образ жизни. Больше таких «городов» на Гиппее обнаружить не удалось. Своей организацией «пещерные» симмарги напоминали земных муравьев или пчел, но были и весьма существенные отличия, ставившие их на порядок выше простых насекомых — при строительстве обширнейших тоннелей с пока неясной, но четкой и выверенной системой, они использовали труд других существ, одних заставляя таскать тяжести, других — рыть плотный грунт. Как им это удавалось — оставалось полнейшей загадкой, и наводило на мысль о разумности. Ученые, собравшиеся на Арене Науки, большинством голосов пришли к выводу, что уникальный город симмаргов все же не является продуктом цивилизации, а то, что они заставляли работать других животных — так это наблюдается у некоторых существ на старой Земле. Как ни странно, нашлось достаточное количество оппонентов, и на Арене разгорелись нешуточные страсти. Лемар, присутствовавший там как гость, не примкнул ни к одному из лагерей. Он знал, что через день вылетит на Гиппею и лично узнает правду. Именно его, перспективного молодого ученого, а не этих крикунов, выбрала корпорация для исследований на Гиппее, и Лемар гордился собой. Он исследует город симмаргов и, кто знает, возможно, внесет свое имя в ряд великих имен науки.

У «новых» симмаргов существовала иерархия — в ее особенностях никто пока не разобрался, но она была заметна. В этом «городе» наблюдалось разделение обитателей на солдат — необычайно крупных и агрессивных особей с хорошо развитыми клешнями, рабочих и кормилиц, откладывающих и кормящих личинки. Следящая аппаратура обнаружила и других, странных симмаргов. Они ничего не делали, но встречные существа боязливо пятились при их появлении, уступали дорогу и делились лучшими кусками добычи. Смотреть на это было интересно и странно. Такое случалось в прошлом человечества, когда одни паразитировали за счет других. Несомненно, «городские» симмарги были куда любопытней для исследований, чем их дикие собратья, но поймать ни одного пока не удавалось — твари оказывали настолько яростное и хорошо скоординированное сопротивление, что наводило на мысль об их разумном управлении...

         На Лемара произвела впечатление последняя запись, предоставленная охотниками. На ней один из симмаргов столкнулся с существом гораздо сильнее и больше себя. Комментировавший запись охотник сообщил, что зверь является одним из немногих природных врагов симмаргов, и противостоять ему один на один невозможно. Тем не менее изготовившийся к нападению хищник внезапно повернул назад и побежал так быстро, как только мог. Что могло его так напугать? 

         Позади Лемара шел второй колонист, тащивший часть оборудования. Транспорт на воздушной подушке оставили подальше, чтобы не привлекать внимание тварей. В последнее время на холме появились симмарги-дозорные, и подойти незамеченными стало гораздо сложнее. Хорошо, что симмарги не обладали острым зрением, больше ориентируясь по запаху, и разведчики двигались так, чтобы изредка налетавший ветер дул в лицо, а не в спину.

         Три путешественника взобрались на небольшой холм, заросший густым кустарником. Отличное место для наблюдения, подумал Лемар и вздрогнул, когда из кустов выступили две рослые фигуры, с ног до головы увитые бурыми побегами травы.

— Игор, старший группы, — представился один из них, и Лемар уважительно посмотрел на суровое, обветренное лицо. Сразу видно — бывалый колонист. Он слышал об Игоре, одном из первых колонистов Гиппеи. О нем говорили разное, но сходились в одном: никто лучше него не знает эту планету. С таким провожатым Лемар чувствовал себя в полной безопасности. С таким прикрытием можно не бояться.

— Мое имя Лемар, — представился ученый. — Знаете, я слышал о вас много...

— Прежде всего послушайте, что я скажу, господин Лемар, — прервал колонист. Голос Игора был под стать внешности, могучий и непреклонный. — Никаких движений без моей команды. Если хотите получить то, зачем сюда прилетели, четко выполняйте все, что я говорю. Вы понимаете меня?

         Лемар хотел заикнуться, что вообще—то охотники поступают в его распоряжение, а не он в их — так сказал представитель «Дзеты» — но, поглядев в стальные глаза колониста, промолчал.

— Понятно, — кивнул Лемар охотникам, чувствуя на себе их оценивающие взгляды.

— Тогда наденьте это, — Игор протянул ученому маскировочный халат, щедро увитый побегами местной пахучей травы. Лемар кое-как облачился, от волнения едва не перепутав липучие застежки.

— Идите за мной.

— А аппаратура? — осмелился задать вопрос Лемар.

— Чуть позже.

         Они прошли до зарослей и, опустившись на землю, заползли под густые, касавшиеся земли, ветви. Сквозь витые, разлапистые листья Лемар увидел пресловутый холм. Он был гораздо больше, чем тот, на котором они находились, и по всей поверхности его тянулись отверстия, разбросанные отнюдь не беспорядочно, как казалось на первый взгляд. Присмотревшись, Лемар обнаружил, что опоясывавшие холм три ряда изумительно ровных отверстий располагаются по гигантской спирали, заканчивающейся на самой вершине.

— Возьмите, — Лемар повернул голову и увидел, что старший группы протягивает ему электронный окуляр. Немного устаревший, но достаточно мощный. — Пользоваться умеете?

— Да, — Лемар поднес окуляр к глазам и большим пальцем покрутил шарик настройки. Холм приблизился, индикатор расстояния показывал, что они находятся от него в двухстах метрах. Ученый возбужденно рассматривал овальные отверстия многочисленных входов, иногда замечая в них какое-то движение. Внимание привлек симмарг, выползший из норы, оглядевшийся вокруг и скрывшийся в своем подземелье.

— Мы здесь уже два дня, — негромко проговорил Игор. — И эти два дня наблюдаем кое-что интересное.

— Что же? — с нетерпением произнес Лемар.

— Скоро увидите. Можете готовить аппаратуру. Только не шумите — у симмаргов отличный слух.

— Скажите, а... здесь безопасно? — спросил Игора биолог. — Я хотел сказать... Здесь открытое место, а я слышал о гиппейских драконах...

— Это ночные хищники, — проронил старший. — В такую жару они не показываются. К тому же днем драконы видят неважно. А к вечеру наша задача будет выполнена.

         Лемар кивнул и отполз назад. Ему нравился уверенный тон Игора. За пятнадцать минут ученый развернул компактную исследовательскую станцию, а охотники помогли установить необходимые датчики. Наладив связь со спутником, Лемар получил изображение холма сверху и в очередной раз поразился точности симмаргов. Холм был удивительно ровным, и входы в галереи располагались по идеальной спирали.

— А можно подобраться к галереям ближе? — спросил биолог. — А еще лучше —попасть внутрь?

Игор внимательно посмотрел на ученого:

— Можно. Но зачем? Тот симмарг, что вас интересует, периодически появляется на поверхности. Мы и так его увидим.

— Я хочу послать робота—разведчика, — Лемар, открыл один из металлических кейсов и извлек робота, напоминавшего большую черепаху. Усеянная камерами, сканерами и датчиками голова в случае опасности пряталась в прочнейший титано—керамический корпус. Таким роботом могла похвастаться не всякая исследовательская экспедиция, и Лемар чувствовал за этим пристальный интерес корпорации. — С ним продвигаться намного безопаснее.

— Я бы так не сказал, — возразил Игор. — Если бы вы находились с нами, когда мы бежали оттуда... Мои люди больше туда не пойдут.

— Даже за дополнительное вознаграждение? — спросил Лемар. На инструктаже ученый получил от представителя корпорации полный карт-бланш. — Мы заплатим вдвойне.

— Нет.

— Втройне.

— Вы из тех, для кого жизнь имеет цену? — спросил Игор, и Лемар пристыженно замолчал. Я не то имел в виду, подумал он. 

— Мы едва не погибли там, и больше туда не вернемся. Используйте роботов. Они не знают, что такое смерть.

— Я понимаю, — пробормотал ученый. Представитель говорил, что за деньги колонисты согласны на все, но реальность оказалась иной. Лемар не хотел, чтобы эти парни думали о нем, как о бездушном карьеристе, ради амбиций готовом вести людей на гибель. Он прекрасно знал цену жизни и понимал, что ее не измерить деньгами. Просто его неверно информировали.

— Скажите, а кто-нибудь может отнести робота поближе к галереям? А дальше я сам...

— Я отнесу, — сказал Игор. Стоявшие вокруг них охотники тревожно переглянулись. Лемар видел, что им не очень нравилась его идея. Великан Игор исчез, и время потянулось томительно и тревожно. Вернулся охотник примерно через час, вымазанный в грязи и глине.

— Робот в галерее, — коротко сказал он. Лемар не мог сдержать счастливой улыбки:

— Спасибо! Я обязательно сообщу куратору, что вы оказывали...

         Игор посмотрел на Лемара так, что биолог замолчал, понимая, что сморозил глупость. Но что я такого сказал? Непонятно, как с этими колонистами разговаривать? Ладно, сконцентрируемся на роботе. Ученый активировал «черепаху», камеры тотчас показали терявшийся во тьме тоннель. Он тянулся вглубь холма. Пол был ровным, и робот полз довольно быстро. Чтобы не демаскировать разведчика, Лемар решил не включать прожектор, а использовать инфравидение. Пройдя около девяноста метров, робот оказался на перекрестке. Лемар замер у пульта, решая, куда двигать разведчика.

— Господин Лемар! — ученый обернулся. Один из колонистов махнул рукой, громким шепотом подзывая к себе. — Смотрите!

         Биолог понял: разыскиваемый объект появился на склоне. Он оставил робота стоять на перепутье, нажав «тревожную» клавишу. «Черепаха» спрятала датчики и колеса под панцирь и замерла, неотличимая от обычного камня. Лемар обратился к монитору, изображение на который передавали камеры, установленные в кустарнике вокруг холма. От налетавшего ветра изображение прыгало, но в целом видно было хорошо.

         Несколько симмаргов выползли из норы и остановились, словно поджидая кого—то. И действительно, через минуту появился еще один, ничем не отличавшийся от собратьев. Однако, и двигался и вел себя он по-иному.

— Это он, — раздался голос Игора.

— Вы уверены, что это он? — спросил ученый. Лемар и сам, внутренним чутьем догадался, что видит того самого зверя, но хотел услышать подтверждение.

— А вы ничего не замечаете?

Лемар быстро взгянул на старшего и увеличил изображение. Нет, внешне особь совершенно не отличалась от остальных, разве что двигалась как-то странно. Движения зверя были какими-то... механическими.

— Да, что-то такое есть... Но откуда вы знаете, что это именно он?

— Вчера мы отметили его, — сказал Игор.

         Лемар установил максимальное разрешение, так что мог рассмотреть каждый волосок на лапах зверя. Животное повернулось, и Лемар увидел красное пятно на боку.

— Несмываемой краской...

Симмарг неторопливо спустился с холма. Его сопровождение осталось наверху. С виду он не отличался от собратьев, и Лемар хотел убедиться, что тварь действительно уникальна.

— Он особенный, я это чувствую, — сказал Игор.

Он запустил подготовленную программу, сканирующую тело симмарга, и бегло просмотрел результаты. Взгляд ученого споткнулся о цифры, отражающие биоэнергетический потенциал животного. Что это?

Лемар мигом переключил камеру в биоэнергетический спектр и невольно отпрянул от экрана — странное образование в головном мозге существа излучало настолько мощное электромагнитное поле, что в мониторе оно казалось сияющим облаком, закрывавшим почти все тело. Ученый быстро настроил камеру, понизив чувствительность. И ахнул еще раз: поле было не однородным! По сути, их было два! Хм, быть может, тварь «беременна», и он видит новую, зарождавшуюся жизнь?

— Он гуляет один, потому что все его боятся, — сказал Игор. — Но это нам на руку. С одним мы всегда справимся.

— Он далеко уходит?

— Не слишком, поэтому надо хорошо подготовиться. Вы остаетесь здесь.

         Лемар посмотрел на колониста:

— Один?

— Генрих будет с вами, — ответил Игор. — Только не двигайтесь с места, чтобы не случилось, и не подходите к городу. Я не хочу отвечать за вашу гибель.    

         Его взгляду невозможно было возразить. Лемар подумал, что такой взгляд можно встретить только в отдаленных колониях, где первые поселенцы каждый день сражаются с планетой и природой, отвоевывая территорию для жизни. Среди давно обжитых систем не встретишь таких глаз, и люди там совсем другие.

         Четверо охотников спустились с холма, и Лемар тревожно смотрел им вслед. Он не мог представить себя на их месте, и только сейчас задумался, как, должно быть, тяжела и опасна их работа... Ученый знал, что охотники вооружены парализаторами последней модели, выстрел из которого свалит и парализует любое животное. И тем не менее, тревога оставалась. Симмарги — сильные и ловкие существа, их острые клешни могут отрезать человеку руку или ногу. Впрочем, на Гиппее существовало немало хищников, для которых даже симмарг был желанной добычей. Не говоря о человеке.

         По просьбе Лемара, охотники установили камеры и датчики на одежду, и ученый мог видеть все, что видели они так, как будто находился рядом. Эффект присутствия был потрясающий, и Лемар здорово разволновался. Сделанное открытие возбуждало и будоражило его. Почему у твари такой энергопотенциал? Откуда, ведь у остальных симмаргов ничего подобного не было?

         Биолог навел камеру на холм, надеясь, что там остался хоть один симмарг, но их «город» казался безжизненным. Лемар вызвал систему управления «черепахой» и повел ее вглубь холма, иногда отвлекаясь, чтобы посмотреть, как идут дела у охотников.

         Он видел, как люди обходят холм и, скрываясь за кустарником, двигаются вслед за симмаргом. Животное шло не торопясь, время от времени останавливалось, вертело почти вросшей в туловище головой с многочисленными гибкими усами. «Мне говорили, что оно часто гуляет вот так, вокруг города, — подумал биолог. — Интересно, зачем? Что оно ищет?» И действительно, ощущение было таким, будто зверь что-то или кого-то искал. Он двигался взад-вперед, припадал к земле, словно принюхиваясь, потом так же важно шествовал дальше. Охотники выжидали, надеясь, что зверь подойдет поближе к зарослям, на открытом месте атаковать его бесполезно — симмарг бегает очень быстро. Еще бы, столько ног!

         Робот, управляемый Лемаром, резво катился вперед. Недолго думая, биолог выбрал левую галерею и поехал по ней. Как ни странно, симмарги по пути не встречались, а ход уходил вниз, становясь все круче. Заметив впереди движение, Лемар снизил скорость до минимума и черепашим шагом крался во тьме. Галерея закончилась. Стены пещеры резко взлетели вверх и раздались вширь, пропадая в темноте. Детектор определил множество объектов, двигавшихся по огромному залу, видимо, симмаргов. И тут камеры показали странный предмет, лежащий посреди зала. В инфракрасном свете он казался холодным и неживым, но очертания напоминали фигуру огромного, странного, фантастического существа.

         Что же это? Окаменевшие останки древнего монстра или творение симмаргов? Потрясенный сделанным открытием Лемар не сразу среагировал на крик Генриха:

— Бежим! Они идут сюда!

         Лемар повернул голову на шум. Из зарослей выскочил возбужденный колонист:

— Надо бежать к челноку! Немедленно!

— Но как же... Я не могу бросить аппаратуру!

— Бросайте все, если жить хотите! Сейчас они будут здесь! — охотник рывком вздернул ученого на ноги и потащил за собой. Лемар вяло бежал, поминутно оглядываясь на брошенный центр слежения. Как же так? — Быстрее! Быстрее!

         Взглянув в искаженное лицо спутника, Лемар понял, что происходит нечто страшное, и ноги задергались сами собой. Он никогда так не бегал. Они неслись напрямик к оставленному в низине челноку. Не поспевая за охотником, Лемар остановился передохнуть и, тяжело дыша, оглянулся: в колышущемся жарком мареве холм, с которого они сбежали, покрылся множеством симмаргов, и сверкавшая на солнце аппаратура скрылась под покровом сотен серо-стальных тел. Похоже, симмарги чуяли их след, потому что с холма стая потекла дальше, вслед за ними. Подвывая от ужаса, биолог побежал изо всех сил.

         Вот и челнок. Преследовавшие твари были близко, Лемару казалось, что они вот—вот схватят его за ноги. Генрих уже сидел за штурвалом. Биолог прыгнул в открытый люк, и челнок тут же поднялся в воздух. Задыхаясь и размазывая по лицу липкий пот, Лемар посмотрел вниз: серые, с шипастыми спинами, твари повернули назад, к своему городу.

Все—таки он сделал открытие! Он видел настоящее чудо, но кто поверит, если не представить доказательства? Похоже, орда симмаргов просто растоптала его исследовательский центр. Если так, то вся надежда на Игора. Если он сумеет поймать то существо...

— Куда мы летим? — спросил Лемар, подставляя лицо теплому ветру. Челнок несся над огромной, простиравшейся до горизонта, саванной.

— К Игору, — ответил Генрих. — Он передал, что поймал симмарга!

         Лемар расплылся в счастливой улыбке.

         Челнок опустился на землю, и биолог тут же выпрыгнул из машины. Плененный симмарг лежал на песке, опутанный металлической сетью, словно огромный паучий кокон. Один из охотников лежал рядом, предчувствуя недоброе, Лемар подошел ближе. Голова человека была изуродована, и кровавая застывшая на жаре маска мало напоминала лицо. Стоявшие вокруг угрюмо молчали, и Лемар воспринял это, как упрек себе. Но кто мог подумать, что так выйдет? 

— Мне очень жаль, — сказал он. — Как же это случилось?

         Один из колонистов повернулся к нему. В грязном, оборванном человеке с потеками крови на одежде Лемар едва признал Игора. Вожак охотников будто постарел и стал меньше ростом.

— Оставьте его нам, — сказал он. Лемар подумал, что они хотят уничтожить зверя, и собрался протестовать и объяснить ценность этого животного для науки... Короткий взгляд Игора расставил все по местам.

— Забирайте своего симмарга. Генрих, грузи.

         Водитель выдвинул телескопический захват, поднял опутанного зверя и погрузил в заднюю часть челнока, где раньше лежало оборудование биолога.

— Он жив? — как можно мягче спросил Лемар, и тут же пожалел о сказанном.

— Да, жива твоя зверюга! Зато Роб мертв! — закричал один из охотников, подступая к ученому со сжатыми кулаками. Лемар замер, не зная, что предпринять. И снова выручил Игор.

— Успокойся, — он положил на плечо товарища руку, и тот замер, — он в этом не виноват. Он ученый. Ему тоже приказали.

— А кто виноват? — выкрикнул человек.

— По местам, — глухо сказал Игор. — Летим на базу.

         Охотники молча погрузили убитого на челнок, и корабль взлетел, направляясь на юго-восток.

                          *         *         *

         На базе имелось кое-какое оборудование, конечно, не особо продвинутое, но Лемару требовалось лишь подтвердить свою гипотезу. Парализованного симмарга поместили в клетку с бронированными стенами, облепили датчиками, и Лемар погрузился в работу.

         Теперь он знал, где искать, и начал со сканирования в энергоинформационном спектре. Сужая круг поиска, биолог понял, что был неправ, принимая странную двойную ауру симмарга за новую зарождающуюся жизнь. Через несколько часов исследований открылось странное зеленовато-желтое образование в мозгу животного, напоминавшее опухоль, и являвшееся центром необычайно сильного магнитного поля с неясной структурой. Лемар предположил, что это — неизвестного назначения орган, но обнаружил, что «нечто» — чуждое организму образование. Оно не питалось кровью, к нему не подходили нервные окончания, это было нечто чужеродное. Совершенно чужое. И его мощная аура подавляла ауру симмарга. Лемар понял, что «нечто» полностью, вплоть до рефлексов, контролирует животное. А значит, «оно» — живое...

— Поразительно! — сказал прибывший на Гиппею представитель корпорации «Дзета», курировавшей исследовательский проект Лемара. — Что же это такое, как вы считаете?

Вразумительного ответа представитель не получил, потому что сам Лемар терялся в догадках. Биолог лишь предположил, что таинственная субстанция в мозгу симмарга является неизвестной науке формой жизни и, возможно, именно она дает подконтрольному существу такую власть над собратьями, подавляя их жизненную энергетику и волю. Возможно, эта чужеродная субстанция напрямую влияет на развитие этого удивительного города, подобных которому на Гиппее не обнаружено.

Резонанс открытия удивил биолога: представитель корпорации немедленно сузил круг посвященных в проект до минимума и предложил Лемару покинуть Далею и отбыть на Андор, где у корпорации имелась более продвинутая научная база. Биолог согласился, да и как не согласиться, когда тебе предлагают такие условия!

         Патрульный корабль доставил Лемара и клетку с симмаргом на Далею. Там ученому сообщили, что через два дня на зафрахтованном корпорацией транспорте он полетит на Андор.