Путь чужака

Глава 1. Игрок

 

Стас шел с работы. Не шел - летел, предвкушая, как включит комп и погрузится в мир Игры. Игры с Большой буквы!

Серые пятиэтажки купались в моросящем сумраке. Проезжавшие машины казались чужеродными насекомыми с горящими безразличными глазами, а люди... Люди были просто незаметны, безликими, серыми призраками скользя по тротуарам. Унылая мерзость вокруг. То ли дело - просторы Сияющей Саванны, буйство красок и экзотические животные! Вот где есть на что посмотреть, и по-настоящему интересно жить!

А какие квесты, какие приключения! Каждый день, да что там - каждую минуту ты свидетель или участник интересного, поучительного и захватывающего события. Вот идет человек. Прохожий как прохожий - ничего примечательного. А в Игре нет прохожих! Там каждый интересен по-своему. Каждый на чьей-то стороне. Одних привлекает Анклав Бессмертных, других - Лесное Братство, третьи воюют против тех и других на стороне Кровавого Союза. Встречаясь с врагом, бьешься насмерть за свою землю, мстишь за товарищей, вершишь историю мира!

Там в диких опасных дебрях встречаешь прохожего, незнакомца - но своего! - и радостно приветствуешь, как друга, а уж если тебе помогли или спасли от смерти... Такое не забывается. Сколько раз Стас помогал незнакомым людям, вступая в схватку с вражескими игроками, или жертвовал жизнью, давая друзьям шанс спастись. Сколько раз, видя плохо одетого или слабо вооруженного игрока, давал ему денег. Просто так, из жалости. Почему бы не помочь? В Игре Стасу нравилось быть щедрым. Наверно потому, что в жизни это редко удавалось. Хотя и в Игре деньги на дороге не валялись. Их зарабатывали в походах и сражениях, продажей собственноручно изготовленных вещей, для чего нужно месяцами «качать» избранную профессию и искать редкие ингредиенты.

Там встречаешь врага - ненавидишь! Вспоминаешь, как убивали тебя из засады, как вражий маг запредельного уровня издевался над тобой, превращая то в овцу, то в черепаху, а потом убил. Помнишь вражеские рейды на твою землю, когда вырезались все, от слабых игроков до самого последнего моба... "И ярость благородная вскипает, как волна!" Кстати, старые песни о войне отлично бы вписались в бэкграунд, на все сто!

Конечно, как и в жизни, в Игре случалось всякое. Бывало, и свои обманывали, предавали, бросали в беде... Ведь за нарисованными эльфами и гоблинами - такие же люди, игроки. Но эта жизнь проживалась легче, обиды забывались быстрее, а радость от побед и общения была в сто крат сильней! Почему? Стас не раз думал над этим и пришел к выводу: здесь люди не стеснялись жить, быть самими собой. Знакомые Стасу игроки  позиционировали себя весьма любопытным образом. Тихий и незаметный Вовчик в Игре был огромным, бугристым от мускулов орком, брутальным грубияном, рассыпавшим скабрезные шуточки. И ник был соответствующий: "Пенетратор". Красивые и сексуальные эльфийки избегали его, как могли. Другой приятель, Николай, с которым Стас когда-то учился в техникуме, и в гетеросексуальной ориентации которого не усомнился бы никогда – тот вообще играл за гномиху с зелеными косичками, торчащими грудями и толстыми короткими ножками. Почему не за мужчину? На этот вопрос Коля отвечал, блестя глазами: нравится! Гномихи Стаса не прельщали ни в игре, ни в жизни, но вот что удивительно: с поклонниками у Коли был полный порядок! В очередь выстраивались. Даже на дуэли за нее, то есть него, бились! Эх, сюда бы старину Фрейда! Та-акой простор для исследований! Поле непаханое.

Стас взбежал по лестнице - лифтом пользоваться не любил - и открыл квартиру. Скинул ботинки, повесил куртку и - к компьютеру. Пока грузится, успеешь помыть руки и подогреть еду. Ел Стас за компьютерным столом, чем постоянно нервировал Таню. Но до прихода Тани был еще час. Целый час игры!

Пока комп с натужным гудением переваривал файлы, Стас перебирал в памяти, что следовало сделать в первую очередь. Раньше он записывал предстоящие дела на клочках бумаги, чтобы не забыть, но потом перестал, ибо это едва не кончилось скандалом. Найдя такой клочок на столе, жена прочла: "В субботу сводить Алуэтту в Бронзовый Лес. Не забыть бафнуть..."

Потом он долго и мучительно объяснял жене, что Алуэтта - всего лишь знакомая по игре, он даже не знает ее настоящего имени, Бронзовый Лес - не новый ресторан, а бафнуть - не то, о чем она подумала, а магическое благословление...

Вообще они с Танькой жили дружно. Два года назад сыграли свадьбу, и все было хорошо. А стало еще лучше, потому что, кроме Таньки, в его жизни появилась Игра! Как он раньше жил без нее - Станислав представлял с трудом. Да, бывало, поигрывал запоями, когда выходила очередная крутая игрушка, случалось, увлекался на месяц или полгода. Но все это было не то - как случайные девчонки перед настоящей любовью. Да, он влюбился в Игру, втрескался по уши, как мальчишка, и был счастлив.

Жаль, что Таня не разделяла его счастья. Он часто предлагал жене поиграть вместе, но она отмахивалась, говорила, что устала смотреть в монитор на работе, еще дома не хватает. И включала "Дом-3".

В принципе, его это устраивало. Жена смотрела телевизор, он занимался своим делом – все довольны.

Но оказалось, доволен только он. Таня стала заметно нервничать, когда Стас усаживался за компьютер и исчезал из дома. Именно исчезал, потому что с этого момента он не слышал и не видел ничего вокруг.

- Стасик!

- Что? - он повернулся в кресле и посмотрел на жену. - Что случилось?

- Не видишь?

- Что: новое белье?

Таня прошлась по комнате, как на дефиле. Фигура у нее была неплохой, особенно в узких трусиках и ажурном лифчике.

- Нет. Просто ты совсем не обращаешь на меня внимания.

- Почему не обращаю?

- Потому что эти игры для тебя важнее! Важнее, чем я!

- Почему важнее? - слабо запротестовал Стас, в душе понимая, что жена права. По крайней мере, в данный момент.

- Потому что с ним, - ее палец указал на компьютер, - ты проводишь больше времени, чем со мной. Ты очень изменился, Стас. Ты заболел своей игрой! По телевизору говорят, что дети болеют игровой зависимостью, но это - дети! А ты?

- А чем я хуже? - пошутил Стас. Он поднялся и обнял жену. - Ну, не дуйся. Хочешь, я сейчас выключусь, и мы куда-нибудь сходим?

- Уже не хочу.

- А чего же ты хочешь?

- Чтобы ты перестал играть!

- Я же не требую от тебя не смотреть телевизор, хотя мне тоже не нравится, что ты смотришь!

Лучшая защита - нападение, но положение было хуже, чем он ожидал. В душе Стас чувствовал, что виноват. Пожалуй, он действительно заигрывается временами, но отказаться от Игры... Нет! Должно произойти что-то серьезное, чтобы он бросил играть. Мировая война, например, или явление внеземного разума... Хотя вот на днях такое явление произошло: неожиданно выскочивший из кустов монстр рыкнул так, что Стас чуть со стула не упал. Вот это эффекты! Инопланетяне так не смогут.

Разборки продолжались.

- Ну, может быть у человека хобби? Вот Игра - мое хобби!

- Да не хобби это, а болезнь!

- Оденься - замерзнешь.

Таня покачала головой и ушла в другую комнату. Вернулась одетая.

- Нормальному мужику только покажись в неглиже - сразу про все забудет, а ты...

- А я ненормальный. Зато и на других в неглиже не смотрю. Цени.

Воспользовавшись паузой в игре, Стас соскочил со стула и сгреб Таню в охапку. Поцеловал и почувствовал: вовремя.

- Так это ненормально! - Таня уже улыбалась. - Что ты за мужчина?

- А-а, так лучше сидеть в порносайтах? Настоящие мужчины только там и находятся! - держа жену в объятьях, одним глазом Стас следил, чтобы какой-то не в меру ретивый моб не накинулся на брошенного в диком и опасном лесу персонажа. - А настоящие женщины там на картинках? Это же абсурд, Таня! Не уподобляйся дурочкам, которые мыслят стереотипами. Настоящие мужчины, ненастоящие мужчины... Тысяча людей - тысяча мнений, большинство из которых зависят от настроения, то есть не могут считаться объективными.

Тане нравились умные речи, Стас это знал и умел говорить умно, когда того требовала ситуация. Через минуту и несколько поцелуев конфликт благополучно затих, по крайней мере, так казалось Стасу. И он снова погрузился в Игру.

 

Всадник скакал через прерию, объезжая разгуливавших по ней монстров. Ярко-желтое солнце слепило глаза, редкие деревца раскачивал ветер, небо заволакивали надвигающиеся с востока тучи. Будет гроза. Плохо, но все лучше промозглой слякоти за окном. Боевой конь оставлял на земле отчетливые следы, вода редких ручьев расплескивалась копытами - да, разработчики просто молодцы! Стас мог минутами любоваться великолепными пейзажами, вырисованными и с мастерством, и с любовью. Не хватало лишь ощущений и запахов, но в будущем появятся и они! Стас не мог представить, что станет тогда с человечеством. Даже Танька будет играть, сто пудов!

Впереди показался город. Столица. Там он починит потрепанную в боях броню, запасется лечебными зельями и возьмет новый захватывающий квест. Перед городом раскинулись возделанные поля, на которых трудились прилежные мобы. Вот проскакал отряд стражников. Заметят врага - изрубят в капусту. Но Стасу нечего бояться. Здесь он свой. Вдалеке виднелись горы, за ними - вражеская территория. Оттуда приходят враги, а скоро он сам отправится туда, как только сколотит хорошую банду. И постарается, чтобы их надолго запомнили!

Вот и ворота. Рослые стражи с огромными топорами покачиваются, переминаясь с ноги на ногу. Ну, как живые! Стас проехал ворота и оказался в городе.

Красивая мощеная мостовая. Сотни домов, в каждый из которых можно зайти - и хозяин расскажет какую-нибудь историю. Десятки лавок, где можно купить и продать все, что угодно. Прохожие: медлительные, неторопливые мобы и вечно спешащие игроки. И заменявший шум города говорливый чат. Стас обожал столицу.

- Бафните меня, плиз! Мне в Сумеречные дебри идти! - умолял кучковавшихся у лавки магов игрок. Судя по одеждам, принадлежавший к гильдии асассинов. – Ну, бафните!

- С удовольствием, сладенький, скажи только куда? - ответил кто-то из магов, и чат взорвался веселыми смайликами. Стас расхохотался.

- Не унижайся, ты же асассин! - быстро набил он попрошайке, но тот сконфузился и убежал.

Стас поскакал дальше. Надо бы зайти на аукцион, глянуть, не появился ли приличный пояс, а то ношу рвань 359 уровня, стыдоба... Затем отправить приятелю кожу, содранную с убитого дракона. Приятель шьет кожаные доспехи, а кожа сумеречного дракона - отличный и редкий компонент. Вот он обрадуется!

Вот толпятся человек десять - явно собираются в рейд. Стас догадался куда: пещеры Последнего Крика. Иначе с чего бы каждый второй принял облик демона с огнедышащей пастью и рогами? Монстры-привратники принимают их за своих собратьев и не нападают. Но такой трюк стоит немалых денег.

- Сегодня в аду день открытых дверей? - пошутил Стас, останавливаясь перед отрядом. К нему повернулись. Ну, смотрите, не без гордости подумал Стас. Доспех - круче некуда, меч и вовсе легендарный. Обзавидуетесь!

- Вали своей дорогой! - наконец пропечатал один, по-видимому, самый  авторитетный.

- Грубишь? - спросил Стас. Дуэли в этом мире были обычным явлением. - Смотри, рога поотшибаю!

На дуэль никто из них не решился. К нему повернулись спиной, давая понять, что разговор окончен. Стас усмехнулся. Нубы. Куда им до него! Хотя всей толпой, конечно, загасят. Как и в жизни, никакой чемпион не выстоит против толпы наглых подростков, если скопом накинутся. Вот это и нравилось Стасу в Игре: каким бы ты ни был крутым, исход схватки трудно предсказать. Потому что, кроме легендарного меча, должны быть мозги.

- Я хочу в Египет!

- Что? Зачем? - спросил он, не отрываясь от компьютера. Воин Стаса мощным ударом поверг на землю очередного моба.

- Как зачем? Посмотреть пирамиды, увидеть море!

- По телевизору посмотри!

- Это ты в компьютере смотри, а я хочу по-настоящему!

Стас пожал плечами:

- Денег нет, ты же знаешь.

- Меньше за играми сидеть надо. У Варьки вон, муж халтурит постоянно, зарабатывает. Машину купил, за границу каждый год ездят.

- Не у всех бывает халтура.

- Ты даже не ищешь!

- Я здесь халтурю, - улыбнулся Стас. - Знаешь, сколько у меня всего? Дом есть, с видом на море, денег куча.

Таня усмехнулась.

- Все шутишь? Разве это деньги? Разве на них можно что-то купить?

- Можно, - серьезно ответил Стас. - И еще как можно. Знаешь, какой на мне шмот? На триста тысяч!

- Ты бы лучше здесь триста тысяч заработал! Кушать-то ты в этом мире хочешь!

- И здесь тоже надо! Если не поешь - силы теряются, биться не можешь как следует...

Таня махнула рукой, горестно закатив глаза. Как ребенок! Правду говорят: мужчины от детей отличаются лишь дороговизной игрушек... С другой стороны, она не могла не признать, что, по сравнению с тем же Павликом, Стас всегда вовремя приходит домой и от него ни разу не пахло чужими духами. Он не просиживает ползарплаты в спортбарах, как его приятель Жорик, не приходит пьяным. Ее мама ценила Стаса, говорила, что ей достался примерный муж, за которого нужно держаться всеми руками, а если потребуется, то и зубами.

- Ну, если не в Египет, то хотя бы в Сочи съездить.

- Сочи - это вообще клоака. Море грязное, одни хачи вокруг. Ха, Египет! Хочешь, Боргестан тебе покажу? Вот где красиво!! Мне как раз в ту сторону лететь. Сейчас увидишь.

- Какой Боргестан!? Это все нарисовано, как ты не понимаешь?! - взорвалась Таня. - Ты что, уже неспособен нарисованное от настоящего отличить? Тогда тебе к врачу надо идти!

- Если уж на то пошло, - спокойно ответил Стас, убивая вражеского воина, - то изображение в твоих глазах не что иное, как отражение света в шариках и колбочках зрительного нерва. То есть процесс, фактически идентичный изображению на экране. Тебе нравится одно изображение, мне другое. Что же, из-за этого ссориться?

Он улыбнулся, на миг превратившись в прежнего Стасика, но только на миг. Через секунду он снова уставился в монитор. Глаза прищурились, скулы напряглись. Ладони крепко сжали мышь. Тело напряженно подалось вперед. Таня взглянула на монитор: увешанный броней воин ожесточенно рубился с толпой скелетов. Из динамиков слышались леденящие душу вопли и треск крошащихся костей.

- Нет, я когда-нибудь разобью твой компьютер! Провода перережу!

- Там высокое напряжение, - предупредил Стас. - Не нервничай. Скоро твой любимый "Дом-3" начнется... Ах, гад, ты магией! Сейчас я тебе покажу!

- Ты меня совсем не любишь! - пожаловалась Таня.

- С чего ты взяла?

- Тогда ложись со мной! - сказала она. Стас повернулся.

     Жена возлежала на диване, требовательно глядя на него. Секс у них случался, как правило, по ее инициативе, и Стасу это нравилось.

- Ты чего-то хочешь? Секундочку, - он нажал несколько кнопок, встал со стула и подошел к ней.

- Нет. Только чтобы ты был со мной рядом. Ложись и давай спать. Я не высыпаюсь.

- А как же... - его рука легла на грудь Тани, но взгляд жены не потеплел.

- Нет, я устала.

- Хм, я не хочу спать. Я буду валяться рядом и попусту тратить время. Все равно не засну, ты же знаешь: я сова.

- Ты и так попусту его тратишь!

- Ну, не скажи! Еще немного - и шестидесятый уровень наберу!

Шутку не оценили. Жена поднялась:

- Стас, я уже не помню, когда мы вместе засыпали. Ты скоро с компьютером в обнимку спать будешь!

- Ну, Тань, не преувеличивай.

Таня сжала губы и стала раскладывать диван. Засыпая, она видела его сутулую фигуру, сидящую перед монитором.

 

В воскресенье, когда Стас в очередной раз отклонил предложение погулять, скандала избежать не удалось. Стас терпеть не мог ходить по бутикам. Он лучше поиграет. Выслушав упреки жены, Стас повернулся и уткнулся в компьютер. Ругаться он не любил.

- Ты вообще хоть что-то чувствуешь ко мне? - говорила Таня. - В последнее время я вижу только твою спину!

- Не преувеличивай.

- Я не чувствую, что ты меня любишь. Все твои чувства там, - Таня кивнула на компьютер. - Раньше ты таким не был. У тебя болезнь, зависимость, Стас.

- Ерунда. Я же не говорю, что все твои чувства забирает пилка для ногтей или телефон, хотя с ними ты общаешься часами...

- Ты ведешь себя, как бесчувственный чурбан!

- Таня, умоляю, не мысли стереотипами. Не слушай всякий бред. Не бывает бесчувственных мужчин или чувственных женщин. Все чувствуют одинаково! -  Стас раздраженно бросил компьютер и повернулся к жене. - Вот откуда тебе знать, что я чувствую? Откуда кому-то знать, что в душе у другого? Вся эта говорильня: женщины - тонко чувствующие натуры, мужики - бесчувственные чурбаны, - все это бред сивой кобылы. Кто и когда измерял чувства человека? Где? Чем?? Это просто смешно! Как ты этого не понимаешь?

Он знал, что уходит от ответа, что Таня по-своему права. Но ведь и он закрывает глаза на ее недостатки, не обвиняет, не скандалит, а любит такой, какая она есть.

Стаса спас телефонный звонок. Он ухватился за трубку, и был готов говорить с кем угодно, хоть с тещей, только бы не спорить с Таней. 

- Привет. В бар идешь?

Это был Жорик.

- Эээ... А что, сегодня...

- Сегодня же игра! Забыл?

Жорик был старым школьным приятелем, но после школы их пути разошлись. Стас поступил в институт, а Жорик загремел в армию, но это не помешало им встретиться через год, когда Жорик отслужил. С тех пор приятели встречались регулярно, на днях рождения, и между ними, когда проходили игры "Зенита". Как правило, они снимали столик в спортбаре, пили пиво, смотрели трансляцию и беседовали о своем.

- Забыл, - признался Стас, подумав, что Жорик позвонил весьма вовремя.

- Игра через полчаса. Столик я заказал.

- О-кей. Я буду! Сегодня игра, - сказал он, кладя трубку. - Я и забыл. Жорик уже ждет, поеду. Вот видишь, я способен оторваться от компьютера! Ну, ладно, не дуйся, я ненадолго.

Таня не ответила, но Стас догадывался, что она подумала. Ему стало неловко. По сути, получается, она права: что я в спортбаре, что за компом - один хрен, не с ней. Надо бы на выходных сходить куда-нибудь вместе, а то действительно сидим по углам... Эх, жаль, что Таня не играет и не хочет! Вдвоем было бы так интересно и даже романтично. Он бы охранял ее, помогал, оберегал, открыл бы весь этот мир! Заплатил бы и за второй аккаунт, чего там!

Слушая тяжелое молчание Тани, Стас оделся и вышел на улицу.

Спортбар был неподалеку, в соседнем микрорайоне, и Стас отправился пешком. Таня хотела иметь машину, но Стас был против. Зачем машина, если до работы и ему и ей недалеко, супермаркет тоже рядом? К тому же возись с ней, колеса меняй, масло... Нет, этот геморрой не для него. Стас не был белоручкой, умел забить гвоздь, ремонт в квартире делал сам, даже двери ставил самостоятельно. Но это была необходимость, а добровольно лезть в проблемы он не любил.

В бар он явился первым, сказал бармену фамилию и сел за заказанный столик. А через минуту подвалил Жорик, веселый, с синим шарфом на плечах. Как и приятель, Стас был болельщиком со стажем, но атрибутику не любил, а матчи смотрел по телевизору. Как обычно, взяли по пиву для разминки...

- Как сам, как семья? - спросил Жорик.

- Нормально, - махнул рукой Стас. Оба они прекрасно знали всю обстановку, так как регулярно созванивались по работе, но этикет есть этикет. - А у тебя?

- Тоже.

Матч еще не начался, но голос телекомментатора уже тонул в гомоне болельщиков и стуке пивных кружек.

- Стас, давно хочу спросить: твоя не ревнует?

- К кому?

- Ну... Вообще.

- Да не замечал. А что?

- А моя - зверь! И повода не даю, да и не женаты мы - а достала: куда идешь, да с кем, да что делать будете? Не понимает, что мужикам иногда просто поговорить надо. Вот думаю: может, изменить по-настоящему, а то обидно, когда ругают ни за что.

Жорик усмехнулся и хлебнул пива.

- Так что тебе с Танькой повезло.

- Ну, в общем и целом...

- Вижу: что-то ты не в духе. Мой аналитический ум подсказывает, что у тебя проблемы. Давай, делись, легче станет. Для того я и здесь.

- Ты здесь для того, чтобы попить пива и посмотреть футбол.

- Теперь я еще больше уверен в том, что у тебя проблемы. Знаешь почему? Потому что о проблемах не хотят говорить, а о них надо говорить - на этом весь западный психоанализ держится!

- Тоже мне, аналитик, - фыркнул Стас, вяло отмечая забитый "Зенитом" гол. Жора радостно завопил и затряс шарфом. А Жорик прав, подумал Стас, вот даже футбол мне пофиг. Не интересен стал. А когда-то на стадион ходил...

- А ты все играешь? - Жорик был единственным из приятелей Стаса, не игравшим и не признававшим компьютерные игры.

- Играю.

- Как тебе не надоест? Ааа, черт, левой ногой надо было бить, урод!

- Нет, не надоест, - улыбнулся Стас.

- Как ты можешь столько играть? Что там вообще интересного, не понимаю!

- Что интересного?! Ты хоть представляешь себе, какая это игра! Вот...

Жорик слушал вполуха, но Стас не мог остановиться. И лишь когда болельщики поутихли, он вдруг понял, что проговорил почти полтайма.

- Да, чувствуется, торкнула тебя игруха, - засмеялся Жорик. - Жуть. И все-таки, не понимаю: что такого в этих играх, чтобы сидеть за ними днями напролет?

- А что такого в телевизоре, что смотрят его днями напролет? Я вот не могу. Игры это действие, ящик - бездействие. Вот основная разница. Ты смотришь фильмы, а я в них участвую!

- Это понятно, - отхлебнул пива Жорик. - Но фильм посмотрел раз, ну два. Ты в своей игрухе месяцами сидишь. Как не надоест - не понимаю!

Стас аж привстал:

- Да потому что только здесь я такой, каким хочу быть! Понимаешь?? На работе, где меня гнобят начальники, я не могу позволить себе быть гордым и сильным - вылечу нахрен! А у меня семья! Это ты можешь делать, что хочешь, а у меня хренова туча проблем! Игра – все, что есть у моей души, здесь я - это я, понимаешь? Нет ничего, что давит, нет условностей! Да, там пиксели, рисунки, но есть еще кое-что… Отношения! Простые человеческие отношения, которые ушли в прошлое, в небытие, в задницу! А там это есть! И мы общаемся, любим, спасаем. И предаем. И зло есть, куда же без него? Но оно спонтанно, оно не вызвано влиянием чертовой окружающей среды, социума, коммунистов, демократов, курса доллара и цен на недвижимость! Здесь все зависит только от тебя! И каждый может получить пропуск в рай, такой рай, какой сам хочет найти!

Жорик забыл о футболе и замер с пивной кружкой в руке, словно собирался произнести тост, но забыл нужные слова. Зато у Стаса их было много:

- Там я нашел справедливость. В игре нельзя, имея кучу бабла, стать крутым - надо что-то делать, действовать, качаться, как у нас говорят. Причем качать не мышцы, а умения. Здесь постоянно учишься, с тобой всегда происходит что-то новое, каждый день новые встречи, эмоции. Многое здесь делается сообща, в команде. Так легче и так правильно! Так что я не один. Одиночкой не пройдешь игру, не побываешь в удивительных местах, не увидишь многих чудес.

- Ты спятил, чувак.

- Да, я спятил. И счастлив, что спятил не от водки и футбола.

Стас залпом допил бокал.

- Ладно, Жорик, пойду. У меня дел не меряно.

- Да ладно, какие там дела? Давай еще по кружечке. Матч же еще не кончился.

- Да там и так все ясно, - махнул рукой в сторону плазменной панели Стас. - Профу качать надо. Время не ждет. А вечером в инст идти.

- Куда идти?

- В инст. Инстанс. В подземелье, короче. Все наши соберутся, вся гильдия.

- Ты точно спятил, - засмеялся Жорик. - Интересно, тебе когда-нибудь эта хрень надоест? И что с тобой будет, когда надоест?

- Я об этом не думаю. Не надоест. А если надоест... Нет, такого не будет.

- Все когда-то надоедает, - глубокомысленно изрек Жорик. - Даже пиво! Веришь, иногда смотреть на него не могу!

- С трудом, - усмехнулся Стас.

Отклонив предложение Жорика довезти до дома - а Жорик, как всегда, уезжал из бара на такси - Стас отправился пешком. Идти недалеко, пару кварталов. Заодно от пива проветришься.

Стас шел, обходя лужи и ледяные наросты, на которых запросто навернуться и испачкать новые джинсы. И конечно, он думал об Игре. Путь к дому проходил мимо новых, недавно построенных многоэтажек. Вокруг было грязно, заборы, огораживающие стройку, убрали, но кучи строительного мусора остались неубранными. На другой стороне улицы располагались гаражи и редкий, доживающий последние годы, лесок. Скоро и это место застроят, подумал Стас. Длинная череда высоковольтных мачт убегала в темноту. На ближайшей колыхался прикрепленный каким-то безумным коммунистом красный флаг. Как он только туда взобрался?

Стасу вдруг захотелось в туалет, и он пожалел, что не сходил отлить в спортбаре. Потерплю до дома, подумал он, но организм яростно запротестовал. Понимая, что не дотерпеть, Стас посмотрел на другую сторону дороги. В лесок!

Согнувшись, он пересек пустынную улицу и рванулся к ближайшим кустам. Как назло, рядом горел дорожный фонарь. Стас выругался и пошел туда, где темнее, вглубь леска, попутно расстегивая штаны. Сейчас. Уже скоро. Д-а-а-а…

На душе полегчало. Стас блаженно выдохнул, застегнул ширинку, повернулся и замер. В шаге от него прямо в воздухе колыхалось расплывчатое черное пятно. Нет, я не пьян, мелькнуло в голове Стаса, я ведь выпил всего ничего. Тогда что это?

Странное образование не имело форм. Объемная черная клякса пульсировала, как живая, постоянно меняясь, но оставалась все тем же расплывчатым нечто. Оно не двигалось с места, и Стас, осмелев, сделал несколько шагов в сторону, чтобы лучше рассмотреть это чудо.

Было тихо. Нечто не издавало ни единого звука, ничем не пахло, и Стас сделал вывод, что это не живое существо. Тогда что это? Вдруг нога поехала на льду, и руки, пытаясь найти опору, коснулись черной кляксы…

Чернота заискрила. Крошечные искры забегали, выстраиваясь в странные спирали. И тут же поднялся ветер. Его потянуло к кляксе, как магнит к куску металла. Ветка хрустнула и обломилась - больше ухватиться было не за что. 

Стас не мог повернуться - странная сила держала лицом к зловещей черноте. Ноги тщетно упирались в размякшую от оттепели землю. Нечто, тащившее его, не замечало усилий человека.

Он упал, пытаясь уцепиться за землю и снег. Не помогло. Вихрь тащил его с неумолимостью рока, но ни трава, ни кусты даже не шевелились. Голубоватая дымка окутала Стаса, скрывая силуэты горящих огнями многоэтажек. Он кричал, но крик отражался и звучал где-то рядом, словно Стас находился в огромной невидимой бочке.

Вот так и пропадают люди, мелькнуло в мозгу. Жуткая субстанция поглотила тело, а сознание окутала тьма.

 

Сергей 2017-06-03 22:35:58

Помню, что читал роман с большим интересом. Очень достойная вещь!