Путь чужака

 

Глава 2. Демон

 

Он очнулся. Последнее, что помнил Стас, была яркая слепящая вспышка, разорвавшая тянувшую его в себя черную "кляксу" на куски. Что было потом, он объяснить не мог.

Сейчас его окружала темнота. Ночь? Неважно. Главное, что есть притяжение, и он чувствует спиной твердь. Стас приподнялся и обнаружил, что находится в  сложенном из бревен помещении, без окон, с нависавшей над головой низкой крышей. Бревна он рассмотрел не сразу, а когда глаза привыкли к темноте, удивился: где это я?

Тело странно ломило и казалось чужим. Стас пригляделся и заметил светлый контур двери. Ага! Надо встать и посмотреть, что снаружи. За леском, кажется, есть деревня, может, его нашли и принесли туда? Но почему не в дом, а в сарай?

Запахи буквально забивали нос. Стас не припомнил, чтобы в жизни ощущал сразу столько запахов. Причем мог сказать, из какого угла пахнет свежескошенной травой, а из какого - навозом.

Судя по тусклой полоске света, окаймлявшей дверь, снаружи вечер, либо раннее утро. Стас встал, едва не задев головой потолок. Немного кружилась голова. Чтобы не упасть, Стас протянул руку и коснулся стены. На ощупь сыровата, пахнет деревом и мхом. В темноте очертания тела казались странно большими, кулак и вовсе - с небольшую дыню. Стас хихикнул: прикольно. Покачиваясь, постоял, приводя вестибулярный аппарат в равновесие, и решительно шагнул к двери. Бум! Больно не было, но голова явно за что-то задела. Что за потолки здесь? Рука, наконец, коснулась двери, толкнула, и та открылась.

Он замер на пороге. Что это?

Свет огромной, явно не питерской, луны падал на постройки, стоявшие по периметру обширной поляны. Людей не видать. Огромные сосны подступали к селению, наполняя воздух острым, дурманящим ароматом. Где это я? Мозг лихорадочно просчитывал варианты, но висящая в небе луна влегкую отметала все. Не может в Питере быть такой луны - и все! На юге, в тропиках, где-нибудь в Бразилии - может, а здесь... Здесь вообще лето, а не зима!! Где я??

В одной из построек открылась дверь, и вышел человек. Вот! Сейчас все и выяснится. С людьми всегда общий язык найти можно, даже если это бразилец. Стас поднял руку, чтобы крикнуть, да так и замер с поднятой рукой, а крик застрял в горле. Что со мной!? Рука была жуткой, толстой, к тому же трехпалой!

В оцепенении Стас поднял вторую и убедился, что та - копия первой. Взгляд опустился ниже, и вместо привычных ступней Вова увидел жуткие приплюснутые копыта...

Сознание померкло.

- Да что это с ним?

- Ничего, он парень крепкий, выдержит. Иди, принеси воды.

Говорят. По-русски! Боже, приснится же такое! Улыбнувшись, Стас открыл глаза. Над ним нависла корова. Нависла - и смотрит. Внимательно так, пристально, не по-коровьи. Странная какая-то корова, с татуировкой на шее, и челюсти такие... огромные. Кто же здесь разговаривал? Стас поглядел направо, потом налево - никого.

Он находился в том же сарае, только теперь стало светлее, и хорошо видно все вокруг. Нависший над головой теленок коснулся плеча Стаса.

- Ты что? Пошел вон! - Стас отпихнул наглое животное и приподнялся. Он лежал на соломе, заботливо укрытый плотным покрывалом. Не оглядываясь на игривого теленка, Стас согнул спину и сел. У двери раздался шум, и внутрь ввалилось чудовище с деревянным ведром в руке.

Огромного роста, волосатое и бугристое от мышц, оно живо напомнило Стасу оборотня из фильма ужасов, и он невольно отшатнулся. Но у этого оборотня были рога. И широкие копыта вместо ног. "Или я сошел с ума, или ад все-таки существует..."

- Очнулся, Мечедар? - радостно воскликнуло чудище, показав ряд мощных, но отнюдь не острых зубов. В его пасть легко можно было закинуть батон.

- Очнулся, - раздалось за спиной. - Да только что-то с ним не то. Меня не признает.

Стас подскочил и оглянулся.  Говорящий "теленок" оказался вторым чудовищем, также стоящим на двух ногах. Оба носили холщовые штаны. У вбежавшего в дверь существа, кроме штанов, на теле красовалась сплетенная из кожаных полос безрукавка, открывавшая бугрящиеся мышцами плечи. Второй носил стеганый, распахнутый на груди кафтан.

Стоя столбом, Стас переводил взгляд с одного монстра на другого, желая лишь одного: чтобы они исчезли, и кошмар закончился!

- По-моему, он нас не узнает, - сказал "теленок" в кафтане. - Что с тобой, друг?

Вопрос предназначался Стасу, но тот был в ауте. Время остановилось, чувства и мысли исчезли, оставив ощущение глубокого транса. Похожее состояние случалось с ним в армии, когда рядовой Мамаджанов выпустил половину обоймы в сержанта Баркина, а потом повернулся и навел ствол на Стаса Колодникова... Но это было давно. И в другой жизни.

- Мечедар, что с тобой? Ты узнаешь меня? Я твой брат, Скалобой!

Мощные длани чудовища протянулись и схватили Стаса за плечи. Он подумал:  сейчас треснут кости, но ощутил лишь легкое потряхивание.

- Мечедар, Мечедар!

Стас понял: монстры не собираются его убивать или есть заживо, а принимают за своего, потому что... он такой же, как они!?

Он оттолкнул вцепившегося в него прямоходящего теленка и отскочил в сторону. Мощные длинные руки ощупали покрытый голой плотной кожей торс, литые бедра и перешли к голове. Перед лицом мелькнули лапы - руками их назвать язык не поворачивался - и Станислав замер, рассматривая их. Ладони большие и кажутся неуклюжими, а три пальца на кисти, казалось, не способны ни на одно осмысленное движение. Что можно делать такими культяпками? Даже в носу не поковырять! Каждый палец, толщиной в два человеческих, оканчивался тупым грубым ногтем.

Словно во сне, Стас вытянул лапу и коснулся головы. На подбородке жесткая борода, челюсть огромна, наверное, влезет арбуз, зубы большущие, но не острые. На макушке грива длинных волос, спускающаяся за плечи, шеи практически нет. Зато над ушами растут два самых настоящих рога!

Стас схватился за них, сполз по стене и завыл. Нет, это не может быть правдой, это сон, жуткий кошмар!

- Мечедар! Да что с тобой?

- Оставь его, пойдем. Зримрак предупреждал... Боги оставляют след на всяком, кто побывал в их чертогах. Будем надеяться, он придет в себя.

Чудовища открыли дверь и вышли. Стас остался один.

Следующие минуты прошли в лихорадочном, и более тщательном осмотре и ощупывании всего тела. Сомнений не оставалось: каким-то образом он стал рогатым демоном. Как такое могло случиться, и где могут обитать подобные существа, Стас не представлял. Помнил, как шел через кусты, помнил черный сгусток и сияющий свет... Если это не сон, то версий остается немного. Может, он умер - а это жуткое посмертие, где не черти со сковородками, а сам он... Но серой не пахнет, и вообще, мир, увиденный у порога, совершенно не походит на  ад. С другой стороны, достоверно об аде не известно - оттуда не возвращались.

Второй версией была мысль о перемещении в параллельный мир, но фактически она не отличалась от первой. Не доказать и не опровергнуть.

Стас перепробовал известные способы проснуться: щипал бока, кусал за пальцы, в отчаянии стукнулся рогами о стену, оставив на ней глубокую отметину - ничего не помогало. Боль была, ощущения были. Не свои, иногда странные и чужеродные - но они были! Нет, не сон. Но что тогда делать?

Главное - успокойся, сказал он себе. Жив - это главное, а там поглядим. В конце концов, окажись он гигантским тараканом или амебой, приятного было бы меньше.

Стас протянул руку-лапу, в который раз задев себя по носу. Никакой координации! Как он сразу не заметил этот уродливый длинный нос, вернее, даже не нос, а форму черепа. Хм, вообще-то люди тоже не видят собственного носа, пусть тот и находится прямо перед глазами. Так уж устроено природой.

Стас скосил глаза, пытаясь разглядеть заросший щетиной подбородок. Красавец, нечего сказать. Зеркало бы сюда! А впрочем, не надо. Достаточно поглядеть на этих прямоходящих телят, чтобы понять, на кого он похож. Господи, за что это мне?! Так. Стоп. Не ныть! Я превратился в чудовище - это факт, но всякая палка о двух концах. Хорошо, что вообще жив. Если дать выбор: смерть как небытие или существование в таком виде, подумал Стас, большинство не отказались бы от такого шанса. Просто надо найти в своем положении что-то хорошее. Должно же быть что-то хорошее! Жив - это раз. Здоров. Да еще как здоров - думается, таким кулаком можно сваи забивать! Так, что еще? Еще одежда! Если есть одежда - значит, цивилизация. Отлично, совсем неплохо. Еще у меня есть имя Мечедар, и есть брат, которого я со всем старанием не отличу от остальных аборигенов. Ах, да! Самое главное: я же понимаю их язык! Черт его знает как - но понимаю! Так что ситуация отнюдь не безнадежна. Все могло быть много хуже. Или лучше? Нет, лучше думать, что хуже. Так лучше.

- Итак, я - Мечедар, - произнес Стас, вслушиваясь в звуки собственного голоса. Вроде не русские слова, но я понимаю, что говорю. Как такое может быть? Впрочем, какая разница, если меня понимают, и понимаю я?

Внизу живота потяжелело, и Стас понял, что хочет в туалет. Как они это делают? Оглянувшись на дверь, он подумал, что спрашивать об этом товарищей не стоит, надо разбираться самому.

Он отошел в угол, спрятавшись за огромной скирдой сена, расстегнул ремень и сунул руку в штаны. Хозяйство было на месте, на ощупь ничем не отличаясь от человеческого, разве что размером. Ну, это понятно. 

Облегчившись, Стас надел штаны, перепоясался и почувствовал себя лучше. Шок первых минут прошел. Необходимость выжить и существовать в новом теле уже не вызывала сомнений. Стало легче и физически и на душе. Пусть похож на черта, хоть на дьявола - когда вокруг все такие, какое это имеет значение? У меня новое тело и новая жизнь - и не так уж это плохо, если предположить, что мог и дуба дать.

Воодушевившись, Стас немного подвигался. Пробежался по сараю и свалился, задев рогами о балку. Попрыгал и потряс ногами, ощущая скрытую в теле мощь. Килограмм двести, не меньше - и ни капли жира! - восхищенно думал он, ощупывая невероятные бицепсы. Любой бодибилдер и чемпион мира рядом со мной - жалкий недоносок. Гы! Предусмотрительно наклонив голову и разбежавшись, Стас нырнул в сено и нервно засмеялся. Чудеса!

Ладно, пора налаживать контакт с населением, а то жрать хочется. Интересно, что они едят? Стас поднялся и подошел к двери. Резким толчком распахнул и вышел.

Восходящее солнце проглядывало сквозь обступившие поляну сосны. На ярко-синем небе - ни облачка. Утренний туман отступал, припадая к земле, обтекая сырые, покрытые толстым зеленым мхом валуны. Земля повсюду была каменистой, красные цветы, лепестками напоминавшие ромашки, обильно росли по краям поляны, не выходя из тени огромных, в три обхвата, сосен.

Ходилось Стасу нормально. Странные, похожие на широченные копыта, ступни казались неуклюжими, но только казались. Держали они хорошо, и колени сгибались, как положено, а не назад, как у чертей на старинных гравюрах. Присмотревшись, Стас заметил, что и "копыта" имеют три пальца, только сросшиеся. Снизу их защищала такая толстая кожа, что можно танцевать на гвоздях. Впрочем, так только казалось. Он пересек поляну, направляясь к дому, возле которого утром видел аборигена. Наверно, они внутри.

Приблизившись, услышал голоса. Говорили двое.

- Круторыл спускался в долину и видел аллери.

- Много?

- Большой отряд.

- Что они делали?

- Ездили по селениям. Кого-то искали. Говорят, что из Ильдорна бежал какой-то ставр.         

Стас остановился перед дверью и замер. Нелишним будет послушать и узнать, что у них тут творится.

- Сбежал? Чудеса!

- Да, ведь оттуда не возвращаются...

Пауза. Что-то хрустнуло.

- Пойду посмотрю, как там Мечедар...

Стас отпрянул от двери - и вовремя. В проеме явился "брат".

- Мечедар! - воскликнул он. - Я как раз шел к тебе. Как ты? Память вернулась к тебе?

- Очень есть хочется, - проговорил Стас, не желая расспросов. В его положении лучше расспрашивать самому. Но тогда точно подумают, что он сумасшедший.

Скалобой распахнул пасть и хохотнул.

- Узнаю брата! Ты мог потерять память, но не аппетит! Входи. У нас есть, чем тебя угостить.

Стас вошел. Это помещение было просторней, чем сарай, да и потолки повыше. Посредине комнаты располагался стол, столь массивный, что казалось, на нем мог спокойно танцевать слон. Вдоль стола тянулись лавки, грубо, но добротно сбитые, без спинок. Над головой покачивалась люстра с горящими масляными плошками. Впрочем, света было достаточно: он проникал в комнату из окон, расположенных по всему периметру дома. В отличие от привычных Стасу окон, местные начинались от самой крыши и были прорублены на уровне головы, не так, как в "земных" домах.

- Садись, - сказал Скалобой.

Стол не был пустым. Помимо тарелок с объедками, на нем стояло огромное блюдо с салатом из крупно нарезанных овощей, лежали фрукты, живо напомнившие Стасу огурцы, только изогнутые колесом и красного цвета, и малину размером с дыню. На железной подставке дымился котелок, и запах из него был наиприятнейший. Каша. Да, похоже на кашу. Ее-то я и съем!

И тут явилось третье лицо. Абориген со спускавшимися ниже плеч волосами, более бледной кожей и… грудью, черт возьми! Да, это была девушка. Длинное платье ниже колен, голубые глазки, цветные ленты в волосах, плавные движения. Возможно, даже красавица по их меркам. Стас улыбнулся, как мог, и получил ответный оскал. Что у них за пасти! Ужас.

Ничего, напоминающего мясо, на столе не было. Девушка поставила перед Стасом тарелку с дымящейся кашей, подала ложку и чашу, в которой, судя по запаху, плескалось что-то кислое - пахло лимоном. Одарив Стаса томным взглядом, девушка, покачивая бедрами, удалилась.

- А кто… она? - спросил Стас.

Рогатый демон усмехнулся.

- Хорошо, что она этого не слышит. Ты забыл ее имя? Будь осторожен, Черногривка очень ревнива...

Стас сунул ложку каши в рот и пожевал. Недурно. Быстро опустошив тарелку, он принялся за фрукты. Новая челюсть была превосходной. По сравнению со старой, в которой осталось едва ли пара здоровых зубов, эта напоминала мясорубку. Мощные зубы, как жернова, в три секунды перемалывали все, что попадало в рот. Наевшись, Стас выпил то, что налили в кубок, и откинулся к стене. Хорошо поел!

Терпеливо ожидавшие его аборигены переглянулись.

- Вернулась ли к тебе память, брат? - спросил Скалобой. Похоже, этот вопрос интересовал их прежде всего.

- Кое-что я помню, - уклончиво ответил Стас. - Но в голове туман. Например, не помню, как оказался в том сарае.

- Мы принесли тебя, - пояснил Скалобой, - потому что ты был без сознания.

Стас хотел спросить, почему он был без сознания, но сдержался. Цепкий ледяной взгляд второго чудища очень не понравился ему.

- Что ты помнишь, Мечедар? - спросил тот. - Скажи нам.

- А что я должен помнить? - вопросом на вопрос ответил Стас.

Демоны переглянулись. На физиономии брата отчетливо проступило отчаяние.

- Что ты видел в пещере?

Так. Значит, была какая-то пещера...

- Пещеру помню. Такая... Большая, - развел лапами Стас.

- Куда ты пошел? Туда, куда велел Зримрак? - спросил второй.

Не нравится он мне, подумал Стас. Допрашивает, как в гестапо. Кто он такой? Он зрительно сравнил свои бицепсы с конкурентом и приободрился. Дойдет до драки - я ему рога поотшибаю!

- Куда сказали, туда и пошел! - с вызовом произнес Стас. - Что ты все вынюхиваешь? Кто ты такой вообще?

Скалобой ахнул. Демон вздернул подбородок, его пальцы сжали рукоять резного посоха:

- Ты не в своем уме, Мечедар, если забыл, кто я.

- Я кое-что забыл... но быстро вспоминаю. И я в своем уме. Разве безумец может рассуждать, как я?

- Я помню тебя, ты мой брат, - сказал Стас Скалобою. Теперь он запомнил брата по зазубрине на правом роге и по одежде. Для начала и это сойдет. - Тебя я помню. И тебя тоже помню... Только имя забыл.

- Я Криворог, шаман и помощник Зримрака.

Интересные у них имена, подумал Стас. Шаман - это служитель культа. Ага. Пожалуй, с ним стоит быть повежливей.

- Так. А что мы делаем здесь? - спросил он как можно уверенней.

- Ты проходил испытание в пещерах. Мы ждали тебя тут, - пояснил Скалобой. - А когда ты не вернулся, пошли за тобой. Увидели, что ты лежишь без памяти, и принесли тебя сюда.

Не слишком понятно.

- Что слышно об аллери? - спросил он небрежно, хотя и понятия не имел, о чем спрашивает. 

- Они были в клане, но ушли. Искали кого-то, - шаман повторил то, что Стас уже слышал.

- Кого?

- Какого-то беглеца.

- Угу, - Стас больше не знал, о чем спрашивать и что говорить. Еще ляпнешь что-нибудь... Не все тут просто, подумал Стас. Какие-то беглецы! Ничего себе. Интересно, что за аллери, о которых говорят так, будто это... враги, что ли? Но обычно враги так просто не разгуливают по селениям.

- И что нам делать теперь?

Ладонь брата сжалась в кулак. Таким кулаком можно свалить быка или небольшое деревце.

- Ты даже это забыл! Криворог, Зримрак обещал, что с братом ничего не случится!

- Зримрак не мог этого обещать, - хладнокровно парировал шаман. - Никто не может знать, что решат боги: дадут небывалую силу или отнимут последний разум.

- Разум у меня на месте. Немного потерял память, только и всего. Но я все вспомню!

Собеседники переглянулись. Слово взял Криворог.

- Ты сам захотел пройти дорогой Предков. Что там произошло, ведомо только тебе и им. Все знают, что духи могут наградить, а могут покарать нарушившего их покой.

- Не спорю. Но я делал все, чтобы... не прогневать предков.

- Ты сделал все так, как велел Зримрак?

- Да. И покончим с этим. Или я еще что-то должен?

- Ты ничего не должен. Теперь ты - вождь Буйногривых.

Ах, я еще и вождь! Ну, это другое дело! Стас приободрился.

Скалобой посмотрел на него.

- Ты всегда был смелым, и я гордился тобой, брат! И ты добился того, чего желал! 

- Твой брат сделал то, что должен был сделать, - глубокомысленно проговорил шаман. - И пошел на испытание ради своего клана.

Стасу не понравилось, как смотрит жрец. Словно изучая, словно о чем-то догадываясь, что-то зная. Или чего-то ожидая. Интересно, чего?

- Значит, все закончилось? - спросил Стас. - И я теперь вождь?

Толстые морщинистые губы жреца сдвинулись. Стас дорого бы отдал, чтобы знать значение той гримасы.  

- Это решит Зримрак.

- Почему Зримрак? Я прошел дорогой предков, а не Зримрак!

- Ты и впрямь кое-что забыл, Мечедар! - процедил шаман.

- Так напомни, - сказал Стас.

- Тебе напомнит сам Зримрак. Завтра мы отправимся к нему.

Шаман степенно поправил одеяние и вышел. Стас повернулся к Скалобою:

- Похоже, он чем-то недоволен. 

Брат пожал плечами. Стас не знал, вправе ли он требовать ответ.

- Наверно, я сказал какую-нибудь глупость, - проговорил он.

- Нет. Конечно же, нет, брат. Просто ты что-то забыл. Я не знаю, что, ведь ты говорил со Зримраком один на один. Как и каждый перед испытанием. Но это не беда - меня-то ты вспомнил, значит, и остальное вспомнишь!  

- Я так понял, что в пещеры мне велел идти Зримрак?

- Никто не может велеть идти в Пещеры Предков. Идут лишь избранные. Те, кто чувствуют в себе силу быть вождем. А ты хотел быть вождем.

Понятно. Решил идти сам, но по совету жрецов. В место, где легко погибнуть или чокнуться на всю оставшуюся жизнь... И все это за звание вождя. Интересное кино. А ведь я не знаю, каким был этот Мечедар - мелькнуло в голове Стаса. Они-то хорошо знают этого перца, и тотчас заметили разницу. Хорошо, что брат почти боготворит его, а то первый заорал бы: это не Мечедар, это демон! И меня сожгли бы на костре... Или что тут полагается за пребывание в чужом теле?

- Странно, ты не думаешь? Испытание я прошел, а этот... Круторог говорит, что я еще не вождь?

- Криворог, - поправил Скалобой. - Ничего, думаю, Зримрак не будет возражать. Он всегда благоволил тебе.

Однако. Испытания проводят, но вождем называть не спешат. А ведь несчастный Мечедар души лишился. Это не шутки. Быть вождем в его положении неплохо, но, похоже, здесь шаманы всем заправляют. А что может вождь? 

Захотелось свежего воздуха. Станислав вздохнул и направился к двери, толкнул и вышел на поляну. Скалобой вышел следом. Солнце начинало клониться к верхушкам огромных сосен. Скоро ночь. Его первая ночь в незнакомом мире...

Стас вспомнил Питер, Таню, всех, кого знал и любил, и едва не заплакал. Как же так!? Ведь он больше их не увидит, никого, никогда! На глаза наворачивались слезы, и Стас, повернувшись к Скалобою спиной, зашагал к лесу.

- Ты куда, брат?

- Хочу побыть один. Не ходи за мной.

- Как хочешь, - Скалобой отстал. - Будь осторожен.

- Буду, - буркнул Стас, углубляясь в заросли. Лес не казался опасным. Высоченные, в три обхвата деревья росли в десятке метров друг от друга. Пространство между ними занимала высокая трава и кусты, невысокие, плотные, с синими, сладко пахнувшими цветами, вокруг которых вились стайки насекомых.

Стас прошел немного вперед и остановился. Заблудиться он не хотел. Сейчас приду в себя и назад… дружить с демонами. Интересно, если рассказать этим "телятам" о Питере и вообще о цивилизации, о том, откуда он явился? Что будет? Да, наверно, то же, что было бы с переместившимся в его мир местным аборигеном. Никто не поверит, и назовут сумасшедшим. А если и поверят - что это изменит? Ничего, если только у них не принято убивать чужаков и сумасшедших… А может, это все же сон, и все пройдет? Стас протянул руку, задумчиво потрогав нарост на стволе. Нарост дернулся и зашипел.

Как ошпаренный, Стас вылетел обратно на поляну. Дурак! Здесь тебе не Земля, не сосны и не цветочки. Уясни, что здесь все по-другому!

Он заметил нескольких местных, стоявших у одного из домов. Они переговаривались и смотрели на него. Интересно, они знали этого Мечедара?

Он решил подойти. Демоны смотрели спокойно, без агрессии.

- Приветствую, - осторожно начал Стас.

- Будь здрав, Мечедар, - ответил один, по виду старший, с длинной седой гривой.

- Будь здрав, - закивали остальные.

- Ну, как у вас тут? Все хорошо? - спросил Стас, рассчитывая получить хоть какую-то информацию. В его положении она была не на вес золота. На вес жизни.

- Неплохо, Мечедар. Охотимся, руду ищем. Как всегда.

Местные занимаются охотой. И руду ищут. Интересно, какую?

- Мечедар!

Голос, окликнувший Стаса, не предвещал хорошего. Стас повернулся и увидел косматого демона, быстрым шагом направлявшегося к нему. Что это за черт?!

Остановившись в шаге, пришелец засунул лапы за пояс и смерил Стаса вызывающим взглядом:

- Говорят, ты прошел испытание?

- Говорят.

- А еще я слышал, что боги отняли у тебя память.

- Кое-что помню, - осторожно сказал Стас. – А что?

Судя по виду, этот фрукт явно напрашивался на зуботычину.

- Ты не забыл наш спор?

- Ну... - неопределенно повел головой Стас. Такой жест можно было толковать как угодно.

Демон осклабился:

- Тогда готовься, Мечедар. Я побью тебя здесь и сейчас, и никто мне не помешает, не будь я Круторыл!

Абориген расстегнул пояс, и тот тяжело упал наземь. Стас заметил пристегнутые к поясу ножны с коротким мечом или кинжалом.

- Ты готов? Или струсил? - проревел косматый. Сказать, что Стас испугался, означало не сказать ничего. Огромный рогатый демон вызывает на поединок, отказаться от которого Мечедар, скорее всего, не мог. Ну почему именно сейчас?!

В юности Стас занимался боксом и айкидо, в армии служил на границе, так что постоять за себя мог. Но когда наезжает громила выше двух метров и под двести килограмм... Даже Тайсон убежит от такого. Но Стас бежать не мог. Во-первых, куда? Во-вторых, вождь не может быть трусом. Он может проиграть, но не бежать!       

Стас хотел спросить о правилах, но не успел. Верзила ринулся на него. Удар увальня не был стремительным или хитрым, но увернуться Стас не сумел. Кулак косматого врезался в нос, и Мечедар опрокинулся навзничь.

- Поднимайся, трусливый хвост! Ты уклонялся от поединка со мной, но я знал, что когда-нибудь тебя достану, и твои друзья-шаманы не помешают мне!

Несмотря на чудовищный удар, несомненно расплющивший бы обычному человеку голову, а также падение - Стас почти не пострадал. Зубы остались на месте, голова не гудела, лишь соленый привкус во рту. Крепкие же у демонов черепа! Стас выпрямился и встал. Он понял: не стоит зацикливаться на размерах противника - здесь ведь все такие. Он забыл, что сам не меньше громилы, просто не привык и растерялся.

- Стой, Круторыл! - откуда-то возник Скалобой. - Отойди от брата! Теперь он вождь, ты обязан подчиняться ему!

Косматый демон расхохотался.

- Мечедар - вождь? Он станет вождем, когда побьет меня, понял? Он недостоин быть вождем, я должен быть им!

Он презрительно оттолкнул Скалобоя, да так, что тот едва не упал. Брат был поменьше ростом и явно послабей, но сжал кулаки и набычился.

- А ну, не трогай брата! - произнес Стас. Это испытание! Он должен его пройти. Эх, надо вспомнить молодость!

- Ага! - воскликнул Круторыл. - Ты встал!

- Иди сюда, засранец! - произнес, сжимая кулаки, Стас. Теперь он знал, что делать.

Дрался Круторыл бесхитростно. Замахивался и бил. Стас-Мечедар уклонился и сунул демону по почкам. Если почки там... Судя по реакции противника, удар он прочувствовал. Круторыл взревел, ударил снова и снова промахнулся. Стас ушел от атаки, хоть это было и непросто. Тяжелое тело, кроме силы и устойчивости, обладало значительной инерцией, и приспособить к нему "земные" приемы оказалось непросто. Тем не менее, Стас сумел перехватить руку Круторыла и, вращаясь, запустить противника прочь от себя. Агрессор не удержался на копытах и покатился по траве. Стас рыкнул и, подобно Кинг-Конгу, ударил себя в грудь:

- Что, еще хочешь? Или хватит?

- Я раздавлю тебя! - Круторыл поднялся и попер на Стаса, как танк. Нет, бросками такого не успокоить...

Снова увернувшись от замаха, Стас вошел в клинч и двумя короткими в челюсть заставил Круторыла пошатнуться. Вокруг все замерли. Размахнувшись, Стас ударил демона в нос, вложив в удар тяжесть подавшегося вперед тела. Напоминавший большую черную картофелину, нос косматого сплющился, разбрасывая кровавые брызги. Круторыл рухнул на траву.      

- Нечестно! - вскочив, закричал он. Из носа текла кровь. - Ты дрался не по правилам!

- Правила устанавливает тот, кто побеждает! - произнес Стас. - Так что пошел ты… лесом!

Круторыл зарычал. Похоже, он еще не успокоился. Но среди окруживших место схватки демонов произошло движение.

- Круторыл, ты опять за свое!?

На поляне явился шаман, и ярость Круторыла угасла, испаряясь, как попавшая на сковородку вода.

- Впрочем, вижу: теперь все стало на свои места, - усмехнулся шаман. - И ты получил то, за чем пришел.

- Нечестно, - пробурчал Круторыл. - Ставры не должны так биться!

Стас не мог сдержать улыбки. Как маленький.

- Возвращайся в клан, - велел побежденному Криворог. - Заодно передашь Зримраку, что завтра я и Мечедар приедем. Пусть готовится.

Склонив бычью шею, Круторыл поднял пояс и ушел, косясь на Стаса налитым кровью глазом.

- Тебе не следовало с ним драться, Мечедар, - недовольно произнес шаман. - Надо было позвать меня! А если бы он побил тебя?

- И что, если бы побил?

Криворог вновь скривил губы.

- Ничего. Вождь не должен проигрывать - разве ты это не понимаешь?

- Я и не проиграл.

- Идем спать, - сказал Криворог. - Завтра в дорогу.

Почесывая бока и переговариваясь, аборигены расходились.

- Здорово ты его ударил! - восхищенно воскликнул Скалобой. Он возник тотчас, едва отошел шаман.

- Ничего особенного.

- Я думал, Круторыл убьет тебя! Он самый свирепый в клане!

- Чего ему вообще надо было? - Стас пощупал нос. Ему тоже досталось.

- Он хочет стать вождем! Но шаманам он не нравится. Они избрали тебя.

Вот как... Конкурент, значит. Эх, думать надо, много думать. Не все тут просто, не все.

 

Сергей 2017-06-03 22:35:58

Помню, что читал роман с большим интересом. Очень достойная вещь!